Где находится тезка мыса Айя?

Многие севастопольцы, наверное, даже не знают, что у легендарного мыса Айя есть тезка — Айя-Бурун. Тем более сложным для них будет ответ на вопрос о его местоположении. Но те, кто читал книгу "У карты Севастополя", ответят следующим образом: "Небольшой выступ берега у мыса Феолент, под бывшим Георгиевским монастырем". (Книга была издана в советское время, ещё до восстановления монастыря). А при случае даже покажут коричневато-серую громаду вулканического гребня, закрывающего с востока знаменитый Яшмовый пляж.

Чтобы уточнить положение мыса Айя-бурун, я раскрыл более позднее издание по топонимии Крыма — "Крым. Географические названия (краткий словарь). В этом солидном труде И. Белинского, И. Лезиной, А. Суперанской, кроме объяснения происхождения названия, приводится карта-схема с его точным расположением. Но авторы этой книги еще больше меня запутали, поместив м. Айя-Бурун у "подножья скальных обрывов горы Кая-Баш" (страница 21). Напомню, что высотами Кая-Баш называют высокий береговой хребет, который тянется от Мраморной балки до Василевой балки в окрестностях Балаклавы. Кто же прав и где же действительно находится мыс, созвучный с названием самого высокого мыса Черного моря?

Расставить точки над "?" могло бы сопоставление источников информации каждой группы авторов. Но в тех книгах, написанных не как научный труд, а как популярное издание, требуемых ссылок не было. Вопрос оставался бы открытым, если бы мне на глаза не попалась карта Дюбуа де Монпере — известного исследователя Крыма середины ХIХ века. Посмотрим на неё внимательно.

Восточнее Мраморной балки, которая в то время еще так не называлась (ломка известняка в ней начнется в конце ХIХ века), мы видим следующую надпись в переводе с французского: "Яйла мыса Айя-Бурун". Если опустить линию вниз от этой надписи, то она приведет к береговому уступу высот Кая-Баш. При желании на нем можно найти выступ и назвать его "мысом Айя-Бурун", что и сделали авторы издания по топонимии Крыма. Об этом местоположении мыса Айя-Бурун свидетельствует и текст из книги Дюбуа де Монпере "Несколько слов о географии и древней истории Крымского побережья" в переводе Ю.М. Фадеевой: "Я назвал и описал мыс Айя (Святой мыс) близ Ласпи, увенчанный руинами Кокия-Исар; затем я добавил, что Айя-Бурун близ монастыря Св. Георгия также является одним из святилищ тавров Палакия (листригоны Гомера)".

Более определенно высказывается о мысе Кеппен. Описывая те же развалины в верховье Мраморной балки, он их привязывает к Святому мысу (Айя-Бурун), от которого они отделены ужасным рвом: "Имея и с другой стороны глубокий, но короткий ров, все укрепление простиралось в длину с небольшим на 15, а в ширину — на 11 саженей". Кеппен не пишет, с какой стороны света находится длинный и глубокий ров (ущелье), отделяющий укрепление от мыса Айя-Бурун. Но рассмотрев этот район на местности или по рисунку ХIХ века, можно сказать однозначно: тезка мыса Айя лежит к востоку от Мраморной балки, то есть является выступом массива Кая-Баш.

Авторитет Кеппена в топонимии Крыма высок. Следовательно, точку зрения авторов книги "Крым. Географические названия" следует считать более верной. Но, возможно, ошибались и Дюбуа де Монпере, и Кеппен, используя недоброкачественную карту, в которой надпись, соответствующую мысу Айя невнимательный копировщик-гравер сместил далеко на запад — в район мыса Феолент. Такие ошибки — непременный атрибут почти всех карт ХIХ века.

Другие статьи этого номера