"Глупо умирать в 16 лет, когда еще все впереди, а тебя уже хоронят твои родственники…"

Моему собеседнику Андрею в этом месяце исполняется 19 лет. Глядя на этого общительного, улыбчивого парня, трудно поверить, что у него за плечами — две попытки суицида. Да и жизнь его легкой не назовешь. Когда Андрею было четыре года, умер его отец. Едва мальчику исполнилось шесть лет, его мать зарезал сожитель. Круглого сироту определили в детский дом, откуда его забрал родной дядя, который так и не смог заменить ребенку родителей. За систематическое пьянство мужчину лишили права опекать племянника, после чего опекунство над подростком оформила 20-летняя двоюродная сестра, которой пришлось пережить вместе с Андреем все трудности переходного возраста. Сейчас, когда все страшное осталось позади, молодой человек решил поделиться с читателями личным опытом в надежде на то, что его пример, возможно, удержит кого-то от рокового шага.

— Я решил, что мне незачем больше жить, в тот момент, когда у меня было все плохо, — рассказывает Андрей. — Отношения с родственниками и любимой девушкой не ладились. А тут еще и субкультура такая, что если у тебя все плохо — иди умирай.

— Ты решил примкнуть к эмо… Почему?

— Вокруг меня было много эмо, и они мне нравились: внешне — красивы, внутренне — очень эмоциональны, конкретно выражали свои чувства. А если эмо находятся в состоянии шока, то их реакция на это очень впечатляет. (Дело в том, что я сам тоже довольно эмоционален). А еще они привлекли меня непохожестью на других. Я тоже хотел отличаться от окружающих.

— Получается, что ты примкнул к этому движению из-за того, что тебе не хватало душевного тепла, любви близких?

— Не только. Просто в один момент я понял, что это — мое. Я хотел уйти из жизни, так как постоянно находился в состоянии стресса. У меня не было родителей, постоянно возникали какие-то проблемы, не хотелось даже выходить из дома, так как, не ждал от окружающего меня мира ничего хорошего. Мне хотелось просто сидеть дома или вообще умереть. Поэтому когда мы с моей девушкой расстались, я написал стих и сразу же совершил первую попытку суицида.

— И как к этому отнеслись окружающие?

— Не очень хорошо. Им было больно на меня смотреть. Они пытались меня изменить, но я продолжал находиться "на своей волне". Двоюродная сестра, которая меня опекала, перепробовала все. Сначала говорила, что необходимо менять свое отношение к жизни, что после смерти возврата назад уже не будет. Но я все советы пропускал мимо ушей. Когда мне было очень больно, я снова пытался свести счеты с жизнью. Я вскрывал себе вены, пил таблетки.

— И когда ты понял, что суицид — не самый лучший выход, что проблемы необходимо решать иным способом?

— Тогда, когда почувствовал, что окружающие перестали меня уважать. Сестра просто начала выгонять меня из дома, говорила, что мне необходимо пройти реабилитацию, если у меня не получается измениться самому. В то время я курил и постоянно пил всякие "энергетики".

— Тебе от этого становилось легче?

— Дело в том, что я пил не просто "энергетики", а с таблетками. Пытался таким образом заглушить душевную боль. Это был способ уйти от реальной жизни. Ощущения такие, будто ты свободен от всего, тебе легко, ты как будто летаешь… Принимая их, я мог в любой момент умереть. Этого не случилось, но печень я "посадил" основательно. Когда "энергетики" перестают действовать, приходят жуткие боли. Болит буквально все тело, ты не можешь ничего пить, есть, тебе ничего не хочется. И тогда у тебя два выхода: либо принять еще, либо продолжать жить через силу. В один из таких моментов я не выдержал, пришел на кладбище и взмолился: "Боже, я так больше не могу! Или прости меня и лиши жизни, так как я не могу больше находиться в этом злом мире, или сделай так, чтобы все изменилось!"

После этого дня через три к нам в дом пришли друзья моей сестры вместе с директором реабилитационного центра, который предложил мне пройти курс реабилитации. Я подумал, что терять мне больше нечего, и согласился. Как только я пришел в центр реабилитации, сразу же бросил курить и пить "энергетики". И жизнь начала меняться к лучшему.

— У тебя сейчас есть друзья?

— У меня много друзей, и они отличаются от прежних. Мои друзья не имеют вредных привычек и думают не только о себе, но и об окружающих.

— У тебя есть цель в жизни?

— Конечно. Я хочу помогать таким же людям, каким еще недавно был сам.

— Что бы ты сказал ребятам, которые сейчас находятся в такой же непростой ситуации, как была у тебя?

— Я бы сказал им, что переходный возраст и депрессия, ощущение собственной ненужности со временем проходят. Глупо умирать в 16 лет, когда еще все впереди, а тебя уже хоронят твои родственники.

— Тебе приходилось присутствовать на таких похоронах?

— Да. Мой друг спрыгнул с крыши пятиэтажного дома. Сначала мы испытали шок, а потом подумали, что он сделал правильно, потому что незачем жить и взрослеть в этом злом мире. Но сожаление о том, что он ушел, все же было. Тогда я перестал ходить в школу и нарисовал на листке бумаги картину: после того, как мне исполнится 21 год, я 13-го числа 2012 года спрыгну с 13-го этажа… Зачем ходить в школу, если ты знаешь, что умрешь? Образование ни к чему…

— Теперь ты учишься в выпускном классе. Куда собираешься поступать?

— Пойду на курсы ювелиров или буду поступать в университет в Киеве. В какой именно, пока говорить не буду.

— Главное, что у Андрея появилась цель в жизни, — продолжает разговор директор реабилитационного центра "Твоя победа" Игорь Ратников. — Он хорошо знает компьютер и очень помогает нашей общественной организации. После того как Андрей прошел реабилитацию с нашими ребятами, он начал ходить в школу, и учителя говорят, что он сильно изменился в лучшую сторону. Сейчас Андрей помогает вернуться к нормальной жизни таким же молодым людям, каким был сам. У нас много задумок о том, как разнообразить досуг молодежи, чтобы ребята не взбадривали себя алкоголем и "энергетиками", а могли самовыразиться через конкурсы, без каких-либо допингов. Главное, чтобы они почувствовали дружескую поддержку, чтобы им в трудную минуту было к кому обратиться за помощью. Ведь ушедшего из жизни человека назад уже не вернешь. Поэтому надо найти такой подход к оказавшемуся в непростой ситуации, чтобы не обидеть его, не оттолкнуть, не осудить, а понять, прочувствовать, поделиться любовью к жизни и надеждой на лучшее. Молодежь — это наше будущее. И если у молодых людей не будет здоровья, ничего хорошего обществу ждать не придется. Молодежь — она рядом, в наших семьях. Главное, вовремя заметить надвигающуюся беду и принять меры.

Елена ИВАНОВА.

На заметку родителям

МОЛОДЕЖНАЯ СУБКУЛЬТУРА: КТО ТАКИЕ ЭМО И ГОТЫ?

Эмо (англ. emo, сокращенное от "эмоциональный"; распространена также транскрипция "имо") — термин, обозначающий особый вид хардкор-музыки, основанный на сильных эмоциях в голосе вокалиста и мелодичной, но иногда хаотичной или полностью отсутствующей музыкальной составляющей. Отличительные особенности этого стиля — манера вокала, включающая в себя зачастую визг, стоны, шёпот, рёв. Тексты песен носят личностный характер — о переживаниях авторов, реже — политический характер. На базе поклонников эмо и родственных жанров возникла одноименная субкультура. В начале XXI-века эмо стало популярным культурным явлением, выражающимся в моде на одежду, образе жизни и находящемся под влиянием инди-культуры. Возникла популярная, но противоречивая субкультура эмо.

Готы — представители молодёжной субкультуры, зародившейся в конце 70-х годов XX века на волне постпанка. Готическая субкультура достаточно разнообразна и неоднородна, однако для неё в той или иной степени характерны общие черты: специфический мрачный имидж, а также интерес к готической музыке, хоррор-литературе, фильмам ужасов и мистике. У готов за два десятилетия сложился достаточно узнаваемый имидж.

Основные элементы готического имиджа: преобладание чёрного цвета в одежде, использование металлических украшений с символикой готической субкультуры и характерный макияж.

Типичная атрибутика, используемая готами: анх (древнеегипетский символ бессмертия, активно используется после фильма "Голод"), черепа, кресты, прямые и перевернутые пентаграммы, летучие мыши. Макияж используется и мужчинами, и женщинами. Он не является повседневным атрибутом и, как правило, наносится перед посещением концертов и готических клубов. Макияж обычно состоит из двух элементов: белой пудры для лица и тёмной подводки вокруг глаз.

Прически в готической моде достаточно разнообразны. В эпоху пост-панка основным видом прически были средней длины растрепанные волосы. Но в современной субкультуре многие носят длинные волосы или даже ирокезы. Для готов характерно красить волосы в чёрный или — (реже) — рыжий цвет.

Готическая субкультура постоянно попадает под огонь критики со стороны консервативной общественности. Отчасти это связано с мифами о готах, распространяемыми прессой, отчасти — с конфликтом "отцов и детей", отчасти — с неприятием обществом отдельных элементов готической культуры. Готику, (справедливо или нет), обвиняли в пропаганде суицида, депрессии, сатанизма, вандализма и прочем вредном влиянии.

Одно из распространённых обвинений в адрес готики — пропаганда суицида. В текстах многих готик-групп тема депрессии, смерти, загробной жизни встречается достаточно часто, поэтому отдельные тексты можно трактовать как одобрительно отзывающиеся о самоубийстве. Другой причиной такого обвинения стала привычка некоторых готов инсценировать попытку самоубийства, например, надрезая вены.

Является ли увлечение готикой причиной или следствием таких проблем — остается предметом споров. По мнению психологов, готика может привлекать людей с комплексами, психологическими проблемами, изначально склонных к депрессии. При этом, согласно последним исследованиям, готик-субкультура дает людям со склонностью к депрессии понимающее общество, облегчает их социализацию и таким образом может даже предотвращать суицид.

Обвинения готики в связи с сатанизмом звучат в основном со стороны религиозных и околорелигиозных консервативных организаций. Однако исследования показывают, что прямой связи между этими явлениями нет. Эта распространенная ошибка вызвана чаще всего атрибутикой готов, которую некоторые принимают за сатанинскую. По мнению большинства социологов, сама по себе готическая субкультура неагрессивна, хотя отдельные ее представители могут составлять исключение.

(По материалам Интернета).

Другие статьи этого номера