По ту сторону от жизни

Человек, о котором пойдет речь в нашей сегодняшней истории, недавно вернулся из тех мест, от которых принято не зарекаться. В тюрьму он угодил за драку, в которой неумышленно причинил смерть человеку, за что и поплатился собственной свободой сроком на два года.
Парня зовут Александр, ему 25 лет. Сегодня он расскажет нашим читателям о жизни "по ту сторону решетки". — Александр, как ты оказался в тюрьме?

— Честно говоря, по собственной глупости. Возвращался в подпитии домой. Когда проходил мимо подворотни, на меня напал мужик. Он хотел отобрать мобильный телефон. Завязалась драка. Грабитель схватил камень и огрел меня им по голове. Я упал на землю.

Когда очнулся, увидел, что этот мужик обшаривает мои карманы. Рядом со мной лежала палка. Я схватил ее и два раза ударил обидчика по голове. Он упал и больше не поднялся. Поняв, что мужчина мертв, я вызвал милицию. Дальше все как обычно — суд и тюрьма.

— Когда тебя отвели в камеру, какие были ощущения?

— Тюрьма — это ужасное заведение. Камеры маленькие, переполненные. В одной из них нас было шесть человек, а коек всего пять. Пришлось поначалу искать место на полу. Первую неделю голова была как в тумане. Тюремные стены "давили на грудь". Я коротал дни в сильнейшей депрессии. Когда смотришь на окружающих тебя уголовников, становится не по себе.

— Как складывались отношения с сокамерниками?

— Честно сказать, очень тяжело. Как только меня привели в камеру, они начали проверять меня на прочность. Подкалывали всячески, кидали в мой адрес обидные словечки. Были моменты, когда дело чуть не доходило до драки.

Я никогда не молчал, когда оскорбляют. Возможно, это и помогло мне самоутвердиться в новой компании.

Когда первый раз попадаешь в тюрьму, чувствуешь себя кроликом среди удавов. Каждый пытается тебя "сожрать", подчинить, втоптать в грязь.

Вот и мои сокамерники делали то же самое. Они постоянно шептались. Вслух общались только на отвлеченные темы. Как я понял позже, им нужно было убедиться, что я не "подсадная утка".

Прошло около месяца, прежде чем мне начали доверять. Тогда передо мной и открылась завеса тюремных тайн.

Оказалось, что в камере есть мобильный телефон. В тюрьме без особых проблем можно было достать спиртное и продукты питания.

Кстати, мне повезло. Сокамерникам часто привозили передачи, что позволяло нам отказываться от тюремной баланды. Жили исключительно за счет передач от родных и друзей на воле. Мне тоже регулярно мать передавала продукты.

— Вы питались сухими пайками?

— Нет-нет. Мы регулярно варили супы. Для этого использовали кипятильники. Благо они не были под запретом. Суп из колбасы все же лучше, чем каша с жуками. Единственное, мы не отказывались от хлеба.

— А каким образом удалось достать телефон, ведь он запрещен в тюрьме?

— Поверьте, в тюрьме можно достать все. Главное, найти подход к нужным людям. За отдельную плату они пронесут вам что угодно. У нас в одной из камер при обыске нашли чуть ли не винный погреб.

Нашу камеру тоже регулярно проверяли. Находили телефоны и другие запрещенные предметы. Но мы доставали их вновь и вновь.

Когда сидишь взаперти, связь с внешним миром — как глоток свежего воздуха. Она не дает тебе окончательно раскиснуть. В тюремных застенках все переосмысливаешь. Меняется отношение к родным. Особенно начинаешь ценить маму. Представьте себе, как приятно услышать ее голос, сидя в камере.

— А как ты коротал свои дни?

— Там каждый спасается чем может. Я лично читал книги, из- за чего немного посадил зрение. В камере очень плохое освещение. Даже днем через зарешеченное окно поступает мало света.

Мои сокамерники целыми днями играли в карты и смотрели телевизор. Его передали близкие одного из арестантов в качестве помощи тюрьме.

По вечерам, когда читать невозможно, телевизор очень выручал. Смотрели все, от музыкальных каналов и фильмов до примитивного "Дома-2".

Если в тюрьме ничего не делать, можно сойти с ума.

Со мной сидел мужичок, который мастерски из подручных средств изготовлял четки. Он лепил их из хлеба и расплавленных пластиковых бутылок. Вся тюрьма заказы делала.

Я было тоже попытался, но не вышло. Все шарики получались разного размера и кривые. Видимо, руки растут не из того места.

Каждый день нас выводили на прогулку во двор подышать свежим воздухом. Это место выглядит как большая тюремная камера. Сверху — железная решетка. Только и того, что бетонной крыши нет. Условия ужасные. Хотя в большинстве своем обитатели тюрьмы лучшего не заслуживают.

На праздники у нас всегда был алкоголь собственного изготовления. Мы делали вино из фруктов. Гадость редкая, но настроение поднимает.

А на Новый год тюремный стол накрывали как положено. Доставали водку и коньяк и "отрывались" по полной.

— Говорят, в тюрьме строгая иерархия между заключенными.

— Честно говоря, я на себе особо ее не ощутил. Есть там так называемые блатные — они вроде бы пользуются авторитетом. У меня в камере таковых не было.

Самые ужасные арестанты — это малолетки. Я с ними сталкивался на этапе. Одним словом, беспредельщики.

У этих пацанов нет понятия уважения к старшим. Они могут наговорить в лицо таких гадостей, что хочется голову открутить. Однако приходилось терпеть, поскольку трогать малолетку, по тюремным понятиям, "западло". Они это знают, а посему и ведут себя соответственно.

Становится страшно при мысли, что эти подонки когда-нибудь выйдут на свободу. Это пропащие люди, которые вновь и вновь будут творить зло. Я бы большинство из них, будь на то моя воля, не выпускал бы из тюрьмы вообще.

— По твоему мнению, тюрьма исправляет людей?

— Она исправляет только тех, кого можно назвать людьми. Ни один нормальный человек, побывав за решеткой, никогда не захочет вернуться туда вновь. Но есть такие индивидуумы, для которых тюрьма — дом родной. Их отпускают, а они идут снова убивать и грабить, лишь бы вернуться назад.

Благо, что эти отморозки отбывают длительные сроки в лагерях. В тюрьме таких очень мало. Здесь же в основном сидят в ожидании судебного приговора.

Один из моих сокамерников имел уже пять ходок за плечами. У него на свободе нет ничего. Он жил мелкими кражами, за что регулярно попадал за решетку.

У этого человека нет ни дома, ни семьи, ни работы нормальной. Ему в четырех стенах на гособеспечении гораздо комфортней.

— После освобождения твоя жизнь изменилась?

— На 100 процентов. Я решил полностью пересмотреть свое отношение к жизни. Бросил пить и курить. Кстати, сигареты в тюрьме были на вес золота. За них можно было выменять все что угодно.

Я принял решение получить второе высшее образование.

Недавно познакомился с девушкой. Бывшая не дождалась меня из тюрьмы. Устраиваю жизнь.

Были большие проблемы с поиском работы. Когда работодатели узнавали, что я судим, то давали от ворот поворот. Тем не менее я, наконец, устроился на фирму и чувствую себя неплохо.

— Тюрьму часто вспоминаешь?

— Честно говоря, стараюсь стереть из памяти все воспоминания о ней. Тем не менее они все равно всплывают.

Мои бывшие сокамерники до сих пор остаются в заключении. Я время от времени вожу им передачи.

Надеюсь, что больше никогда не вернусь в тюрьму. По крайней мере, сделаю все возможное, чтобы это не повторилось.

— Спасибо за беседу

Другие статьи этого номера