Семеро котят

Георгий Иванович проводил совещание. Его фирма была похожа на пловца, у которого вдребезги лопнули плавки, он их одной рукой держит, а другой сильно загребает, а публика в восторге аплодирует и ждет, когда же он бросит дистанцию или поплывет голым. Он снимал последнюю стружку с главного инженера, когда позвонила жена:

— Марусечка рожает!

— Какая к черту Марусечка?! — он хлопнул трубкой и принялся снимать стружку одновременно с маркетолога, дизайнера и сторожа, но снова звонок:

— Наша кошка! Уже семеро пищат. Такие пестренькие!

— У меня дела! Я по уши в снятой стружке!

— Ты бы видел их, Жорик, ты бы душой оттаял! И от Марусечки тебе привет!

— Топи их! А я не возьму грех на душу, итак Бог фирму наказывает!

— Топить не дам! Особенно в преддверии года Кота. Я верю в переселение душ после кончины, может быть, в них другие жизни людей, может, бывшего женского парикмахера или народной артистки, или даже, представь, командующего военным округом!

— Ты что, каким округом?!

— Точно не знаю! Может, Северо-Кавказским или Уральским! Представляешь, каково ему в новом обличье?! Раздай в добрые руки своего коллектива! Надеюсь, для гендиректора таковые найдутся!

Иваныч положил трубку и простонал, как Робинзон Крузо, которого третий раз выбрасывают на один и тот же остров, где на берегу улыбаются заметно одряхлевший Пятница, толстая Пятничиха и пятничата.

— Каждому по котенку! Или по выговору!

— Ваши методы руководства, как у сатрапа! — заявил Однокриков. — От каждого помета вашей Маруськи внедряете нам по экземпляру беспородных нахалов! У меня в доме нечем дышать, мебель в клочья, прорва денег на "Вискас"! Не возьму! Лучше выговор!

— Василь Васильич, а вдруг и в самом деле в кого-то переселяются наши души? Вокруг мистики — не приведи господь! То, что мы еще на плаву, несмотря на кризис, налоги, откаты чиновникам, накаты рейдеров, — это что-то из параллельного мира! А вдруг в киске, что я подарю, душа директора нашего подпольного цеха, что выпускал плавленые сырки, а по истечении срока годности продавал их как оконную замазку?! Помните, именно как замазка продукт ноу-хау получил популярность, даже из-за границы пришли заказы, и выяснилось, что мы в безналоговой "тени"! Подпольный директор получил непоправимый инфаркт раньше, чем срок! Бери и жалей! Борис Борисыч, возьмите котенка, вдруг в нем душа нашего технолога, утекшего на Запад в рамках утечки мозгов! Помните, умчался с рецептом нашего йогурта, который там стали применять как пасту для бритья! Но его занесло продавать продукт к последним каннибалам Африки, и те съели технолога, поскольку паста оказалась чудным соусом для мяса! Соломон Ильич, вы!

— Ой, я верю в реинкарнацию, но мне попадаются только бывшие бандиты! Битая посуда, изорванный тюль, постоянные нападения из-за угла!

— Возьмите животное, может, в нем душа того прокурора, который почти бескорыстно пожалел нас десять лет назад, когда мы встали на ноги на самозахватной земле! И кормите паштетом, прокурор плохо выглядел последние годы!

Зоя Марковна, возьмите котенка, вдруг в нем душа того банкира, который безвестно растаял, когда его банк лопнул от того, что мы не вернули кредиты! Любите его, вдруг и ваша душа переселится когда-то в рыжую кошку с серыми пятнами на моде!

— Вы же знаете, что серые пятна — от покупательницы, которая буквально размазала на моем лице наш крем от морщин "Не усыхай!" Ведь новый технолог никого не предупредил, что узнал рецепт бальзамирования фараона Тутанхамона! Он же стал буквально экспериментировать в нашем производственном котле! Он же смешал буквально сотню ингредиентов, от коры дуба и надпочечников до бездымного пороха!

— Помню, а смесь из котла мы назвали кремом для кожаной обуви "Береги блеск смолоду!" Возьмите котенка, может, в нем душа уморенного вами настырного ревизора КРУ! Вижу, краснеете, да, мы поручали вам в интересах коллектива соблазнить его, но вы совмещали нам полезное с вам приятным, перекормив ревизора виагрой! Мы ценим то, что вы продолжаете краснеть, но надо было экономно напрягать его больное сердце! Мы ведь хотим доверить вам обработку настырного аудитора Счетной палаты!

— Спасибо, я обещаю, но въедливые ревизоры — это пожилые люди, отдавшие своему делу буквально всю жизнь, а когда я открываю неизвестный им эротический мир, они прям-таки сходят с ума, хотят наверстать упущенное и забрасывают портфели с бумагами буквально черт-те куда!

— Артур Семенович, возьмите киску, вдруг в ней душа незабвенного нашего искусника бухгалтера Сидорова, который спасал нас незаконным возвратом НДС! Лучше — двух кисок, я не знаю, в какой из них душа этого исключительного мастера ухода от налогов, без которого нашему бизнесу была бы невыносимая крышка!

Арам Акопович, возьмите котенка, вдруг в нем душа погибшего в перестрелке начальника нашей безопасности! Он избавил нас от конкурентов, иначе все мы давно работали бы гастарбайтерами на португальском огороде, а вы, Зоя Марковна, — на шесте диско-бара в Марсельском порту! Это хорошо, что вы краснеете до синевы, но не обольщайтесь. Между нами говоря, в вашем тазу нет должного размаха! А в портах дикая конкуренция: на каждый шест по три наших юристки, экономистки и психолог! Не считая девочек без образования, которым не на что было учиться! На сегодня все, идите работать!

Другие статьи этого номера