Крепостные

Это в город октябрь этого года пришел хмурым и серым. Там, где заканчиваются бетонные коробки городской черты, октябрь не изменяет своим привычкам. Дорогу к севастопольской зоне Южного берега Крыма осень украсила золотым и алым, все же оставив в покое благородный зеленый наряд крымской сосны.
Вниз от автотрассы струится дорога — к милому сельскому пейзажу. Так кажется сверху, оттуда, где к базам отдыха в дорогих иномарках стремятся запоздалые туристы. В низине краски блекнут, дома ветшают. Так же, как и их жители. Село Гончарное. Сельский сход.Ну как сход? В будний день к сельскому клубу подтянулись те, кто уже не может работать, но, отдав здоровье тяжелому труду, все еще может ходить и надеяться: а вдруг газета поможет? Ну, хоть выслушает. Навела шороху односельчанка Мария Григорьевна Салюк, написала письмо в редакцию. А что остается делать, когда педагога с пятидесятилетним стажем так сильно обидело государство.

Из письма Марии Григорьевны: "Уважаемая редакция! Пишу второй раз. В первый раз — с благодарностью хорошим простым людям, а сейчас — с возмущением и негодованием. Не подумайте, ради Бога, что в адрес редакции. Мне 73 года. Педагог с 50-летним стажем: учитель, завуч, директор школы N 56 с. Гончарного. Сейчас на заслуженном отдыхе.

Сегодня прочитала передовицу в "Славе Севастополя" и поразилась цинизму госчиновников, которые за деньги так безнаказанно распродают, раздаривают, разбазаривают земли уникального уголка природы… А еще меня поразило до глубины души, что за большие деньги государственный акт на землю можно получить за один день, самое большее — за месяц-два. А у нас односельчане ждут этого акта по три-четыре года. Так, в 2008 году я оформила договор на приватизацию приусадебного участка (0,15 га), заплатила 930 гривен, а мои односельчане и по 1200 грн. Сказали: "Ждите". Так что мне повезло, жду только третий год".

На сходе выяснилось, что и по пять ждут. Как, например, Наталья Васильевна, отработавшая "на табаке" почти пятьдесят лет. Государственный акт на ее приусадебный участок затерялся где-то в кабинетах главного управления земельных ресурсов Севастополя во время переоформления после смерти "деда". У Катерины Павловны Мельниченко "пять лет, как все сдано, все подписано, за госакты платила 700 гривен еще в 2005 году, потом доплатила 230 гривен, только нет госакта, говорят, через четыре месяца будет".

А в сентябре 2009 года воспрянул народ. Тогда, в преддверии президентской гонки, правительство объявило о бесплатной выдаче государственных актов. Потянулись сельчане с документами в госкомзем. А вышло, что "получили госакты пять избранных из села в качестве показухи, в селе на 500 дворов".

Из письма Марии Григорьевны: "Ну, думаю, поеду на улицу Демидова, узнаю, где и как там мои документы. В кабинете, по-моему, 408-м, мне сказали, что документы ваши в кадастре. Иду в кадастр. А мне на мой вопрос очень милая девушка в ответ: — Я вам звонила? — Нет. — "Я вам писала?" "Нет". — "Так не мешайте работать, ждите". — "А сколько еще ждать, долго?" — "Сколько надо будет, столько будете ждать. Такие, как вы, только мешают работать!"

Какой цинизм, какое бездушие, какое неуважение. Я полвека учила детей вежливости, уважению к людям и ответственному отношению к порученному делу. Я пожилой человек и не знаю, дождусь ли, когда меня пригласят эти бездушные чиновники. И таких, как я, у нас полсела. Это боль души".

Болит душа и у Минсары Янмурзеевны Нурдавлетовой. Она со своим мужем, ветераном Великой Отечественной войны, на сходе еще держалась. А дома, перебирая местами потертые документы, расплакалась. От несправедливости, горечи, что на старости лет приходится преклоняться. "Ну, что ты, что ты…" — успокаивает любимую участник боевых действий. Он эту землю пять за пядью отстаивал, а теперь его жена из-за соток плачет. И ведь все есть у четы Нурдавлетовых, на двоих чуть до двухсот лет не дотягивающих: и утвержденная техническая документация на приусадебный участок от 2007 года, и решение поселкового совета от 25 сентября 2009 года на передачу участка в собственность и выдач государственных актов. Госактов нет. Чтобы получить их, нужно в город ездить, ловчить.

Землей теперь ловкие да успешные занимаются. А у труженика села как: огурцы летом не погорели — успех; перекупщику овощей в цене не уступил — ловко дельце "обтяпал". Где уж тут за оборотом документов уследить.

Чем и пользуются нечистые на руку чиновники. Богата Байдарская долина вкупе с ее окрестностями на различного рода дельцов и аферистов, кидающих "село необразованное". Так и в селе Широком прямо на участки, выделенные сельчанам, "сел" кооператив со столичной регистрацией. Так что не зря в Гончарном волнуются, что "придет на их приусадебные участки дядя" — с исчезновением госактов на выделенные паи там тоже уже столкнулись. Вот и ждут люди барской милости, ведь без госакта участки ни продать, ни завещать нельзя.

"Сельсовет ни одного решения по передаче земли в собственность не задержал! — поясняет клубному сходу орлиновский сельский голова Валерий Сендерович. — Дальше работа не наша, а управления земельных ресурсов, да и вы как-то должны пошевелиться. Кто не может сам отвезти документы — поможем, несите копии. Но нас, как и вас, там не сильно слушают. Им даже госадминистрация не указ! Они центрального подчинения, руководитель из Киева назначается".

В Киев по этому поводу Севастополь уже позвонил. На прошлой неделе коллегия Севастопольской городской государственной администрации приняла решение о снятии с должности начальника городского управления государственного комитета по земельным ресурсам Валентина Толстоухова.

"Я принял принципиальное решение, несмотря ни на каких вышестоящих родителей. Сам я, к сожалению, не могу подписать приказ, но вчера созванивался с начальником Госкомзема Украины и проинформировал его о том, что мы будем настаивать и добиваться снятия этого руководителя. Он делает свою работу не прозрачной, а темной и прикрывает решения предыдущего состава госадминистрации", — сказал глава СГГА Валерий Саратов во время рабочей поездки в село Широкое. Именно там пострадали жители от действий предыдущей власти: при их пособничестве жилищно-строительный кооператив "Уркуста" по подложным документам изъял 1450 гектаров земли сельхозназначения.

Но новый начальник Севастопольского госкомзема в случае выигрышной для Валерия Саратова шахматной партии, еще не все. Только на землях Орлиновского сельского совета проживает около шести тысяч трехсот севастопольцев. Большинство из них — пожилые, не ориентирующиеся в документальных реалиях землеустроительной работы труженики земли. И даже "отсутствие в наличии такого количества бланков государственных актов" не повод для их унижения.

Из письма Марии Григорьевны: "Я вышла из кабинета со слезами, и мне было не так обидно, что я не получила госакт, как было больно за то, как они разговаривали со мной; хотя бы поговорили по-человечески".

Другие статьи этого номера