Сильная Украина — это реформы. Сильное государство — это мы!

Как и ожидалось, появление лидера "Сильной Украины", вице-премьера по экономическим вопросам Сергея Тигипко в Крыму стало событием: даже двухдневного пребывания на территории автономии политику хватило, чтобы как следует "встряхнуть умы" и расшевелить общественное мнение крымчан. Что неудивительно — лидер партии реформаторов "Сильная Украина", впервые участвующей в местных выборах, успел зарекомендовать себя как решительный и принципиальный политик, представляющий новый подход к управлению страной. В Севастополе Сергей Леонидович возложил цветы к Мемориалу защитников Севастополя, встретился с избирателями, принял участие в открытии "Школы бокса братьев Сидоренко", а также пообщался с журналистами. В ходе интервью с одним из самых харизматичных украинских политиков мы решили выяснить, в чём же сильные стороны "Сильной Украины" и чего ожидать от партии, возглавляемой главным реформатором страны.

СИЛА ИНВЕСТИЦИЙ

— Сергей Леонидович, вы хотите построить новую, сильную страну. Однако последние годы сделали Украину крайне разобщённой. Решение каких вопросов способно объединить все без исключения регионы?

— Я уверен, что создание экономически сильной страны станет отличным объединяющим фактором. Сильная экономика — это создание достойных условий для стариков и детей. Это увеличение пенсий и заработной платы. Наконец, это солидарность по отношению к тем, кто не может себе помочь.

— Ваша политическая команда в определённой степени остаётся "терра инкогнита": депутаты "Сильной Украины" ещё не занимали кресел в местных советах и мэриях. Чего ждать от вашей силы?

— Я хочу задать совершенно новый стандарт работы местной власти. Что бы мы ни делали в центре, без благоприятного микроклимата на местах ждать изменений к лучшему не придётся. Поэтому перед нами стоят два чётких приоритета. Первый и самый актуальный — привлечение инвесторов. Только так мы сможем сохранить действующие предприятия и создать новые рабочие места, а значит, поднять экономику и улучшить жизнь каждого города, каждой семьи. Без новых налоговых поступлений мы обречены вечно делить скудный местный бюджет. Вы скажете, что создание инвестиционного климата не входит в круг обязанностей градоначальников. Однако практика говорит об обратном: по всему миру местные администраторы — в первую очередь, некоммунальщики, занимающиеся ремонтом кровель и дорог. Основная задача мэра — поиск инвестиций. Что для этого нужно? Прежде всего грамотное администрирование. У каждого руководителя города должно быть подготовлено предложение для инвесторов. Подготовлена промышленная площадка, снабжённая всеми коммуникациями, где остаётся только начать строительство. А что происходит на самом деле? Даже если такое место и есть, инвестору придётся полтора года бегать, собирая справки и раздавая взятки. Наш второй приоритет обусловлен первым: хотя инвесторы приносят региону и стране немалую прибыль, развитие инфраструктуры находится не в их компетенции. Какую воду мы пьём, как работает коммунальный транспорт, какое тепло и по какой цене мы получаем, качество образования и здравоохранения — всеми вопросами, связанными с улучшением уровня жизни, в "Сильной Украине" занимается команда профессионалов. И это не голословный популизм. Мы создали специальные экспертные комиссии под руководством экспертов в каждой из перечисленных областей и уже готовы предложить свои наработки и практические шаги по решению проблем.

— Каких, например?

— Я только что приехал из Днепропетровска, где мы встречались с экспертной комиссией по вопросам образования. Вместе с нашими экспертами опытные преподаватели и учителя вырабатывали стратегию внедрения изменений в высшее и среднее образование для Днепропетровской области. Чуть раньше прошла встреча по проблемам здравоохранения с главными врачами поликлиник и больниц. Поверьте мне, когда посидишь вместе со специалистами и поработаешь, поймёшь, что далеко не всё зависит от Киева и не все проблемы можно списать на столицу. Не дело перекладывать вину на чужие плечи. Мы сотрудничаем с прагматичными людьми, которые привыкли внедрять теорию на практике.

— Но, согласитесь, когда дело доходит до практики, многие замечательные теории терпят крах.

— Это происходит из-за недостаточного знания опыта мировых реформ. А он показывает, что нередко отдельный регион в стране живёт по своим законам, совершенно отличающимся от общегосударственных. Возьмём Калужскую область в России. Область получила 6 млрд долларов прямых инвестиций. Огромные деньги! За счёт чего? В области нет ни газа, ни нефти, ни леса, ни полезных ископаемых. Зато есть новая толковая молодая команда, которая сказала: "Никаких взяток, никакой коррупции, только дело". А губернатор области всем инвесторам раздаёт свой телефон со словами: "Любая проблема с коррупцией или задержкой решения — звонок мне". Любые коррумпированные администраторы и бюрократы моментально вылетают с госслужбы. Миллиарды, триллионы долларов хотят прийти в Севастополь, в Украину. Говорю об этом со знанием дела, так как недавно докладывал о первых реформах на встрече с мировыми инвесторами в Москве. Однако в страну, славящуюся коррупцией и взятками, вкладывать деньги никто не захочет.

СИЛА РЕФОРМ

— Сергей Леонидович, "Сильная Украина" называет себя партией реформаторов. Насколько комфортно существовать вашей силе в исконно консервативной стране?

— Я прекрасно понимаю, что нужно стране. Если мы хотим жить лучше, мы не должны бояться реформ. Почему поляки, чехи и венгры живут лучше, чем мы? Почему их заработная плата в 4 раза выше при одинаковых ценах на продукты питания и незначительно более высоких тарифах на коммунальные услуги? Ответ прост: они решились провести реформы. У нас же любое желание что-либо изменить вызывает массу вопросов и натыкается на целый ряд барьеров. Я не боюсь нести ответственность за реформы, потому что знаю, что они правильные.

— Говоря о барьерах, вы подразумеваете ситуацию вокруг нового Налогового кодекса?

— В первую очередь. Каких только "пугалок" я не наслушался, разговаривая с предпринимателями в регионах. Причём чаще всего "атакуют" реформу те, кто не удосужился почитать 500 страниц нового кодекса. Хотя объём старого кодекса — 4000 страниц! Ещё раз повторюсь: ни в одном варианте новой системы налогообложения не предусмотрено использование кассовых аппаратов. Наоборот, мы постарались максимально упростить жизнь для малого и среднего бизнеса. Самая наглядная цифра: после введения нового налогового кодекса из 42 налогов и сборов останется всего 23, в том числе ликвидирован рыночный сбор. Во-вторых, мы убрали нижнюю планку единого налога (если раньше он варьировался от 200 до 600 гривен, то сейчас нижняя отметка — 0), а также передали его из центрального в местный бюджет. Теперь местная власть будет принимать решение: скажем, на оптовом рынке будут платить 600 гривен, а на социально направленном продуктовом — ноль. Идём дальше. Вот данные по нагрузкам: с начала следующего года налог на прибыль будет уменьшен с 25 до 19%, а с 2012 года будет снижаться каждый год на один процент — до 16%, а это, заметьте, самый низкий налог на прибыль в Европе. НДС с 2014 года снизится до 17%. Налог на дивиденды снизится с 15% до 5%. Вообще бизнес получит немало преимуществ: если раньше штрафы доходили до 500% от стоимости нарушения, то теперь максимальный штраф за первое идентичное нарушение составит всего 25%, второе — 50%, третье — 75%. А все штрафы первого полугодия работы нового кодекса будут составлять одну гривну. Кроме того, мы разработали систему льгот для малого бизнеса с оборотом реализации меньше 3 млн гривен. Да, мы перевели таких предпринимателей на общую систему налогообложения, однако на 5 лет сделали налог на прибыль нулевым. А после упрощения бухгалтерского учёта отчёт нужно сдавать не каждый месяц, а один раз в квартал. Мы даём хороший стимул для нарождающегося бизнеса, создаём основу для прочного среднего класса.

— А также создаёте привлекательную среду для инвесторов?

— Не только. Установив честные проценты, мы будем вправе требовать от бизнеса оплаты налогов. И прежде всего я буду категорически настаивать, чтобы предприниматели выплачивали пенсионные платежи. Ни на какой популизм не пойду — кто-то в стране должен об этом говорить. Нравится или не нравится, но мы должны быть честными со своими стариками! Я готов к критике — это делают те, кто просидел 5 лет в своих креслах и оставил страну в нынешнем положении: сегодня в списке по налоговому законодательству мы занимаем 181-ю позицию из 183 стран, включая африканские!

— Вы затронули тему пенсионной реформы, вызывающей не меньше нареканий.

— О пенсионной реформе сейчас говорят много, но совершенно некомпетентно и несвоевременно, потому что правительство ещё не принимало никаких решений. На мой взгляд, для решения существующей проблемы нужно искать альтернативные варианты. А проблема в следующем. В 2009 году дефицит бюджета Пенсионного фонда составил 17 млрд гривен, а в этом году, даже после сокращения расходов и аппарата, — уже 26,5 млрд. Если мы не предпримем никаких мер, в следующем году эта сумма вырастет до 37 млрд. При общем бюджете в 200 млрд. Что это означает? Что мы забираем эти 37 млрд из бюджета врача, учителя, военного, госслужащего, милиционера и отдаём в Пенсионный фонд. При том, что размер 68% пенсий — до 1000 гривен. Какие шаги мы собираемся предпринять? Во-первых, ограничить размер максимальной пенсии. Это не коснётся тех, кто сегодня получает высокие пенсии, но новых пенсионных выплат в 30-40 тыс. грн. не будет. Во-вторых, мы должны создать стимулы для того, чтобы пенсионеры дольше оставались на рабочих местах. Например, за счёт увеличения пенсии в зависимости от срока пребывания на рабочем месте сверх пенсионного возраста. И, наконец, самая важная позиция — легализация заработной платы. Дела обстоят из рук вон плохо. Сегодня зарплата 3 миллионов украинцев — 500 гривен, то есть основной доход они получают "в конверте". А из конверта в Пенсионный фонд не идёт ничего. В итоге после выхода на пенсию бюджет человека сокращается до 30-40% от заработка, а это колоссальный удар! Внедряя комплексные решения, работая с учёными, изучая опыт других стран, мы должны наполнить Пенсионный фонд и в итоге вывести жизнь пенсионеров на достойный уровень. Без повышения пенсионного возраста.

— Раз уж мы затрагиваем все болевые точки, что вы думаете о повышении тарифов?

— Давайте говорить прямо, без спекуляций. Из-за низких тарифов и высоких цен на газ в прошлом году дефицит компании "Нафтогаз" составил 30 млрд. Это три процента ВВП. А три процента ВВП — это норма общего дефицита бюджета для европейского государства в некризисный период. Заметьте, всего одна компания, фактически компания-банкрот, которая завтра может быть ликвидирована. Как мы вынуждены были покрывать дефицит? Всё тем же способом: доставали деньги из бюджета, забирая их у врача, учителя, военного. То есть де-факто уравнивали в правах миллионера и пенсионера. Ведь миллионер тратит газа больше, чем пенсионер, а значит, мы выделяем ему больше дотаций! И скажите теперь, где тут социальная справедливость? Мировой опыт показывает, что любая социальная помощь, любая дотация должна быть персональной. Да, мы поднимаем тарифы на газ. Но любой работающий человек не должен тратить на оплату коммунальных услуг более 15% своего дохода, любой пенсионер — более 10%. Именно поэтому мы упростили схему получения дотаций. Предыдущая власть предлагала заполнить 4 листа, мы сократили дотационный бланк до одной страницы. Каждому пенсионеру мы вкладываем бланк-образец и просим просто выслать заполненную форму по указанному адресу. Это справедливый подход. В бедной стране мы защищаем самых бедных, а богатые платят реальную цену. Поэтому я обращаюсь к врачам, учителям, к нашей интеллигенции: не бойтесь и не стыдитесь оформлять субсидию! А чиновников, оформляющих субсидию, хочу предупредить: если до Кабинета министров дойдёт слух о задержках или бюрократизме — разговор будет очень жёсткий.

СИЛА — ЭТО МЫ

— Пенсионная реформа, естественно, перетягивает внимание на себя, отвлекая от проблем молодёжи. Какова позиция "Сильной Украины" по этому вопросу?

— Мы должны полностью пересмотреть молодёжную политику в стране. Начиная с того, как мы организовываем досуг молодёжи, и заканчивая образованием. Например, мы занимаем пятую позицию в мире по экспорту программного продукта за рубеж, а это более миллиарда долларов. Инвесторы стран первой десятки во время мирового кризиса наняли в Украине по 600-700 человек. Более того, они готовы разработать новую программу для наших вузов и ПТУ, предоставить учебные материалы и оборудование, чтобы не заниматься переподготовкой наших специалистов. Это что касается вузов. Дальше — первое рабочее место и трудовая практика. Нужно, чтобы производство было экономически заинтересовано нанимать молодых специалистов, к примеру, вводить дополнительные налоги в случае отказа. Не менее важно предоставить ипотеку на получение жилья для молодой семьи. А что касается спорта, то тут наша ключевая позиция — переход на грантовую основу. Распылять деньги, чтобы профинансировать некоторое число рабочих мест, — подход неэффективный. Надо давать возможность реализоваться талантливым людям. На днях я был в небольшом клубе в Запорожье. На сотне квадратных метров занимаются сто пацанов, из них 12 — чемпионы мира по кикбоксингу. У вас в Севастополе я открыл "Школу бокса братьев Сидоренко". И в каждом случае у меня возникает только один вопрос: почему тренеры, умеющие привлечь пацанов к делу, постоянно живут в бедности и нуждаются во всём? Ведь в других странах деньги ходят за успешными организаторами, а не наоборот!

— Раз уж мы обратились к севастопольской теме, давайте на ней остановимся. Каковы будут роль и статус Севастополя в обновлённой сильной Украине? Как вы относитесь к предложениям отдельных политиков превратить город-герой в город-курорт?

— Я не думаю, что нужно менять статус Севастополя, по крайней мере, пока здесь находится Черноморский флот. То, что проблему взаимоотношений Украины и России сняли на самом высоком уровне, привносит спокойствие в ваш регион. Я однозначно против одновекторности развития вашего города. Если бы сезон в Севастополе длился не 3 месяца, а 9, было бы смысл говорить о приоритетном развитии туризма. А вот с точки зрения инвестиций, у вас огромное преимущество — географическое положение: юг для инвесторов намного привлекательнее, чем север. Какие изменения можно предложить вашему городу? Думаю, рационально сделать его специальной экономической зоной. Если правильно администрировать такую зону и пресекать злоупотребления, мы можем получить впечатляющие результаты. А поскольку Севастополь — портовый город, здесь может быть развита сильная перерабатывающая промышленность или налажена так называемая "белая сборка" компьютеров, бытовой техники и т. п.: часть комплектующих доставляется сюда по воде, а часть изготавливается здесь же. А вообще, никто, и я в том числе, не знает, какие инвесторы к вам могут прийти. Скажем, когда в Чили, традиционно поставлявшей рыбу и медь, начинались реформы, никто даже не предполагал, что в итоге страна станет одним из мощных экспортёров вина. Главное — настроиться на волну инвесторов, создать для них условия, микроклимат.

— Севастополь — город, известный своим научным потенциалом. Намерены ли вы использовать его на благо страны? Каким образом?

— Я как раз вернулся из Алушты, где проходит Международный бизнес-форум "Стратегия крымского модернизационного прорыва". Так вот, западные инвесторы утверждают, что микроклимат Южного берега идеально подходит для создания Силиконовой или Кремниевой долины — то есть мощной зоны по разработке, производству и освоению инновационных технологий. В этой связи в Крыму и Севастополе логично открывать филиалы крупнейших вузов страны, особенно тех, что славятся математическими факультетами. И всё-таки если мы хотим серьёзно говорить об инвестициях в Южный берег, на первое место нужно ставить развитие инфраструктуры. Например, создать подземный тоннель от симферопольского аэропорта, который позволит за полчаса добираться до южнобережных отелей. А Севастополю нужно думать о модернизации аэропорта "Бельбек", что позволит увеличить поток туристов и гостей, а также о создании специальной зоны, как например, в подмосковном Сколково, где планируется создать сверхсовременный научно-технологический комплекс по разработке и коммерциализации новых технологий.

— А каким вам видится Севастополь как морской порт?

— Ключевая проблема в том, что в наших портах государство играет роль двуликого Януса. С одной стороны, оно выступает как регулятор, который устанавливает тарифы, заключает договоры, диктует политику портов, с другой — как бизнес-структура, предоставляющая услуги. Возникает конфликт интересов. Я считаю, что в сильных портах государство должно ограничиться ролью регулятора, а часть стратегически малозначимых портов эффективнее приватизировать.

— Сергей Леонидович, от народных избранников часто ждут решения большинства социальных проблем. А что вы думаете о личной ответственности каждого гражданина?

— Роль власти сводится к двум функциям. Во-первых, создание условий для нормальной жизни. Во-вторых, защита тех, кто не может работать: пенсионеров, инвалидов, детей. Во всех остальных областях люди должны сами заботиться о себе и проявлять личную инициативу, потому что они-то и есть государство, они-то и есть главный источник благосостояния страны. Накормить себя и свою семью, сохранить свой бизнес — это нормальный и правильный подход.

— Напоследок задам личный вопрос. В своей программе вы часто оперируете примерами реформ из истории. А есть ли исторический деятель, на которого вы равняетесь?

— Уверенный в себе политик не должен на кого-то равняться или делать из определённой личности кумира. Я с удовольствием читаю о Черчилле, с интересом слежу за опытом стран, сумевших вырваться из бедности за считанные годы. В этой связи как раз сейчас изучаю исторический труд президента Сингапура, опыт правителей Китайской Народной Республики, о трудовых победах которой мы привыкли сочинять анекдоты (сегодня, кстати, пришло время им смеяться над нами). Внимательно слежу за тем, что происходит в России, лично знаком с Владимиром Путиным. Хочу сказать, что его умение подняться над ситуацией и взглянуть на вещи "с высоты" мне очень импонирует. Политик вообще должен подняться над лесом, а не блуждать в трёх соснах, — это и есть стратегия. У каждого из исторических деятелей можно чему-то научиться, и тут поговорка "Учиться никогда не поздно" как нельзя более уместна.

Другие статьи этого номера