Апостольская командировка

В марте прошлого года решением Священного синода Украинской Православной Церкви Московского патриархата имя игуменьи Топловского Свято-Троице-Параскевиевского женского монастыря Параскевы (Родимцевой) причислено к лику местночтимых святых. В августе того же года были обретены мощи святой преподобномученицы. Особый вклад в прославление ее имени внесли севастопольцы.В ноябре 2009 года в Национальном музее обороны и освобождения Севастополя принимали необычную посетительницу — нынешнюю игуменью Топловской обители Параскеву (Тищенко). Переступив порог музея, матушка попросила представить ее заведующей сектором реставрационно-оформительского отдела Наталье Проходе. Беседа между ними носила краткий, предельно конкретный характер. Наталье Николаевне был задан вопрос: "Не возьметесь ли вы за реставрацию погребального покрывала, поднятого из земли вместе со святыми мощами?" Обращение матушки к севастопольскому специалисту не было случайным. В своей профессии Наталья Прохода осваивает направление за направлением. Вначале она давала вторую жизнь старинным документам, книгам, затем взялась за обновление произведений графики. В течение двух последних лет Наталья Николаевна проходит стажировку в столичном Национальном научно-реставрационном центре. После обучения в Киеве у нас будет кому вверить в руки поблекшие под натиском столетий акварели.

По просьбе гостьи Наталья Николаевна показала некоторые свои работы.

И автору этих строк была любезно предоставлена возможность полюбоваться сочными красками акварелями вековой давности, снова вспыхнувшими яркими. А вот и графический портрет лейтенанта Н.А. Бирюлева — отчаянного, неуловимого разведчика периода первой обороны Севастополя. В числе других экспонатов это произведение было представлено на выставке в Волгограде, где как-то проводился показ реликвий панорам Бородинского сражения, обороны Севастополя и Сталинградской битвы.

Наталья Николаевна выразила игуменье благодарность за оказанное доверие.

— Но вряд ли я вам буду полезна, — сказала она. — Ведь до сих пор я имела дело с бумагами, вы же предлагаете восстановить ткань.

Наталья Прохода призналась, что случалось врачевать старинные знамена. Но, в отличие от погребального покрывала, они не побывали в земле.

В 1988 году при возведении инокини Параскевы в сан игуменьи митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь, вручая ей атрибут монастырской власти — посох, обратился с напутственным словом. Правящий архиерей, в частности, сказал: "Ты в прошлом учительница, ты знаешь человека, ты немножко знаешь его структуру психологическую". Да, в миру Нина Михайловна Тищенко после окончания вуза преподавала иностранный язык в школе и техникуме. Знание человеческой психологии помогло матушке ощутить сомнение в голосе собеседницы.

— Когда вы сможете приехать в Топловский монастырь? — спросила игуменья.

Для окончательного решения вопроса гостью принял директор Национального музея обороны и освобождения Севастополя Александр Рудометов. Ему был подан официальный бланк со сжато сформулированным текстом прошения о помощи. К удивлению матушки, Александр Александрович без лишних слов наложил на бумаге нужную резолюцию… Как же не помочь соседу? Напомню: на Сапун-горе, вблизи Диорамы, продолжается строительство подворья Топловского монастыря.

До отъезда в обитель Наталья Прохода проштудировала всю имеющуюся в богатой библиотеке музея литературу с изложением приемов реставрации тканей. Некоторые книги были взяты в дорогу. Чтобы чувствовать себя сколько-нибудь уверенно, в не-обычной командировке ее сопровождала научная сотрудница музея Елена Гавришева. Всю дорогу от Севастополя до Белогорска по крыше машины барабанил дождь. Наталья Николаевна сомневалась: примется ли она за работу?

В Тополевке, как в настоящее время называется бывшее село Топлы, из-за плотных облаков радостно выглянуло солнце, всеми цветами заиграла радуга. Еще несколько километров пути — и вот он, монастырь.

Нет, трудно, очень трудно найти слова, чтобы передать величественную красоту природы уникального уголка Крыма, где расположена обитель. Ее история соткана из событий, полных величия и трагизма. В период коммунистического безбожия, почти на целых 70 лет, в Топлах была прервана молитва, вознесенная к Богу. Первая после закрытия монастыря Божественная литургия была совершена здесь святыми отцами лишь 8 августа 1992 года. Среди батюшек был заметен настоятель Старокрымского Успенского храма отец Владимир (Карпеи). Впоследствии он возглавлял благочиние Севастопольского округа. Сегодня обитель носит как следы былого величия, сменившегося запустением, так и признаки постоянно усиливающихся преобразований.

Вандалы и мародеры не смогли лишить намоленное место главных достопримечательностей источника святой Параскевы, пещерки, где обитала подвижница церкви Константина (в иночестве Параскева).

После закрытия монастыря, казалось, навсегда был утрачен дарованный меценатами ковчежек с частицей животворящего креста, мощами великомученицы Параскевы, святого великомученика Пантелеймона, святой царицы Александры и различных преподобных Киево-Печерского монастыря. Но Господу было угодно сохранить святыни. Они оказались сначала во Франции, а затем на святой земле, в почитаемой верующими Елеонской обители. После сравнительно недолгой переписки, в которую был вовлечен и владыка Лазарь, ковчежец со святыми реликвиями в конце января 2006 года был возвращен в возрожденный Топловский Свято-Троице-Параскевиевский женский монастырь.

Реликвиями, несомненно, станут и вещи, связанные с именем самой выдающейся его игуменьи Параскевы. В течение полувека она подвизалась в Топловском монастыре, из них почти 35 лет в сане игуменьи. В 1928 году, пять лет спустя после закрытия монастыря, матушка Параскева ушла в вечность.

Ее заслуги перед Церковью и людьми не забыты. Имя Параскевы (Родимцевой) просияло в сонме святых, что признано фактами чудотворения. У престола Господнего игуменья вымаливает кому выздоровление, а кому удачу в делах.

…Наталью Проходу и ее спутницу, как заведено в монастыре, тепло встретили, пригласили к накрытому обеденному столу. Наталья Николаевна окончательно решила уважить просьбу матушки Параскевы (Тищенко).

В отдельном помещении севастопольцам показали обретенное погребальное покрывало. Оно было в плачевном состоянии. Свыше 80 лет покрывало пролежало под землей.

— Я не могла определить первоначальный цвет ткани, — вспоминает Наталья Прохода.

Натальей Николаевной снова овладело отчаяние; сможет ли? Она позвонила в Киев Анне Яценко — заведующей одним из отделов Национального научно-реставрационного центра. Анна Сергеевна руководит стажировкой специалистки из Севастополя. Киевлянка согласилась поучаствовать в сложной работе. Она приехала не одна, а со своей дочерью — Светланой Викторовной — реставратором высшей категории. Мать и дочь, кстати, восстанавливали ткань тоже впервые.

До декабря покрывало находилось в помещении, где был создан более или менее оптимальный микроклимат по температуре, влажности и другим параметрам. Покрывалу удалось вернуть эластичность. Вновь собравшиеся вместе специалисты в декабре готовы были вплотную приступить к делу, как …

— Совершенно неожиданно, — говорит Наталья Прохода, — меня свалил грипп: температура, насморк и все такое.

Монахини спросили Наталью Николаевну, есть ли на ней нательный крестик. Больная поспешила за ним в церковную лавку. Матушки принялись читать молитвы. Хворь так же внезапно ушла, как и появилась.

Наталья Прохода вспомнила появление в стенах родного музея матушки Параскевы. Он — музей, родной Наталье Николаевне, но не матушке. В тот день игуменью тоже одолевал грипп. Она шла по коридору в кабинет директора напряжена и насторожена. Точно так, несмотря на проявленное со стороны монахинь радушие, почувствовала себя в монастыре и Наталья Николаевна. Монастырский водитель, сестра Ира, угадав ее настроение, сказала ей: "Не волнуйтесь ради Бога". Не получилось. Матушка Параскева — дома у себя в монастыре, а дом Натальи Николаевны — музей. Но работать предстояло в монастыре. В его стенах необходимо было стать своей. На выручку снова пришли насельницы. В первый день работы они в течение четырех часов беспрерывно читали акафист. И это поддерживало Наталью Николаевну.

— Покрывало — это обрез шелка, 1,9 на 0,83 метра, — говорит Наталья Прохода. — На нем мы насчитали 240 утрат, проще говоря, дыр. Реликвию не тронула плесень, но она была очень загрязнена, и не только почвой. Как хирурги, мы работали в масках и в резиновых перчатках. Поочередно в ход шли скальпели, щеточки и другие инструменты.

Не все операции были выполнены в декабре 2009 г. В течение недели завершали работу уже в апреле текущего года. Покрывало снова стало как новое. На нем проявились изображения Бога-отца, Богоматери, Иисуса Христа, Иона Богослова, херувимов. Там, где положено, золотом засияли нимбы. Время от времени в монастырь приезжали церковные иерархи. Они остались довольны работой реставраторов. Кстати, они трудились на началах благотворительности.

Вероятно, мощи святой в новых одеждах в специально изготовленной раке будут выставлены для всеобщего поклонения в главном храме, а покрывало займет свое место в музее монастыря, который собираются открыть.

Там смогут найти место и наволочка для подушки Святой, и последняя пара ее обуви. Они еще ждут прикосновения рук мастеров-реставраторов.

В коллективе Национального музея обороны и освобождения Севастополя отмечают факт освоения нового направления деятельности — реставрации тканей. Первый опыт удался, о чем свидетельствует направленная в адрес музея благодарность матушки Параскевы с сестрами "за оказанную шефскую практическую помощь в научной реставрации православной святыни монастыря".

Другие статьи этого номера