Городурод?

Каким мы оставим Севастополь потомкам?
Уж точно не таким, каким его видели в мечтах, снах и будущем градостроители, архитекторы и строители, приехавшие из других городов и восстанавливавшие Севастополь после Великой Отечественной войны. И если кого из них и посещали ночные кошмары, то навряд ли даже в них было место небоскребам, построенным на этой земле.
И уж наверняка, в них, этих кошмарах, центр города не был поражен архитектурными метастазами. А тут — все наяву…

И, что самое интересное, — создается впечатление, что с этой явью сталкиваются лишь горожане. А их избранники в представительской среде, именуемой советами, во властных структурах и различных разрешительно-контролирующих органах делают вид, что не замечают происходящего. Либо, действительно, ничего не видят. Или, что опасней и преступней, все видят и замечают, но занимают выжидательную позицию: пошумят эти горожане немного и успокоятся. Все перемелется, и встанет на свои места. Или — займет места, для этого предназначенные, подготовленные и согласованные.

Так было со строительством торгового центра "Диалог" на Большой Морской. Это где ж видано такое, чтобы здание рядом с храмом выше этого самого храма строилось? У нас! И чё? И видано! И обсуждено! И забыто! Юродство…

Так было и с намерявшейся скрыть от глаз жителей и гостей города обелиск "Штык и парус" высоткой. Ну, приостановлено, вроде бы, строительство. Неужели, выяснив, что кто-то в цепочке согласователей — не то по доброте душевной, не то по злому умыслу, не то просто, не подумав, иль из корысти — взял и поставил свою подпись там, где надо, тем самым разрешив строить эту громадину, власть укорит или даже накажет этого кого-то?! А стройка будет не просто "заморожена", а возвращена в исходное положение…

Эти темы в свое время обсуждались в севастопольском интернет-пространстве не менее активно, чем реконструкции спуска Котовского и Приморского бульвара, строительство отеля на бульваре Матросском или снос исторического здания на мысе Хрустальном… Теперь вот еще две "народные" стройки появились. В том смысле, что народу не безразлично, что происходит с городом, с его исторически сложившимся обликом. В отличие от тех, у кого душа болеть, а сердце кровью обливаться должны по штату и за зарплату.

Вот снесли, пережившую даже "лихие 90-е" и засилье "шестигранников" летнюю кафешку на площади Ушакова. Оградили "профилем", спилили деревья — грядет очередная, неведомая горожанам, стройка. Наверняка, построенное здесь "нечто" будет внушительней и при этом изысканнее, приятней для глаза и доходней для владельца, нежели деревянный сруб-шалаш (не знаем, а потому не смеем утверждать, что бывший хозяин "точки" и нынешний заказчик — разные люди или, наоборот, один и тот же человек). Вот только для многих севастопольцев и гостей города, познакомившихся с ним по открыткам совиздата, вряд ли "новострой" в этом сквере будет принят с пониманием. Хотя, какой это сквер? Ведь в Приложении к решению городского совета N 9138 от 26 января 2010 года "Об организации мест отдых населения — скверов и парков Севастополя и разработке проектов землеустройства по отводу и установлению границ земельных участков в натуре (на местности)", т.е. перечне этих самых земельных участков, сквера на пл. Ушакова нет. На "городском кольце" — на ул. Ленина, пр. Нахимова, ул. Б. Морской — есть, а на пл. Ушакова нет. Значит, 15 запрещающих пунктов вышеназванного решения к этому земельному участку "ваще" не относятся. И даже п. 2.16, запрещающий "любое строительство капитальных сооружений, реконструкцию сооружений без согласования с городским советом", тоже не относится. Так что — сие обсуждению, выходит, не подлежит.

Или вот, ста метров идти не надо, чтобы посмотреть, как "украшается" здание, в котором находится центральная детская библиотека им. А. Гайдара. Часть крыши разобрали, на ее месте установили строительные конструкции, здание поначалу огородили забором, потом его сняли. "Что за "птица", поселилась на Ленина, 76?", задается вопросом севастопольское интернет-сообщество. Видно по всему, "птица высокого полета" собирается построить еще один этаж — мансардный. В отделе архитектуры Ленинской районной госадминистрации рассказали, что ведется реконструкция одной из квартир, расположенной на верхнем этаже дома, и над ней действительно собираются строить мансардный этаж. Разрешения от разрешительных структур и согласования с согласовательными органами есть. Как все эти подписи на проектах и прочих бумажках-разрешалках появились и как они согласуются с решением городского совета N 3545 от 15 января 2008 года "Об утверждении Концепции сохранения исторической застройки в городе Севастополе", то нам не ведомо. Но ведь появились ведь, значит с кем-то согласованы. С тем, кому все равно, как будет выглядеть Севастополь через 20-30 лет, каким мы оставим его потомкам. Своим. Не пришлым.

Дмитрий ЖЕЛНИН.

Депутатский глас

Дмитрий БЕЛИК, депутат городского совета VI созыва, председатель постоянной комиссии по вопросам промышленности агропромышленному комплексу, торговле и предпринимательству (как депутат горсовета V-го созыва был одним из инициаторов принятия "Концепции сохранения исторической застройки города"):

— В прошлом созыве городского совета по инициативе комиссии по градостроительству и архитектуре был разработан ряд важных документов. Среди них — решение об ограничении этажности застройки в исторической центральной части города и "Концепция сохранения исторической застройки". Я не буду вдаваться в детали этих документов, но они четко прописывают невозможность возведения в центральной части города того, что мы видим на улице Ленина, 76. Поэтому хочется пожелать исполнительной власти города руководствоваться теми документами, которые принял прошлый состав горсовета. Они позволяют не только не допустить данное строительство, но и вообще прекратить тот беспредел, который сегодня, на мой взгляд, творится на улицах Севастополя.

Другие статьи этого номера