Демографическая яма

К 2050 году, согласно расчетам специалистов, население Украины сократится на 10 миллионов человек и достигнет отметки около 36 миллионов. Казалось бы, какое отношение эти расчеты и показатели могут иметь к каждому из нас? Живет себе среднестатистическая украинская (читай — севастопольская) семья, состоящая из 3-4 человек, решает свои повседневные проблемы… Какое, извините за прямоту, ей дело, сколько миллионов граждан всего населяет страну?

Но не зря говорят, что современный мир — это среда, где все друг с другом тесно взаимосвязано. Уже сегодня на одного работающего гражданина приходится неработающий пенсионер, рассчитывающий на заслуженную пенсию и льготы. Если же кривая рождаемости будет продолжать и дальше падать вниз, кто же завтра будет поднимать экономику, обеспечивать и кормить старость? Этот незатейливый пример — один из самых простых способов объяснить, допустим, почему так вероятна реальность повышения пенсионного возраста в ближайшем будущем.

Но у вопроса рождаемости не только экономическая сторона. Говоря о том, что официально зарегистрированное ежегодное количество абортов значительно превосходит число новорожденных в стране, представители ряда общественных организаций и духовенство остро ставят вопрос о нравственности.

В минувшем месяце исполнилось 90 лет, как вступил в силу декрет о легализации абортов. Этот "юбилей" противники насильственного ограничения материнства уже окрестили началом великой катастрофы, истреблением человечества, убийством. Любые попытки оценить правомерность проведения абортов вызывают острую полемику в обществе. Крайне противоположные взгляды на "малую медоперацию" существуют и среди врачей. Одна из них выражена в клятве Гиппократа, который еще в V веке до нашей эры отмечал этическую недопустимость участия врача в производстве искусственного выкидыша.

Хочется затронуть еще один интересный, но не претендующий на какую-либо научность аспект, из области "фэнтези". Он заключается в том, что в течение многих веков многодетность, в отличие от нынешних времен, была общепризнанной нормой. Что было бы с человечеством, например, если бы умышленное ограничение рождаемости имело столь широкое распространение? Не родился бы, вероятнее всего, Иоганн Себастьян Бах — шестой по счету в семье ребенок, первая женщина, лауреат Нобелевской премии (причем, дважды) Мария Склодовская-Кюри — младшая из пяти детей, и уж точно мир не увидел бы плодов труда великого ученого Дмитрия Менделеева — семнадцатого (!) ребенка. Быть или не быть? — это не всегда гамлетовский вопрос. Прийти или не прийти в этот мир младенцу, решает сегодня отдельно взятая семья, конкретная женщина. Оставляя каждому право иметь собственное мнение, мы решили узнать у севастопольцев, какие причины мешают нам преодолеть демографическую яму, и задали такие вопросы: "Почему падает рождаемость в стране? Сколько вы хотели бы иметь детей? Как относитесь к абортам?"

Глас народа

Валентина Михайловна:

— Сегодня при такой трудной жизни я вообще не отважилась бы стать матерью. Так что женщина сама должна думать, иметь детей или нет. Зачем плодить нищету? Рожают нынче только дуры. Китайцев, вон, миллиарды. Скоро придут и нашу страну заселят.

Бронислава Марьяновна:

— У меня двое взрослых, замечательных сыновей. Глядя на них сегодня, я думаю, что таких прекрасных детей хочется иметь как можно больше. Подрастают три внучки. Мне грех жаловаться. Рождаемость в стране падает, я думаю, потому что у людей изменилось мышление. Сегодня каждый человек больше ориентирован только на себя. К абортам, конечно же, я отношусь отрицательно, но не могу судить за это женщин. Все очень индивидуально: например, женщину бросили, она осталась одна. Или же будущий ребенок по какой-то причине не желанный и появление на свет сделает его несчастным. Дети должны рождаться в любви. Есть любовь — все есть. Нет любви — ничего нет.

Василий, отец трехлетнего Вани:

— У меня трое детей, все мальчики. Мы с женой живем по принципу — сколько Бог даст, все наши. Мне как-то раз одна многодетная мама по своему личному опыту сказала, что когда в семье появляется больше трех детей, трудности многодетности перестают волновать. Ну дети и дети…

Я думаю, что в наше время люди перестали хотеть иметь много детей, потому что ленивы. Ведь для этого надо много энергии, хочется погулять, сделать карьеру. На самом деле, я уверен, можно успевать делать все.

Я по профессии врач. Считаю, аборты надо запретить, кроме случаев, которые показаны строго по медицинским показателям. Но и здесь не все однозначно. По опыту знаю, что не бывает 100-процентной диагностики. Например, будущую маму предупреждают о патологии, а на свет появляется абсолютно нормальный ребенок. И наоборот. Лично я расцениваю твердость женщины родить ребенка, несмотря ни на какие обстоятельства, как подвиг.

Анна:

— У меня пока еще нет своих детей. Но если теоретически, то я хотела бы иметь только одного ребенка. Боюсь не прокормить. Сейчас не те времена. Второй ребенок в семье возможен, если, например, есть хороший заработок или рядом обеспеченный муж. Просто жизнь у нас в стране какая-то…неправильная. Судите сами: надо устроиться в детский сад — взятку плати. Хочешь дать хорошее образование — давай еще больше. А про медицину я вообще молчу.

Оставлять ребенка или прерывать беременность — это личное дело каждой женщины. Ну, и ее мужчины, конечно. Но я думаю так — из любой ситуации можно найти выход. Ребенок — это же не катастрофа. Это просто начало нового этапа в жизни. Рождение ребенка, наоборот, как-то подстегнет, заставит быть более целеустремленным и старательным.

Владимир:

— Страна вымирает. Что вы еще хотите знать? Наши политики пока работают только языком. Промышленность дорабатывает потенциал, оставшийся от бывшего СССР. Доходы идут в частные руки и перетекают за границу. У меня есть взрослые дети, а заводить новых я не рискнул бы.

Другие статьи этого номера