Четыре улитки на виолончели Ростроповича

Свободные от графиков, контрактов и рейтингов, они играют там, где душе угодно. А угодно ей тянуть отважную четвёрку музыкантов то в Балаклаву, то в художественную галерею, а то и, прошу простить мой французский, в кафе-шантан. Герой рубрики "Живая речь" на сей раз — один коллектив в четырёх лицах. 9 лет спустя после своего создания группа "Тургенев-band" сняла первый клип и собирается записывать первый альбом, а "тургеневская" песня "Братья Люмьер" со следующего года станет гимном Севастопольского международного кинофестиваля. О "медленном, но верном" пути музыкантов — разговор с Андреем Дзенским, основателем, лидером и солистом группы.

ДЕЛАЙ КИНО, ДЕЛАЙ, ДЕЛАЙ!

— Сегодня под маской Тургенева прячется квартет. Это…

— Соло-гитарист Сергей Сергеевич Ракша, поэт-перкуссионист Миша Капкин, мультиинструменталист Степан Самошин и я, солист и гитарист Андрей Дзенский. Из первого состава остались только Мишенька и я. Начинали мы на голом энтузиазме… Да и сейчас на нём всё держится, только он идёт волнами. Помню, как в 18 лет я увидел в магазине где-то под Воркутой барабанную установку и решил привезти в Севастополь. И привёз! Сейчас порой такого подъёма не хватает.

— Чем вам Иван Сергеевич-то приглянулся?

— Не скажу, что Тургенев — мой любимый писатель. Просто мне очень нравится буква "у". И её сочетание с буквами "т" и "р". "Тур". Тур Хейердал, например!

— "Тур Хейердал-бэнд" тоже неплохо звучит.

— А вот ещё интересная фишка насчёт названия: Тургенев — русский писатель, группа русскоязычная, но "бэнд" — западное, американское слово. Получается странное сочетание: мы рок-н-ролл поём по-русски, соединяем несоединяемое.

— Прежде всего — в музыке?

— Да, у нас много чего намешано. Я бы назвал наш стиль… панк-регги. Мы даже пробовали играть регги в три четверти, в ритме вальса. Дикая смесь вышла, винегрет!

— Откуда такая тяга к смешению стилей?

— Музыкального образования у меня нет, но выйти за рамки хочется. В ходе некоторых экспериментов мы даже издавали страшные звуки… ртом. Такая натура у меня — не константа, а "переменный битрейт". Вернее, даже так: бильярдный шарик, который в лузу может и не попасть, но так красиво прокатится! А бывают моменты, когда говорят: дурачка забил в лузу. Стукнул шар, хотел его в лунку загнать, а загнал другой. "В яблочко попасть, почти не целясь", — это как раз о "Тургенев-band".

— И в какие такие "яблочки" попадали?

— В октябре мы стали финалистами севастопольского киноконкурса "Город у моря" со своим первым клипом на песню "Братья Люмьер". Клип родился из ничего: мы просто снимали на бытовую камеру, как мы проводим лето. Потом добавили кадры из фильмов, наложили песню. Я работаю на телевидении и прекрасно понимаю, что это не профессиональное видео — просто часть жизни, моей и моих друзей. Обычная бытовуха. Зато родная, своя, и я старался показать её красиво. Было очень приятно, когда Николай Николаевич Руденко, организатор "Города у моря", сказал нам: "Ребята показали всё честно. Не стали украшать, хотя доступ к хорошей камере у них был".

ПРЕКРАСНЫЕ ДИЛЕТАНТЫ

— Теперь припев песенки: "Бери пример с братьев Люмьер: делай кино, делай, делай!" будет звучать на Севастопольском кинофестивале. Тебе импонирует новая жизнь твоих стихов?

— Я не пишу стихи. Это слова. И я над ними работаю. Мне не хочется избитых рифм и форм, нравится находить неизбитые словосочетания. Ребята, которые собираются в гаражах и поют чёрт знает что, играют на голом энтузиазме, и как только энтузиазм заканчивается, группа разваливается. Потому что они не работали ни над музыкой, ни над словами, просто любили играть. Но любовь без секса — не любовь. А что касается популярности, конечно, приятно, когда молодые люди тебя цитируют или поют твои песни. На фестивале — в том числе.

— А какие ещё плюсы в призвании музыканта?

— Творить. Ведь песня — это новая творческая единица, это твой след в истории, и не важно, сотрётся он быстро или через 100 лет. Важно, что ты его сделал! Вообще музыка, которую мы слушаем или играем, отражает наше внутреннее состояние. И наоборот. Яркий бытовой случай. Как-то с соло-гитаристом Сергеем Сергеевичем мы покупали унитаз. Вещь некомпактная, в сумочку не положишь. Вызвали такси. Водитель тактично спрашивает: "А можно я музыку включу?" Ну, думаем, сейчас зазвучит шансон. И вот едем с унитазом в багажнике, и вдруг грянул… "Полёт Валькирий" Вагнера! Мы замерли. Подъезжали к дому уже под Чайковского. Я был в шоке. Видимо, это единственный таксист в городе или даже Крыму, который слушает Вагнера.

— А ты что слушаешь? Из чего состоит "культурный слой" "Тургенев-бэнд"?

— Многим слышатся "Аквариум", "Аукцыон" (я сам люблю их очень сильно), "Наутилус Помпилиус", "Ноль", "Ундервуд". Кстати, мы поддерживаем связь с основателем "Ундервуда" Максимом Кучеренко. Он всё предлагает записать дуэт. Но так как у них постоянно гастроли, мы видимся в основном зимой. И хотя каждый раз при встрече пьём и поём, под рукой никогда не оказывается "записывающей штучки".

— Что поёте?

— Я пою свои песни, Макс — свои. Потом поём песни группы "Аукцыон" (смеётся).

— Помнится, вы записали две песни даже с Сергеем Рыженко, знаменитым мультиинструменталистом, который сотрудничал с группами ДДТ, "Аквариум", "Машина времени"…

— Раскручивать группу я никогда и никого не просил. Хотя "Тургенев-band" почему-то очень нравится приезжающим в Севастополь москвичам и питерцам. Но пока что показать им нечего, работа над первым альбомом только идёт…

— Рекордно медленный темп для группы с почти десятилетним стажем! Кстати, за это время, как думаешь, профессионализма добились?

— Если оперировать словом "профессионализм", то мы, скорее, прекрасные дилетанты! Улитки, сидящие на футляре с виолончелью, которую Ростропович несёт на гору Фудзи. Они долго будут ползти по футляру, но Ростропович поднимает их на вершину. Ростропович в данном случае — это некий случай. Если хочешь, Бог. Мы очень медленные, но красивые.

ЗАСЕВАЯ ВСЕЛЕНСКУЮ ЯЙЛУ

— Понятно, что "Тургенев-band" занимает огромное место в твоей жизни… Кстати, какое?

— Третья часть, думаю. Уже не оторвать.

— Так вот. Ведь ради такой огромной части стоит не только "делать кино", но и делать пиар!

— А мы и не сидим сложа руки. Руслан Микаилов, победитель первого фестиваля "Город у моря", сейчас снимает 10-минутный фильм, к которому мы запишем песню на безумное стихотворение Бродского "Яникулум". Видимо, у нас получится жёсткий рэп. А вообще я недавно подумал, что важнейшим из искусств для нас является Интернет. Это вселенская яйла, разнотравье! Можно пастись, можно самому зёрна кидать, и они прорастут. Вспомни историю Петра Налича! Его песня Guitar была выложена на YouTube и по количеству просмотров побила рекорды Леди Гага. После этого — звонок из Москвы, продюсеры, деньги, "провал" на "Евровидении"… Главное, бросить зёрнышко.

— Но пока что обильных денежных всходов не наблюдается…

— Если честно, рваться зарабатывать на музыке бессмысленно. Зарплата, работа, семья — это своего рода статусы, и только музыка позволяет вернуться к себе настоящему. Когда играю с "Тургенев-band", я вне времени и пространства. Когда пою песню, написанную 10 лет назад, на 10 лет молодею и я, и мир вокруг.

— А какие песни тебе самому нравятся?

— С эмоциональной окраской. Чтобы что-то ёкнуло в груди. Хорошо или плохо, но не никак. Пофигизм — это очень плохо. В природе вообще нет пофигистов, нет безразличия. Песня, как красивая девушка, должна вызывать эмоциональный отклик. Одним словом, с песней нужно хотеть переспать!

— Давай выясним, в чём твоё "верую". Дзенский — твой псевдоним. Творческий или вдобавок религиозный?

— Я дзен-буддист, беспринципный. Хочу видеть этот мир без линз, которые предлагает цивилизация, хочу оторваться от условностей, штампов. Скажем так: я чувствую себя более свободным, когда я дзен-буддист, чем когда я не дзен-буддист. Когда я дзен-буддист, Бог протягивает мне руку и здоровается, когда нет — он далеко, за тучами, и всё вокруг просто ужасно: рутина, работа, перкуссионист кричит: "Где мой джембе?!" (джембе — западноафриканский барабан, созданный для поддержания духа африканцев. — определение А. Дзенского).

— Вижу, с Богом ты на короткой ноге. Прямо завидно!

— С Богом у меня особые отношения. Однажды я понял, что Бог — это всё и сразу. Он круче якудзы — так я спел в одной своей песне. Он держит весь свет. Да что там: Господь создал порно! Это факт. Или кто-то может поспорить с этим? Даже если порно создал дьявол, кто создал дьявола? Все вопросы отпадают.

— Ну а из человеческого рода-племени — кто вызывает симпатию?

— Из исторических персонажей — Че Гевара. Сейчас он часто ассоциируется с борьбой за свободу. Но тут не в свободе дело, а в том, что он шёл до победного конца. Hasta la victoria siempre! Два десятка революционеров пошли в Боливию делать революцию. Это же идиотизм чистой воды! Че возник, как искра, как вспышка на солнце, и стал героем нации за счёт своей ничем не обусловленной безбашенности, безумности! Я и боюсь таких людей, и восхищаюсь ими. Есть у улиток такое свойство: при любой опасности прятаться в раковину…

— На закуску — пара коротких вопросов. Твоё любимое высказывание.

— Если есть проблема и её можно решить, над ней не надо мучиться. Если есть проблема и её нельзя решить, над ней тем более не надо мучиться!

— Что бы ты делал, если бы не играл в "Тургенев-band"?

— То же самое. Работал бы на телевидении. Только пил бы больше.

— И самый банальный и ненужный вопрос: планы вашей группы на будущее?

— Забраться на Фудзи с Ростроповичем!

— Что ж, тогда, надеюсь, до встречи наверху!

Другие статьи этого номера