Школа жизни

Говоря об успешном человеке, мы часто употребляем выражения "опытный человек", "грамотный руководитель". А откуда берется этот опыт? Где она, та школа жизни, которая закаляет характер и учит нас мудрости?
О своей школе жизни, о неоценимом опыте службы на флоте рассказывает директор предприятия "Евгений плюс", кандидат в депутаты в Севастопольский городской совет по округу N 14 Валерий ЗАХУЦКИЙ. — Валерий Витальевич, скажите, сегодня, когда молодые люди не служат вообще либо всего один год, как вы оцениваете ваш опыт военной службы, тем более, что служили вы 3 года?

— Для меня служба в морфлоте стала тем жизненным экзаменом, сдав который, я почувствовал себя настоящим мужчиной. Можно сказать, даже настоящим мужиком.

Ни в коем случае не хочу обидеть тех, кто не служил, среди них тоже подавляющее большинство сильных людей. Я говорю о себе. Не могу сказать, что известие о том, что мне придется прервать учебу в институте и направиться исполнять свой гражданский долг и почетную обязанность, меня сразу очень обрадовало. Тогда студенты были освобождены от военной службы, но начались активные боевые действия в Афганистане и объявили всеобщий призыв…

Кстати, когда я демобилизовался, студенты опять получили "бронь". Так что это судьба или, как я себе всегда говорю — Божий промысел.

Меня призвали в морфлот и направили в Кронштадт. Перед службой я окончил 1-й курс радиотехнического факультета и это учли при распределении по учебным отрядам. Я попал в школу оружия, где стал специалистом предстартовой подготовки и стартовой автоматики пуска ракет.

Знание и образование пригодились и на флоте. А затем была служба на кораблях, боевые дежурства, в том числе и в Североморске.

— Валерий Витальевич, одним из аспектов жизни армии и флота в то время были жесткие неуставные отношения, или "дедовщина". Как с этим справлялись вы?

— Сколько себя помню, я всегда был независимым ребенком, потом — юношей, поэтому для меня вопрос подчинения всегда был острым, а уж подчинения насилию и грубости — и подавно.

Но опять вмешался Божий промысел. Так как был специальный студенческий призыв, то в таком положении оказался не я один.

Трудности мобилизуют и сближают сильных людей. Мы, молодые матросы, или, как нас тогда называли старослужащие, — "караси", быстро поняли, что злу и насилию надо противостоять сообща. Одного сомнут сразу и беспощадно. Поначалу было страшно выступить против системы. Было все: угрозы, бессонные ночи, наряды, ночные пробежки, отжимания, чистка картошки. Но никто из нас (21 матрос из 320 человек экипажа) не стирал никому из старослужащих робу и не носил по ночам еду.

Мы были рослыми и сильными, все занимались спортом. Я был кандидатом в мастера спорта по легкой атлетике и занимался боксом. Объединившись и поддерживая друг друга, мы постепенно заставили себя уважать и считаться с нами. А отстояв свои позиции, начали помогать и защищать других, ломать ситуацию в целом. Ребята, увидев, что можно бороться за свои права и достоинство, быстро нас поддержали. Так что опыт службы, опыт флота — однозначно был первым серьезным опытом борьбы за свои права, борьбы с устоявшейся системой.

Сразу скажу, что мы, защитив себя и повзрослев, став сами старослужащими, не позволяли себе хамства и не унижали молодых. Нас уважали и без этого. Если есть за что, будут уважать и без насилия. Не все было гладко, но что-то мы изменили.

Я с гордостью вспоминаю, как мы говорили друг другу: "Нас не сломать! Мы из Кронштадта. Нас мало, но мы — в тельняшках".

Так что ленточку в зубы и вперед! Не зря во время войны фашисты так боялись советских моряков, называя их "черная смерть"! За героизм и отвагу. До сих пор храню бушлат, тельняшку и бескозырку с той самой ленточкой.

— А чем еще запомнились вам годы службы?

— Прежде всего высоким уважением к человеку в погонах. Чистотой приморских городов. У нас, военнослужащих срочной службы, было право бесплатного входа во все музеи Ленинграда и без очереди!

Мы с друзьями только в Эрмитаже и Петергофе были больше 20 раз!

А еще в части была отличная библиотека, не говоря уже о библиотеке Морского собрания Кронштадта. Были бесплатные шефские концерты. Например, тогда только "учились быть звездами" ребята из бит-квартета "Секрет", и я запросто общался в гримерке с Максимом Леонидовым, тогда очень молодым человеком с тонюсеньким галстуком.

Были занятия спортом, в частности гребля на ялах. Очень увлекательно и очень трудно. После тренировок кровавые мозоли были не только на руках, но даже и на "пятой точке". Скучать было некогда, но домой, конечно, хотелось.

— Где вы получили опыт общественной работы? На флоте?

— Нет, общественную активность я проявил еще в школе: возглавлял пионерскую дружину школы, а затем стал секретарем комсомольской организации школы. Даже был участником Всесоюзного слета секретарей комсомольских организаций СССР в Москве.

А на службе я получил свой первый большой опыт руководства коллективом, став командиром взвода.

И еще во время службы началась всем памятная перестройка. И я, вдохновившись вместе со всей страной этим процессом, возглавляемым партией, даже успел вступить в ряды КПСС. Так что в институт я вернулся уже членом КПСС. Помню, как удивлялись преподаватели, когда видели на партийных собраниях своего 21-летнего студента.

Уже тогда я понял, что использовать общественную трибуну для защиты своих и чужих интересов можно и нужно. Можно было отмахнуться от одного студента на лекции, но не выслушать мнение однопартийца на собрании не могли.

Кстати, в связи с перестройкой изменилась и моя судьба. Оживилась и изменилась экономическая жизнь в СССР, появились первые кооперативы. Еще на службе я принял решение заниматься экономикой и производством. Демобилизовавшись, я, ничего не сказав родителям, сдал 8 экзаменов и перевелся на экономический факультет. Вот так служба и флот изменили мою судьбу. Чему я теперь очень рад.

Напоследок хочу выразить уважение многим своим командирам, которых я после службы встретил в Севастополе, и всем морским офицерам, старшинам и матросам за их тяжелый труд, честь и самоотверженность. Особенно — ветеранам и участникам войны. Я знаю, как выглядит корабль после боевых стрельб, поэтому могу себе представить, что происходит, когда стреляют еще и в тебя…

Мира всем нам и стабильности.

Счастья вам и здоровья.

Другие статьи этого номера