Виталий ТАГАНОВ: "Проект "Украина слезам не верит" разбудил моё тело"

С каждым прямым эфиром всеукраинского шоу "Украина слезам не верит" Севастополь всё крепче держит кулаки за "нашего" участника. На протяжении около двух месяцев Виталий Таганов, актёр Русского драматического театра им. А.В. Луначарского и художественный руководитель театральной студии "Фарт", доказывает, что именно он достоин роли в новом мюзикле Константина Меладзе "В джазе только девушки-2". Словить Виталия "Славе Севастополя" удалось в стенах театра: руководство "Нового канала" запрещает участникам проекта общаться по телефону и выходить в Интернет. Исключения предусмотрены только по рабочим поводам. Наша беседа прошла за полтора часа до спектакля "Таланты и поклонники" в гримёрке Виталия. Отыграв на сцене, актёр отправился обратно в Киев, чтобы продолжить репетиции воскресного прямого эфира.

К ШОУ-БИЗНЕСУ ЛИЦОМ

— Виталий, путешествовать по стране вам не впервой. Однажды вы уже меняли место жительства, перебравшись в Севастополь из Чернигова. Как задумали участвовать во всеукраинском проекте?

— Идею подали сотрудницы Центра культуры и искусства, где "прописана" театральная студия "Фарт". Они прочитали условия: ищем харизматичных артистов, совмещающих три ипостаси: вокал, танец и актёрское мастерство, — и в один голос заявили: "Виталик, это как раз для тебя, ты победишь!" На кастинги в Одессе, Харькове, Днепропетровске, Львове возможности поехать не было: спектакли, работа. И тогда девчонки из Центра культуры и искусства отослали мой 6-минутный видеоролик на интернет-кастинг. После этого мне позвонили с "Нового канала" и пригласили на первый тур, проходивший на киностудии им. Довженко. Мне следовало вживую спеть песню и прочитать монолог. Во втором туре нужно было в танце спеть под фонограмму и разыграть сценку с назначенным партнёром. В третьем — исполнить номер в паре с известным актёром (на репетицию давались сутки). Я играл вместе с сериальной актрисой Викторией Смачелюк. Другим участникам достались и более маститые напарники: Александр Олешко, Илья Любимов, сыгравший в сериале "Не родись красивой", и Анастасия Сиваева, исполнившая роль Даши в ситкоме "Папины дочки".

— И всё-таки, несмотря на внешний импульс, вы ведь и сами были не против попасть в проект Меладзе?

— Конечно! За 40 лет во мне накопился огромный опыт, требовавший развития, выплеска! Я и в музыкальных спектаклях играл, и пластикой всегда отличался, и актёрским мастерством. И я решил: почему бы не попробовать, почему бы не развернуть свою жизнь на 180 градусов?

— Но вы ведь и раньше снимались в кино.

— Дело не в этом. Я узнал изнутри, что такое шоу-бизнес. Что такое прямой эфир каждое воскресенье. Что значит выступать в жанрах, в которых ты никогда не работал, исполнять танцы, которые ты никогда не танцевал!

ГОТОВ НА ВСЁ

— Итак, вы попали в число шестнадцати лучших. Иногда, сами знаете, попасть в проект оказывается намного сложнее, чем продержаться в нём. С шоу "Украина слезам не верит" выходит именно так?

— Нет. Пройти кастинги было гораздо легче. Например, из-за нулевой танцевальной подготовки некоторым актёрам очень трудно соответствовать условиям проекта, многие номера получаются сырыми. Да что там, хоть сам я и занимался пластикой в силу профессии, но чтобы конкретно танцами — никогда! А тебе приходится выходить на сцену и танцевать в стиле Майкла Джексона или ирландский степ, а в жюри сидит балетмейстер, оценивающий тебя на профессиональном уровне. Ещё сложнее иногда преодолеть волнение и атмосферу прямого эфира. Но сейчас могу с уверенностью сказать: моё тело начинает меня слушаться и я ничего не боюсь. Если в начале проекта, предложи мне организаторы станцевать или спеть в непривычном жанре, я бы ещё засомневался, то сейчас я готов ко всему: надо — пожалуйста!

— Так, может, всё-таки камера раскрепощает?

— Нет, раскрепощает экстремальная ситуация. Очень часто человеку не дают раскрыться внутренние зажимы или леность души. Проект помогает раскрепоститься. Нужно использовать все свои качества на сто, на двести процентов! И не думать о том, что может не получиться. Конечно, не всё удаётся: прямой эфир, живой звук, да и репетиций не так много! Например, мы с Колей Сергой должны были исполнять песню Земфиры "Хочешь?" И вот представьте: на часах семь вечера, зрители уже в зале, через час начало прямого эфира, а я только выхожу на сцену, и у меня всего два вокальных прогона!

— Кстати, раз уж мы заговорили об этом номере, не могу не спросить, комфортно ли было работать с таким колоритным и своеобразным артистом, как Серга?

— Очень удобно. Всё получилось гладко. Сам по себе Серга харизматичный, но в номере играл роль ангела-хранителя, спокойного по отношению к моему персонажу, дошедшему до крайней черты в своей жизни. Кинолента видения возвращает моего героя в детство, в чистоту, девственность, безвинность. О младенцах говорят: "Они попадают в рай, а ты в ад". Именно такой подтекст мы вкладывали в строчки Земфиры: "Ты, конечно, прямо в рай, а я не думаю, что тоже". Ведь тут не юноша к девушке, а человек, нагрешивший в своей жизни, к своей душе обращается! Жаль, Ани Лорак, сидевшая в жюри, не поняла этого. Она всё удивлялась: "Зачем столько эмоций?"

ШКОЛА ЮНОГО УНИВЕРСАЛА

— Виталий, из вашего рассказа следует, что проект прежде всего нацелен на поиск актёров-универсалов. А много сейчас таких в нашей стране?

— К сожалению, нет. В наших театральных институтах этому учат не в таком масштабе, как, скажем, в Голливуде. Взять хотя бы Николь Кидман, сыгравшую в мюзикле "Мулен Руж", или тех же Ричарда Гира и Рене Зелльвегер, отметившихся в "Чикаго". Актёры сами поют, сами танцуют, выполняя немыслимые растяжки! А в нашем советском кино кто пел? Миронов, Боярский, Алиса Фрейндлих, Людмила Гурченко… По пальцам пересчитать.

— Так, значит, отечественных Кидман и Гиров воспитывать можно?

— Можно и нужно! Это современный взгляд на искусство. И Константин Меладзе задался именно этой целью: найти актёра, совмещающего все три артистических направления.

— Найти или воспитать?

— Неправильно сказать, что за такое время можно вырастить артиста-универсала. Да, есть педагоги по вокалу, хореографы, все условия для совершенствования, но в сжатые сроки (всего неделя для подготовки!) можно выдать максимум на 10% больше, чем у тебя есть. Конечно, опыт работы в цирковом искусстве, музыкальном театре, 20-летний театральный стаж дают плюсы. Я разбудил своё тело, но способности изначально были во мне заложены и развивались со временем. Безусловно, проект не сделает из непоющего или нетанцующего артиста "мастера на все руки".

— Виталий, а какие из нарощенных 10% дались тяжелее всего?

— Все. Возьмём танец. Я исполнял жанровый танец, но только в контексте спектакля. А теперь представьте: за твоей спиной профессиональный коллектив танцует, а на первом плане ты, подготовленный за три дня солист, такой себе севастопольский Флэтли! Стресс неимоверный! Надо просто зазомбировать себя: ты это сделаешь! — и не обращать ни на кого внимания. И стучать, и стучать, и стучать, и стучать каблуками! В вокале меня тоже бросает из крайности в крайность. Сюткин "Я не красавчик", та же Земфира, Гарик Сукачёв… Мне нужно давать рок с надрывом и это при том, что у меня мягкий голос без хрипотцы! Уверен: если я останусь в проекте, мне придётся и в классическом амплуа показаться, и английский соул исполнить. Бог дал мне связки, дал глотку, дал голос. Но такой разножанровости, как на проекте, не было и в помине.

— Ну хоть в родной актёрской стихии легче приходится?

— Нисколько! Я ведь театральный артист, а не актёр кино. Кинодубли даются мне очень тяжело. Если на сцене нужно сыграть так, чтобы тебя было слышно и видно в последнем ряду, то в кино камера, то есть зритель, находится прямо перед тобой. Одного взгляда на твоё лицо должно быть достаточно, чтобы понять, что происходит у тебя внутри. В ход идут микронюансы мимики.

В ДЖАЗЕ НЕ ТОЛЬКО ДЕВУШКИ

— Сначала никто из проходивших кастинг не знал, что за фильм будет снимать Меладзе. Обрадовались, когда узнали, что претендуете на роль в ремейке "В джазе только девушки"?

— Сначала мне показалось, что у нас в проекте есть только две девушки, которые могут петь джаз: Ира Розенфельд и Мария Собко. Я даже подумал: а что мы, остальные, здесь делаем? Всё ведь понятно. Но со временем я начал понимать: я могу сыграть все три мужские роли, которые присутствуют в американском фильме. И теперь от тура к туру я всё выше оцениваю свои шансы. К тому же меня очень радует, как ко мне относится Константин Меладзе. Редко когда в моей жизни встречались люди, которые настолько верили в меня. На каждом прямом эфире он берёт слово и говорит очень лестные вещи в мой адрес. Это и накладывает огромную ответственность, и окрыляет. Если в тебя верят, то ты выдаёшь совершенно другой результат. Я по-настоящему счастлив, что "Новый канал" решил сделать актёрское шоу!

— Неужели знакомство с шоу-бизнесом так вдохновляет?

— Прежде всего проект, в который берут участников до 40 лет, — большая удача! Мне как раз 40 лет, и то, что я попал на шоу "Украина слезам не верит", — подарок судьбы. Наверное, за труды мои тяжкие в театре. Моя юность прошла в 90-е, 20 лет мне исполнилось как раз в 1990 году. В следующее десятилетие не было ничего, полный развал. Дорожку в театр я протоптал в резиновых сапогах, во время разрухи работал без зарплаты и без еды. Это сейчас у нас проект на проекте! Молодёжь расцветает, все дороги, все возможности ей открыты. Поэтому я благодарен проекту за колоссальный опыт, который пригодится мне в будущем. Даже режиссёрский опыт.

— Ещё и режиссёрский?

— Второй год я ставлю городские концерты в Севастополе. Наблюдать, как киевские режиссёры работают на большом шоу, — редкая возможность. А ведь все шоу делаются за два дня! Номера, декорации, костюмы придумываются на репетициях в субботу и воскресенье. Причём без особого нерва, спокойно. Теперь я понимаю, что нет ничего невозможного! Самые нереальные фантазии, которые приходят режиссёру в голову, воплощаются за сутки-двое! Получается прекрасный результат и потрясающие номера! Танго на потолке, танец в стиле контемп на огромной кровати с подушками — такое только во сне присниться может!

— Виталий, напоследок скажите честно: у вас есть тактика на проекте?

— Никогда не повторяться, постоянно удивлять! Чтобы быть интересным, нужно каждый раз меняться. Если мне предложат песню или танец в стиле, который я уже освоил, наотрез буду отказываться.

Я готов к самым смелым и неожиданным экспериментам!

P.S. На сегодняшний день в проекте осталось всего несколько участников, и один из них — Виталий. Публикуя интервью в преддверии финала, мы надеемся, что оно поможет севастопольскому актеру завоевать заслуженную победу.

Другие статьи этого номера