…И да предстанет он городу и миру!

Завтра исполняется 110 лет (по н.ст.) со дня рождения прекрасного советского скульптора Николая Васильевича Томского. Этот талантливый мастер ваяния, народный художник СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат нескольких государственных премий, академик является автором целого ряда шедевров монументального искусства в странах СНГ и за рубежом: памятников М.И. Кутузову, Н.В. Гоголю, С.М. Кирову, И.Н. Кожедубу, многих скульптурных композиций и портретов, посвященных В.И. Ленину. Но самым любимым своим детищем Мастер всегда считал поистине выстраданное творение — памятник адмиралу П.С. Нахимову, ставший визитной карточкой N 1 героического Севастополя. Академия Художеств СССР отметила Н.В. Томского Золотой медалью за это замечательное произведение искусства….Urbis et orbis! Городу и миру! Такими словами представляли публично народу самых его избранных, самых заслуженных сынов Отечества знаменитые римляне Овидий и Цицерон. 6 ноября 1959 года на торжественном открытии памятника П.С.Нахимову в Севастополе его автор академик Н.В.Томский спустя более чем 2 тысячи лет как бы повторил слова, пришедшие к нам из глубокой античности: "Я трудился над памятником адмиралу Нахимову с большим вдохновением, ибо всегда помнил о той огромной любви, которую питает к великому флотоводцу весь наш народ".

…Городу и миру. К городу и морю лицом предстал перед севастопольцами чуть более полувека назад величественный Адмирал после того, как огромное белоснежное покрывало, спускаясь мягко накрыло рельефы и якоря памятника. Появлению этого монументального мемориального сооружения предшествовала далеко не простая предыстория.

…Поистине, последний месяц осени — это пик самых знаменательных, знаковых событий как в жизни Павла Степановича Нахимова, так и в "биографии" его посмертных памятников на земле русской. 18 ноября 1853 года в Синопской баталии российская эскадра под началом вице-адмирала П.С.Нахимова уничтожила почти все турецкие корабли. В последнем на Земле сражении парусного флота флотоводческий талант Нахимова как бы дал первую отмашку для своего блистательного взлета.

В начале октября 1854 года после отражения неудачного первого бомбардирования Севастополя союзными англо-французскими морскими силами и гибели адмирала В.А.Корнилова на адмирала Нахимова возлагаются обязанности начальника Севастопольского гарнизона, т.е. он практически начинает полноправно руководить обороной города. И Александр-III спустя годы будет иметь ввиду именно личность Адмирала, сказав следующее: "У России два самых верных союзника — ее армия и флот".

Минуло 45 лет после славного Синопского дела. И вот, воплощая в бронзовые формы чаяния благодарных севастопольцев, 18 ноября 1898 года скульптор И.Шредер воздвигает первый в истории города-героя памятник П.Нахимову — лицом к Графской пристани, правда, в позе, по оценкам современников, несколько отличной от величественных мировых аналогов, скажем, от скульптурного в полный рост портрета Нельсона в Лондоне.

В 1928 году памятник "царскому прислужнику" Нахимову по распоряжению властных коммунистических бонз Севастополя был снесен. Но, правда, не до основания: гранитный пьедестал остался. Именно на нем спустя 31 год — и опять же, в ноябре — и представил городу и миру свое замечательное творение всенародно признанный скульптор Николай Васильевич Томский.

Пятнадцать лет он вынашивал этот грандиозный замысел. Еще в ноябре 1944 года на Всесоюзной художественной выставке Томский выставил на суд публики макет памятника и бюст Нахимова (экспозиция размещалась в одиннадцатом зале (опять же — ноябрь, одиннадцатый месяц, заметьте — Авт.) Третьяковской галереи. В нашем расположении имеется редчайшая запись юбилейного интервью с Н.В.Томским, подготовленного по предложению редколлегии журнала "Творчество" 50 лет назад. Посему по ходу нашего рассказа есть возможность представлять, так сказать, вживую некоторый фактаж и размышления скульптора по поводу знаковых перипетий создания памятника нашей особой национальной гордости — адмиралу П.С.Нахимову.

По поводу резонанса от появления на свет сигнального макета и бюста П.С.Нахимова на выставке в Москве Николая Васильевич резюмировал так: "Однако по многим причинам мои замыслы не были воплощены".

Сегодня, кстати, можно кое-что и прояснить. В частности, в том же 1944 году был учрежден орден Нахимова 1-й и 2-й степеней. И когда в это же время в СНК РСФСР стали просматриваться контуры Генплана возрождения Севастополя и на тогдашней пл. Парадов (а не им. Нахимова) проектанты вознамерились возвести 40-метровую скульптуру Вождя Народов, речь о том, что рядом будет воздвигнут, правда, на более чем 12-метровой высоте, еще и памятник Нахимову, никто не осмелился и вести. Сказано было так: "Хватит и ордена…"

Николай Васильевич, правда, не успокоился. Он выдвинул идею поставить памятник Нахимову у Музея ЧФ. На что его оппоненты из Центрального проектного бюро Народного комиссариата ВМФ СССР возразили: "По левой стороне улицы Ленина не планируется ни одного здания или сооружения кроме каскада набережных и бульваров". Вот такие пироги…

Скульптор, разумеется, не прекращал работать над изваянием П.С.Нахимова. И спустя восемь лет по согласованию с Севастопольским горисполкомом памятник великому флотоводцу решено-таки было поставить в центре нынешней пл. Лазарева (тогда она носила имя Л.Н.Толстого). 6 июля 1952 года здесь в торжественной обстановке была установлена закладная плита памятника Адмиралу, а площадь до 1957 года именовалась его именем…

…Тем временем работа над памятником продолжалась. И шла она очень неровно, в поисках оптимальных решений и преодолениях ошибок. Предоставим слово самому художнику: "По Нахимову имелась довольно скудная иконография… Располагая немногими зарисовками с натуры художника В.Тимма, я пополнил свои знания чтением довольно обширной литературы о Нахимове: здесь и "Севастопольская страда" С. Сергеева-Ценского, и специальное исследование Л. Горева о войне 1853-1856 годов и обороне Севастополя, и воспоминания очевидцев. Очень помогли мне советы наших советских адмиралов П.С.Исакова и С.Г. Горшкова, майора Б.Н. Иванова".

К 1957 году в Севгорисполкоме вновь наметился крутой поворот по поводу судьбы памятника всенародно любимому патриоту города-героя. Окончательно вызрело такое решение. Во-первых, ставить все-таки памятник на месте сохранившегося гранитного постамента — у Графской пристани. Во-вторых, повернуть бронзового Нахимова лицом к городу и миру, а точнее — к городу и морю… И вот что говорит сам Н.В. Томский по поводу того, каким ему в 1957 году виделся образ Павла Степановича Нахимова: "К этому времени окончательно созрело мое представление о Нахимове. Хотелось передать во всем его облике непосредственную связь лучшего человека тех дней с нашей современностью. Высокое благородство души, воля и разум — вот качества, связывающие вчерашнее с завтрашним. Поэтому, решая фигуру адмирала, стоящего в спокойной позе, с характерной для него привычкой держать левую руку за спиной, с подзорной трубой в правой, я все свое внимание сосредоточил на портрете очень сдержанного, но в то же время волевого человека".

По мнению Мастера, каждый, кто посетит площадь Нахимова, должен отчетливо видеть выражение лица знаменитого флотоводца. Но высота скульптуры — 7,7 метра затрудняла задачу. Посему пришлось чуть наклонить голову Адмирала вниз. Теперь взгляд героя Синопа направлен в сторону моря, и вся фигура Нахимова "как бы вводится в большое пространство…"

Долго бился Томский над единством идейного и композиционного решения портрета. Особого накала возникли сомнения, когда дело дошло до претворения замысла в натуральном выражении. Помог…случай, правда, негативного плана. Опять же — в злополучном ноябре 1957 года на хоздворе Ленинградского объединения "Монолитскульптура" от сильного воздействия мороза деревянный каркас глиняной скульптуры рухнул. Но художник был только рад этим обстоятельствам. И найденный вскоре окончательный вариант скульптуры его уже вполне удовлетворял. Предпочтение было отдано мягкой лепке. Она, по мнению автора монумента, "даже при ярком солнечном освещении Севастополя не дает контрастов светотени, дробящих и разрушающих форму".

Многое в ходе создания многогранного, главное — достоверного образа знаменитого флотоводца скульптор хотел дополнить рельефами памятника. Вот характерный фрагмент из его воспоминаний: "Рельефами памятника я стремился обогатить образ Нахимова — бесстрашного командующего во время сражений, подающего матросам пример сохранения бодрости духа и патриотизма ("Синопское сражение", "На Корниловском бастионе"). В рельефе "Беседа с матросами" для меня важно было раскрыть в Нахимове его гуманность, отеческую заботу о матросах, его истинно "солдатскую" душу. В образах воинов хотелось передать искреннюю преданность и любовь черноморских моряков к своему командиру. Пространственное решение рельефа (от совершенно круглых фигур первого плана к плоскому изображению на дальнем) позволило создать большие сюжетные композиции".

…2 сентября 1959 года. Графская пристань. Бригада гранитчиков-каменотесов специализированных научно-реставрационных мастерских Госстроя УССР под началом инженера-монтажника Алексея Внукова занята привычным делом — полировкой новой части плит постамента памятника Нахимову из серо-голубого гранита, доставленных месяц назад из Коростышевского месторождения на Житомирщине.

У здания горкома Компартии Украины к 12 часам дня замечается некоторое движение — группа людей в плащах и два милиционера направляются к стройплощадке в центре площади. Полировщики И. Лантвойт, Г. Архипчук, И. Ермаков, В. Шевчук получают предупреждение о том, что их объект может посетить некий высокий гость из Москвы. Мол, соответственно себя держите…

Вскоре выяснилось, что архитектор проекта Михаил Чесаков, конечно же, был особо проинформирован заранее. Ему, оказывается, еще со вчерашнего вечера было известно, что прибывает в город с визитом Председатель Президиума Верховного Совета СССР К.Е. Ворошилов с иностранной делегацией из ЦК Компартии Франции.

Проходит час. И вот кортеж "Волг" останавливается возле площадки будущего памятника. Климент Ефремович слушает короткий доклад первого секретаря горкома КП Украины А.Г. Коровченко. Интересуется, когда намечается открытие памятника? Чесаков, ссылаясь на последнюю информацию лично от Н.В.Томского, говорит, что дату примерно определил сам скульптор — к 19 декабря. О том, что это — день рождения Томского, Чесаков, естественно, тактично умалчивает…

Между тем, 19 декабря — день св. Николая-угодника зимнего, чьими молитвами все начатые православным миром дела успешно доводятся до конца, а корабли преодолевают жестокие штормы морские и непременно приходят в желанную гавань, где первым после долгого плавания на припортовую площадь ступает капитан…

Климент Ефремович наклоняется к секретарю крымского обкома КП Украины, что-то коротко говорит…

Вечером того же дня первый секретарь горкома КП Украины Коровченко заказывает разговор с Ленинградом. Он торопит Томского с отливкой бронзовой фигуры Нахимова: торжественное открытие памятника должно непременно состояться в канун 42-й годовщины Великого Октября…

Что и произошло. И сегодня монументальное бронзовое изваяние Павла Степановича Нахимова — визитная карточка нашего славного города. Он спокоен, выдержан и строг, городу и миру была отдана без остатка вся его героическая жизнь…

Другие статьи этого номера