"Осень патриарха"

Дождливая осень… Золотое время для поэтов и философов. Для прочих — депрессия, уныние, хандра, сплин, мигрень. Современный ритм жизни высасывает из каждого силы и волю, а затем безжалостно сталкивает в омут кажущегося беспросвета, из которого, к сожалению, не все выбираются. Вообще-то на встречу с сегодняшним героем я ехал, чтобы поговорить о плюсах и минусах стремительного сближения Украины и России, Севастополя и Москвы, ан нет, говорили совсем о другом. Несколько рецептов о том, как бороться с депрессией, — из первых уст знатока в самой антидепрессивной рубрике "Профили".Денису Сергеевичу шестьдесят восемь, но выглядит на пятьдесят! Нет, дело не в особой диете, вредных привычках или обливании холодной водой по утрам — просто этот странный пенсионер научился жить без депрессий и нашел для них противоядие. Думаю, самое время поделиться им с читателями.

Напомню, что я планировал материал об изученной Денисом Сергеевичем, отставным офицером контрразведки, многовековой цикличности в отношениях соседних стран (не только наших). Он встретил меня в дверях своего уютного двухэтажного дома на Феоленте, пристально посмотрел в глаза и с издевкой спросил:

— Ты чего такой мрачный?

— Сам не знаю. То ли осень, то ли погода, то ли… Словом, чувствую, как подкрадывается мой персональный депресняк.

— О, это серьезно! Сейчас на кого ни посмотришь, у всех угрюмые физиономии и глаза загнанного бурундука. А оно тебе надо?

— Как будто меня кто-то спрашивает?.. Вроде ничего криминального не произошло, но как-то серо: и снаружи, и внутри.

— Вот такие люди отравляют жизнь и себе, и окружающим! Вас надо изолировать от общества в такие периоды.

— Я и сам себя изолирую от общества, точнее, общество от себя: запрусь в своей камере, отключу телефоны и…

— И?..

— Слушаю или читаю что-то депрессивное. Подобное подобным лечат!

— Ага, а потом после такого "самолечения" резко возрастает количество самоубийств. Не тем лекарством пользуешься.

— Вы намекаете на "огненную воду"? Так после нее еще хуже становится.

— Правильно, водка еще никого не излечила от хандры: утром количество проблем не уменьшается, даже увеличивается за счет самочувствия после обильного возлияния — на себе проверял неоднократно. Вышел на пенсию и сразу почувствовал себя ненужным в этой жизни. Потом овдовел, что, согласись, оптимизма не добавляет. Потом продал квартиру в центре и переехал в этот дом. Так и живу один, но при этом научился не поддаваться депрессиям. Единственное лекарство от них — ежедневный стресс. Я ведь изучал этот вопрос, анализировал статистику. Так вот, ни на одной из войн ни один врач не упомянул о проявлениях депрессивного состояния у бойцов! В условиях, когда человек подвергается ежеминутному стрессу и опасности быть раненым или убитым, нет времени для плохого настроения — все пытаются радоваться жизни, искать только позитивное в любой ситуации. Кстати, в сталинских лагерях тоже не было этого явления. Так что единственное противоядие в такие периоды — стресс. Чем он сильнее, тем меньше шансов у депреса. Точнее, их вообще нет!

— Вы предлагаете мне раз-два в месяц ездить добровольцем куда-нибудь в Пакистан?! Или совершить ограбление банка? К тому же я — невезучий: в момент очередной хандры на планете либо наступит глобальное перемирие, либо очередной кризис без меня ограбит банки.

— Тогда… разведись с женой! Вот так, без раздумий и всякого повода.

— Уже.

— Да? Тогда женись! Снова не раздумывая.

— Послушайте, Денис Сергеевич, вы, пожалуйста, не путайте стресс с мазохизмом! Из депреса еще можно выкарабкаться без последствий, а вот из…

— Ничего подобного! Как бы это парадоксально ни звучало, но жизнь с женщиной для мужчины — постоянный стресс. Между прочим, по статистике, женатые мужчины живут дольше и менее склонны к хандре.

— "Они жили долго и несчастливо"?.. Нет уж, я лучше с вашего обрыва на "тарзанке" спрыгну. Поможет?

— Любой стресс моментально поможет. Не обязательно выбирать экстрим, можно что-то из бытовухи.

— Ну да, "подрезать" на мопеде карьерный самосвал или попросить закурить у Валуева!

— Да что угодно: не заплатить на выходе из маршрутки, спросить у сотрудницы, не болеет ли она, раскинуть партейку преферанса по-крупному, взять ссуду в банке под квартиру… Вариантов — масса. Да и самый простой вариант стресса — заняться сексом — никто, как я понимаю, не отменял. Хоть и ненадолго, но хандры как ни бывало. Ведь депрессия — это имитация старения и умирания, а секс — имитация продолжения жизни и ее торжества над смертью!

— Мне кажется, вы немного отстали от "торжествующей" жизни. Во-первых, по моим наблюдениям, женщины депрессуют чаще и глубже мужчин. А, во-вторых, лично я плохо представляю себе современную женщину, которая охотно откликнется на мое предложение вместе сымитировать "торжество жизни" во имя избавления от взаимной депрессии. Лучшее лекарство для них — шоппинг, а для этого, как вы понимаете, нужны денежные знаки, так что этот способ — не самый доступный.

— Вот смотрю на тебя и думаю: это я должен находиться в твоем состоянии. Ведь это я пребываю в том возрасте, который называют "осень патриарха". Это мне должно казаться, что в мире все меньше вещей и явлений, которые смогли бы меня радовать, удивлять и отвлекать от грустных мыслей… Люди-то и умирают по большей части не от болезней или старости, а от того, что перестают радоваться жизни — отсюда и болезни.

— Хорошо, тогда какой вид стресса предпочитаете вы?

— Да все сразу! Нарушаю всевозможные правила, провоцирую небольшие скандальчики в транспорте и на улицах, хамлю участковому, недавно вот прыгал с парашютом… На концерты хожу, в театры, по вечерам читаю у камина или играю на аккордеоне — список большой.

— Что-то вы не упомянули "имитацию торжества жизни"!

— А, и с этим все в порядке, но для меня он не является самым действенным. Вернее, действует рецепт Пушкина: "…Коль мысли черные к тебе придут, откупори шампанского бутылку иль перечти "Женитьбу Фигаро"! Откроешь хорошую книгу, хлебнешь коньячку и разговариваешь с умным человеком. Думаю, что причина всех этих апатичных состояний именно в том, что современные люди разучились выговариваться друг другу. Разговаривать они еще умеют, но разговоры по душам с человеком, который тебя понимает, нынче — большая редкость, согласен?

— Отчасти да. Просто на современного человека сливается такой чудовищный объем негативной информации, что он не справляется, этот пресс его раздавливает — откуда тут взяться оптимизму? Теперь я понимаю русских офицеров, которые от скуки и серости армейских будней садились за стол и играли в "гусарскую рулетку". Тоже своего рода лекарство от хандры!

— Так это и есть самый сильный стресс: наблюдать в реальном времени, как погибает человек! И после увиденного, поверь, захочется жить, а не хандрить.

— Вы предлагаете всем, у кого возникают сезонные депрессивные состояния, собираться в Общество ценителей суицида?

— Зачем предлагать, они и так все уже там состоят! Вопрос во времени. Рано или поздно любой любитель депреснуть либо покончит с собой, либо заболеет чем-то тяжелым. Так что депрессивные состояния — куда более страшный недуг, чем многие думают! Это поломка программы, ведь каждый из нас запрограммирован с рождения на долгую интересную жизнь без страданий, а мы, поддаваясь унынию, разрушаем ее и существенно сокращаем свой путь. Подумай об этом, когда в следующий раз позволишь себе впасть в уныние!

— Но ведь унынию предаются не только зрелые люди, но и современные тинэйджеры. Те же самые ЭМО — ощущение, что они из депресняков не вылезают. Им-то что делать?

— Молодым тяжелее всего: проблемы те же, что и у взрослых, но отчетливой цели в жизни еще нет. Вот они и сбиваются в стайки таких же мрачняков: в компании им легче переносить общие невзгоды, чем поодиночке под одной крышей с родителями, которые не могут или не хотят тебя выслушать и дать выговориться начистоту. Им действительно не позавидуешь. А в общем, проблема будет только нарастать и углубляться.

Темп жизни для общества в целом уже никогда не замедлится (его для себя могут "притормозить" только отдельные индивиды), объемы получаемой ненужной и негативной информации будут нарастать подобно снежному кому, и не исключено, что совсем скоро болезнью века, точнее болезнью на века, для современного человека станет именно госпожа депрессия. А противостоять ей, повторюсь, сможет только стресс. В том числе и социальный: перевороты, революции, путчи, локальные конфликты и войны. Да, с твоим настроением об отношениях соседних стран и народов мы, видимо, сегодня уже не поговорим, а жаль. У меня такие интересные выводы получились…

— Думаю, читателям и эти ваши выводы будут полезны… Все, я пошел.

— И начни лечиться прямо сейчас, иначе…

И я начал! По дороге к остановке я наорал на лающую собаку — она замолчала и спряталась в будке. В автобусе я категорически отказался платить за проезд, предложив кондукторше поговорить с моим адвокатом. Маленькой девочке, которую мать вела за руку, я показал язык. Участковый, к счастью, по дороге не попался. Ввалившись домой, я обзвонил всех своих друзей и в грубой циничной форме послал их! Немного полегчало…

Захотел позвонить в МЧС и сообщить о надвигающемся цунами, но… передумал и засел за статью, наплевав на холод в квартире и мерзкий дождь за окном. Выпил коньяку, вышел на балкон под холодный дождь и показал средний палец всему миру и почти излечившийся лег спать. На "имитацию продолжения жизни и ее торжества над смертью" сил уже не хватило! А утром меня разбудил луч солнца с безоблачного неба, и я подумал: "Какое счастье жить! В Севастополе, разумеется". А о цикличности отношений соседних стран мы непременно поговорим! Когда все мы выйдем из сезонной депрессии, используя один из рецептов обыкновенного севастопольского пенсионера.

Другие статьи этого номера