Кукольная муза

Мир болеет куклами. То ли в детство впадает, то ли ищет гармонии художественных подходов, то ли пытается постичь красоту человеческого тела, создавая его преображённые искусством копии. Ответ неочевиден, зато очевидна популярность кукол, втягивающая в свою орбиту не только метрополии, но и неторопливую провинцию. Вот и Севастополь нашёл своё кукольное счастье. Именно так называется выставка, открывшаяся на прошлой неделе в Доме Москвы.Начнём со статистики. "Кукольное счастье" — это около 400 кукол. Это впечатляющая подборка городов (Севастополь, Симферополь, Ялта, Мелитополь, Одесса, Запорожье, Днепропетровск, Донецк, Харьков, Киев, Москва) и жанров (коллекционная, авторская, обрядовая, национальная, текстильная кукла). Наконец, это 40 авторов, а значит, 40 кукольных семей. Как и в жизни, нет среди них одинаковых: вопреки Толстому, каждая семья и несчастна, и счастлива по-своему. Для Ольги Хавинсон и Вадима Гаевского это дебютная выставка: опытный дизайнер и художник, Ольга осваивает новое направление искусства всего полгода, и все шесть кукол она решила привезти в Севастополь, где молодая пара, кстати, тоже очутилась в первый раз. Вадим в творческом дуэте выступает как продюсер и ответственный по техническим вопросам: не женское всё же дело — игрушечную кровать для Принцессы на горошине мастерить. А для мужчины — в самый раз.

— Первую куклу я сделала, вспомнив свою детскую фантазию, — рассказывает Ольга. — Потом были сказочные героини, а также портретные куклы. Для наших знакомых такие подарки оказались сюрпризом: например, куклу реального молодого человека я нарядила в казацкий костюм, потому что он сам из казацкого рода и очень трепетно относится к своей родословной.

— Себестоимость куклы, сделанной из пластика или церенита, начинается от 500 гривен, и это далеко не предел. На рынке такую куклу продают раза в 4 дороже, — поясняет Вадим. — Для Харькова такие цены — норма, тем более что у нас есть "профсоюз" — Харьковское общество кукольников. Судите сами: одни ресницы могут обойтись в 40 гривен. Ткань для одежды нужно брать дорогую, дешёвая плохо укладывается. Учтите ещё тот факт, что при запекании материал может дать дефекты. Плюс трата времени: с среднем на куклу уходит две недели, а на портретную — и того больше.

А что же происходит в Севастополе? У нас об организации кукольников пока и мечтать нечего — не так уж много мастеров-профессионалов обитает в городе-герое.

— В Севастополе цены на куклы низкие — от 350 гривен, поэтому я сотрудничаю с заказчиками из России, Европы и США. Честно говоря, я их даже не ищу, они сами меня находят, — рассказывает молодая выпускница университета Ольга Бусыгина. — С самого детства я занималась изобразительным искусством, лепкой, керамикой, но в один прекрасный момент родители решили, что мне нужно получить экономическое образование, и отправили меня учиться в Киев. О чём я, кстати, ничуть не жалею. Ведь экономисты считают, что выгоднее всего работать на себя, а не на других. Так что я собираюсь и дальше заниматься творчеством и уже зарабатываю серьёзные деньги. А создание кукол для меня — своего рода арт-терапия: я стремлюсь придать каждой из них особую эмоцию, в данный момент отвечающую состоянию моей души.

Знакомясь с кукольниками, приехавшими на выставку в Доме Москвы, я с удивлением обнаружил, что среди них много молодых мастериц. Отчасти причину этого объясняет Лилия Празукина:

— Год назад найти в Севастополе нужный материал было очень сложно. Два года назад, в апреле 2009 года, я попала в Москву на выставку кукол и только там закупила всё, что нужно. Потом я узнала, что необходимые материалы привозят из Киева. А сегодня сделать заказ можно даже в нашем городе. Правда, кое-чего всё-таки не хватает, например искусственных глаз. Приходится рисовать.

А вот о причинах популярности кукольного ремесла как никто другой знает еще один участник севастопольской выставки Наталья Зозина, недавно побывавшая на кукольном салоне "Искусство куклы" в московском Манеже. Три дня 26 стран-участниц представляли своих мастеров на выставочной площади 5600 квадратных метров! Можете себе представить? Наталья не только смогла, но и приняла участие в работе грандиозной экспозиции кукол.

— Было много кукол и ещё больше людей. Аналогичные очереди стояли, когда в Москву привозили Пикассо. Чем вызван такой ажиотаж? Кукла сегодня становится новым видом искусства. Ведь мастеров-кукольников можно сравнить с мастерами Возрождения: нужно быть скульптором, чтобы слепить, художником, чтобы расписать, портным, чтобы сшить костюм, парикмахером, чтобы сделать причёску, наконец, философом, чтобы создать образ. Многие хотят оказаться у истоков нового вида искусства, хотя заявить о себе, особенно в Москве, сложно. Ведь сегодня кукольником может стать любая домохозяйка! А вот покупают куклы, как ни странно, чаще мужчины. Приходят в галерею с шикарной дамой, якобы чтобы выбрать подарок для неё, а на самом деле — для себя! А тем временем дама с удовольствием предпочла бы "обыкновенные" бриллианты или шубу.

Невозможно предугадать, добьются ли кукольники вселения своей музы на Олимп, нынче напоминающий густонаселённый комфортабельный пентхаус. Дело тут в другом: как и всякое произведение искусства, высококлассно сделанная кукла всё чаще просится за стекло, будто сторонясь рук покупателей. Страшно трогать такую красоту — ещё сломаешь! Неплохо бы, наверное, найти компромисс, при котором кукла будет по праву считаться образцом художественного мастерства, не становясь эксклюзивной любимицей московских коллекционеров.

Может быть, начать движение в этом направлении будет проще из той самой неторопливой провинции?

Другие статьи этого номера