С именем Льва Толстого

Мировая общественность встречает сегодня 100-летие ухода из жизни литературного гения, великого российского классика Льва Толстого. В библиотеках Севастополя в течение последних недель проходили мероприятия, посвященные творчеству и жизни писателя. В частности, 18 ноября в Центральной городской библиотеке, носящей имя Толстого с 1953 года, состоялся музыкально-литературный вечер "Судьба гения".Надо ли вообще отмечать даты смерти? Этот вопрос еще в феврале текущего года подняла "Российская газета" в интервью с директором Государственного музея Л.Н.Толстого Виталием Ремизовым. Вот как он ответил: "Уход и смерть Л.Толстого были потрясением для той эпохи, но они не оставляют нас в покое и сегодня. До сих пор в этой истории много таинственного. Его смерть и уход стали событием мирового масштаба. Из жизни ушел самый запоминающийся человек мира".

В западных странах прошло несколько крупных форумов, посвященных Л.Толстому. Движение началось в Италии, продолжилось в Румынии, Франции, а завершиться должно в Америке в Нью-Йорке. Масштабные мероприятия запланированы в России. Для всего мыслящего сообщества 100-летие ухода из жизни Л.Толстого является поводом обратиться не только к творческому, но и к философскому наследию писателя, подумать: а что изменилось за прошедший век?

Севастополь в автобиографии мирового классика навеки занял свое, особое место. Известно, что с ноября 1854-го по конец августа 1855 года Лев Толстой был в Севастополе, участвовал в героической обороне города. Он долго жил, сражаясь на страшном, 4-ом бастионе, командовал батареей в сражении у речки Черной, был при адской бомбардировке во время штурма Малахова кургана. Несмотря на все ужасы осады, Толстой написал в это время рассказ из кавказской жизни "Рубка леса" и первый из трех севастопольских рассказов "Севастополь в декабре 1854 года". Этот рассказ он отправил в "Современник", и его тотчас напечатали. Рассказ был с жадностью прочитан всей Россией и произвел потрясающее впечатление картиной ужасов, выпавших на долю защитников Севастополя. Рассказ был замечен императором Александром II: он велел беречь даровитого офицера, что, однако, как вспоминают современники, было неисполнимо для Толстого, не хотевшего перейти в разряд ненавистных ему "штабных". За оборону Севастополя Толстой был награжден орденом Святой Анны с надписью "За храбрость" и медалями "За защиту Севастополя 1854-1855 гг.". Считается, что именно с "Севастопольских рассказов" за Толстым укрепилось имя представителя нового литературного поколения.

Личная жизнь писателя была столь же насыщенной и многогранной, как и его творчество. Женившись на 4-м десятке, он испытал большую любовь, познал одиночество и разочарование, искал Бога, а отыскав свое понимание миссии Творца, был официально отлучен от церкви… Но все, что ни делал Толстой, было абсолютно искренне. И прав, пожалуй, Александр Мень, сказавший в свое время, что "Толстой до сих пор является укором совести. Живым укором для людей, уверенных, что они живут в соответствии с моральными принципами".

Другие статьи этого номера