Когда чужие лучше, чем свои

Как бы чудовищно это ни звучало, но жизнь все чаще и чаще предъявляет нам доказательства справедливости вынесенных в заголовок слов.
Общеизвестно, что по отношению к детям и старикам можно безошибочно определить степень зрелости и цивилизованности общества. И пока в редакционной почте (пусть даже изредка) будут появляться письма, подобные открывающему наш сегодняшний откровенный разговор с читателями о важном, можно не сомневаться: до цивилизованности и зрелости нам еще, как до Луны пешком.

НЕ ДЕЛАЙ ДОБРЫХ ДЕЛ — НЕ БУДЕШЬ НАКАЗАН?

"…Прошу через вашу газету выразить благодарность директору ЧП "Равини" Раисе Аркадьевне Цкипуришвили. За понимание моих проблем и своевременную помощь.

Я столкнулся с бесчеловечностью самых близких людей, которым безмерно доверял. После того, как написал дарственную на дом, приусадебный участок, все свое имущество, нажитое годами, я в свои 82 года остался на улице. И это кроме того, что они, мои близкие, по доверенности в течение 10 (!) лет получали мою пенсию. А ведь я доверял им.

Дочь тяжело заболела и умерла. А родственникам я стал не нужен. Они выгнали меня из дома, повесили везде свои замки. Устроили мне "бомжовскую" жизнь. Не зная, где искать помощи, обращался в милицию, прокуратуру, к ветеранам части и в другие инстанции. Но… Наступило полное отчаяние, казалось, вот он — глухой тупик. Но встретился в жизни человек, который выслушал меня, проникся моими проблемами и реально протянул руку помощи.

Утром я рассказал о своей беде Раисе Аркадьевне, а в обед она уже была у меня. Пришла, посмотрела, как я живу, как близкие люди издеваются надо мной. Все было под замками: дом, сарай, времянка. Эта замечательная женщина твердо запретила выгонять меня с моей половины дома, пока я жив. "Он имеет право здесь жить, хоть и подарил вам дом", — сказала она. Родственникам это не понравилось. Тогда Раиса Аркадьевна вызвала наряд милиции, и уже вместе они заставили "обдарованных" снять замки и впустить меня в собственный дом.

Занятой, но неравнодушный человек сделал доброе дело. Мог бы и успокоиться, но Раиса Аркадьевна постоянно держала этот вопрос на контроле, звонила, интересовалась моими делами при встрече.

Долго я собирался поблагодарить через газету эту отзывчивую женщину: возраст и далекое расстояние были препятствиями, которые оттягивали мой поход в редакцию.

Большое вам от меня спасибо, уважаемая Раиса Аркадьевна! Вы всегда в моем сердце. Вы одна заступились за меня! Я верю, что многим людям вы еще придете на помощь. Здоровья вам, успехов в вашем благородном труде.

С уважением

Владимир Дмитриевич Ходаковский".

Казалось бы, письмо-благодарность. Но повод-то к нему какой! Как же вы, родственники так называемые, докатились до жизни такой? Выгнать благодетеля, в доме которого и на пенсию которого вы, неуважаемые, жили. Выгнать пожилого человека из собственного жилища, создав ему невыносимые условия, отобрав у него все, унизив, лишив надежды…

Оно, конечно, хорошо, что на пути Владимира Дмитриевича Ходаковского встретился добрый человек, протянувший руку помощи. Спасибо сердечное Раисе Аркадьевне Цкипуришвили. Но сколько еще обиженных не чужими, своими, льют горькие слезы в подушку, уже не надеясь на помощь и сострадание? Люди, что с нами происходит?!

* * *

Наш разговор продолжает Лариса Петровна, жительница города. Она не назвала свою фамилию не потому, что ей есть что скрывать. Вовсе нет. Она боится, что об этой истории узнает ее девяностолетняя мама. И вот того, какой будет реакция пожилого человека, Лариса Петровна опасается больше всего.

Впрочем, обо всем по порядку:

КЛАДБИЩЕНСКИЕ ВАНДАЛЫ

"…Придя в очередной раз на кладбище 5-го километра проведать ушедшего из жизни отца, я оторопела: на памятнике отсутствовал (вернее, был варварски выдран) бронзовый барельеф. Осмотрев захоронения, находящиеся рядом, я поняла, что пострадала могила не только моего папы. Два соседних памятника тоже были изуродованы.

А ведь эти захоронения находятся почти в центре городского кладбища — 2-й квартал!

Руководство кладбища, к которому я обратилась, сетует на отсутствие нормальной охраны и, как обычно, на недостаточное финансирование. Но мне-то от этого не легче!

Украденный с могилы моего отца бронзовый барельеф — авторская работа народного художника, талантливого мастера (увы, тоже уже ныне покойного) Станислава Александровича Чижа. Восстановить его в прежнем виде теперь не сможет никто. А еще меня мучает вопрос: "Как о произошедшем рассказать маме?" Ей почти 90 лет. Как воспримет, как переживет она надругательство над могилой мужа и отца?

И еще. Понятно, что наш, далеко не единичный случай разграбления могил и захоронений был бы невозможен, если бы охотники за чужим добром не смогли выручить за него деньги. Да, я вновь о скупщиках металла. До каких пор они будут поощрять негодяев? Считаю, что при поимке преступника, надругавшегося над местом захоронения, рядом с ним на скамье подсудимых должны сидеть приемщики пунктов металла. Уверена, одного прецедента будет достаточно, чтобы другим неповадно было зарабатывать столь грязным способом…

Лариса Петровна".

На прошлой неделе (в номере за 29 октября) мы публиковали сообщение ОСО УМВД Украины в Севастополе "Кладбищенский вор орудовал молотком и зубилом". В нем говорилось о том, что сотрудниками Балаклавского райотдела милиции задержан 33-летний вор-вандал, в 2008-м году уже осужденный за надругательство над могилами.

Хочется верить, что это именно тот подонок, который осквернил могилу отца Ларисы Петровны. Может быть, вторая ходка в места не столь отдаленные чему-нибудь научит этого изувера и предостережет тех, кто еще не переступил черту и не взял в руки молоток и зубило, чтобы отправиться на кладбище делать свое черное дело.

* * *

А завершит наш сегодняшний разговор Евгения Васильевна Озерова с ул. П. Корчагина. Мы решили опубликовать это письмо, несмотря на то, что выборные баталии-2010 уже отгремели и ушли в прошлое:

НЕРЕАЛИЗОВАННОЕ КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО. КТО ВИНОВАТ?

"Уважаемая редакция "Славы Севастополя"! Я обращаюсь к вам вот по какому вопросу. Мой внук 1991 г.р. проживает и прописан вместе с матерью на улице Марш. Геловани с 2005 года. Паспорт получил в 2007 году. Подошло время голосовать во время 1-го тура президентских выборов — его в списках нет. Послали внука в администрацию, оттуда — в суд.

Выстоял в суде, получил разрешение и проголосовал. Во время 2-го тура его опять в списках нет, опять посылают тем же маршрутом. Опять нужно терять несколько часов. И тут он уже никуда не пошел. Он студент и терять время в беготне по городу не желает.

Выборы в местные советы — внука опять в списках нет. Кто лишил его права голоса? Почему он должен отстаивать это право в суде, и не один раз? Он не желает оббивать пороги разных инстанций, чтобы выполнить свой гражданский долг. Это что же получается? Кому-то выгодно отстранить молодежь от политической жизни? Мой внук даже не стал интересоваться кандидатами и их программами. Выходит, лучше пусть молодежь "тусуется" по злачным местам и не лезет в политическую жизнь города, страны, а их права будут защищать так, как кому-то выгодно. Те, кто аж пищит, прорываясь к власти.

Я возмущена таким положением и очень надеюсь, что вы поможете разобраться в этом вопросе и мой внук не будет ущемлен в своих правах. И будет интересоваться общественной жизнью города и страны.

С уважением к нашей газете и всем сотрудникам

Е.В. Озерова".

К сожалению, письмо Евгении Васильевны поступило в редакцию поздно — до состоявшихся 31 октября выборов мы просто физически не успели разобраться в этом вопросе.

Но, к счастью, прошедшие выборы — не последние. И у нас будет время исправить ситуацию.

На сегодня все. До следующей пятницы.

Другие статьи этого номера