Насилие над стариками

Мы часто пишем о насилии в семье, об издевательствах над женщинами и над детьми. Общество пытается на эту проблему адекватно реагировать. Создаются общественные организации по защите прав и достоинства. Открываются центры, где жертвы насилия могут получить квалифицированную юридическую, финансовую помощь. Это все очень важно. Но есть среди нас люди, которые тоже подвергаются домашнему насилию, нуждаются в защите, но от жалоб которых многие зачастую отмахиваются. Речь идет о стариках.

О ДОМАШНИХ ТИРАНАХ

Это письмо в редакцию, как и другие, ему подобные, было поначалу отложено в сторону. Старческий почерк, прыгающие буквы. Не все написанное хорошо читается. Не все события между собой логически связаны. И даже номер телефона, чтобы перезвонить, не разобрать. В конце письма приписки соседей, свидетельствующих, мол, знаем таких-то давно, это очень хорошие, порядочные люди. Вот содержание письма:

"…Дочь вышла замуж третий раз. Стала чужой нам. Я говорю жене: "Может, образумится?" Родился ребенок. Моя жена помогала растить внучку. Но отношения с дочерью становились все хуже. Дочь с ее мужем притесняют нас, говорят, что отправят в дом престарелых. За что? Мы всю жизнь работали. Построили дом, который, кстати, уже отписали дочери. Платили за свет, за газ, за воду.

На нервной почве моя жена заболела, ее разбил инсульт. По квартире еле ходит. А дочь постоянно хамит нам и внучку научила. Жена начинает готовить еду, а дочь может подойти и в сковородку плюнуть. Не раз применяла к нам физическую силу. Она сама такая здоровая, что еще не родился тот, кто ее побьет. Дочери мешают наши вещи, старая мебель, все это выбрасывается и валяется во дворе. А между тем, если ей нужны деньги, она к нам идет. Занимает какую-то сумму (попробуй только не дать!), а потом не возвращает.

Мы с женой обращались в милицию, просили заступиться за нас. Да только правоохранители неохотно берутся решать такие проблемы, мол, это все дела семейные, ваша частная жизнь…"

Больно и страшно читать такие откровения. Это те самые невидимые миру слезы, сквозь которые окружающий мир кажется враждебным, чужим, несправедливым. Кто-нибудь скажет, возможно, старики такое отношение к себе заслужили. Возможно, сами в молодости делали что-то не так. А если нет? Разве дети всегда бывают благодарны своим родителям? Ведь многие только путем личных страданий, выпавших на их судьбу, способны в конечном итоге научиться понимать, где добро, а где зло.

Иногда для этого требуются годы. Да что годы — десятилетия. Тема "блудного сына", промотавшего отцовское наследство, хлебнувшего нищеты и горя, актуальна во все времена. И когда он, присмиревший, униженный, обращается с мольбой о прощении, родительское сердце не выдерживает… Хорошо, если будет не поздно, если будет кому прощать.

Жестокие сыновья и дочери, как правило, не замечают, что за всеми их действиями по отношению к пожилым родителям внимательно наблюдают их собственные дети. А значит, история может повториться. И в роли жертв уже окажутся они сами.

ДОЛЖНО БЫТЬ СУРОВОЕ НАКАЗАНИЕ

Пожилые люди, третируемые ближайшими родственниками, живут среди нас почти в каждом доме, почти в каждом дворе. Особенно тяжко приходится одиноким пожилым женщинам, живущим под одной крышей с сыном-алкоголиком или дочерью-блудницей. Среди них много таких, кто принципиально не хочет работать. И тогда единственным источником дохода становятся пенсия родителя, родительский кошелек. В моем доме за стенкой жила фронтовичка. 9 Мая она надевала пиджак, на котором от орденов и медалей на груди не оставалось свободного места. Школьники с восторгом дарили ей цветы, не подозревая, что едва ли не каждый вечер над этой статной, суровой женщиной издевается ее 50-летний сын. Пока были силы, она молчала. Но с возрастом стало невмоготу. Не раз мы стучались в ее двери, пытаясь остановить насилие распоясавшегося алкоголика. Но он, чувствуя свою безнаказанность, спустя какое-то время начинал снова.

Сегодня много говорят о свободе личности. Но мало кто берет на себя ответственность определить, где заканчиваются ее границы. Границы свободы одного человека заканчиваются там, где начинается притеснение другого, и кровные, семейные узы здесь не в счет. Насилие как преступление степени родства не имеет, следовательно, наказание должно быть самым суровым.

МИР ДАВНО ПРИЗНАЛ ЭТУ ПРОБЛЕМУ

Домашнее насилие (или насилие в геронтологических, специальных медицинских заведениях) над пожилыми людьми — актуальная тема во всем мире. Чтобы привлечь внимание общественности, в Израиле, например, есть День против насилия над стариками. По данным Министерства социального обеспечения Израиля, в течение года регистрируется более двух тысяч случаев прямого насилия над пожилыми людьми. "Злоупотребления в отношении пожилых людей — широко распространенное, не предаваемое гласности явление", — отмечалось в одном из последних докладов Генерального секретаря ООН. Речь идет не только о нападении на стариков на улицах или в квартирах с целью ограбления, но и об использовании их счетов, пенсий, накоплений, имущества бессердечными родственниками.

Что же, с точки зрения мирового сообщества, является насилием над стариками? Насилие (помимо прямого, физического) — это и когда лишают пожилого человека своего уголка в квартире, подсчитывают съеденное или потраченное на него, ограничивают разговоры по телефону или встречи со сверстниками-друзьями. Насилие — это кормление стариков некачественной пищей, невовремя данное лекарство. Это запущенность старика, когда никто не меняет ему одежду, постельное белье и не помогает переодеваться, не контролирует чистоту в его комнате. Эмоциональное насилие — насмешки, оскорбления, словесное унижение, угрозы, изоляция от других членов семьи или от общения с людьми. И чем сильнее немощь человека, тем больше его ранят пренебрежение и плохое отношение тех, кто должен ухаживать. Обычно над стариками издеваются ближайшие родственники, в частности супруги или взрослые дети.

Старики становятся объектами вымогательства, вымещения накопившейся негативной энергии, отрицательных эмоций, предметов зависти у молодых бездельников, мишенью для побоев.

Стоит ли говорить, что насилие наносит психологический удар по старикам, сокращает продолжительность жизни, ломает волю, лишает самостоятельности, делает беззащитными и не нужными обществу.

Пожилые люди не всегда в силах обратиться за помощью, боятся мести родственников, не верят в силу закона. В лучшем случае жалуются соседям или звонят по "телефону доверия". По уровню самозащиты старики — это те же дети.

Сегодня у государства нет эффективной системы помощи пожилым людям, которые подвергаются домашнему насилию. Даже если в отношении домашнего тирана возбуждено уголовное дело, жертве часто приходится после суда жить в одном доме с ним. Тем не менее необходимо признать эту проблему, чтобы сделать первые шаги на пути к решению. Этими действиями, возможно, могло бы стать создание общественных организаций, способных всесторонне реагировать на тревожные сигналы, оказывать своевременную психологическую, юридическую, медицинскую помощь. Но самое главное, чтобы пожилой человек знал: он не один.

Другие статьи этого номера