Красные ландыши

Дождливым осенним утром в аэропорту приземлился небольшой частный самолет, только что совершивший международный перелет. По трапу в сопровождении небольшой свиты медленно и грациозно спускалась уже не молодая, но совершенно очаровательная элегантная дама. Валентина Николаевна Введенская имела и деньги, и влияние, она являлась владелицей солидной компании за рубежом и почти двадцать лет не была на родине.

Это была деловая поездка, связанная в основном с меценатством и долгосрочными вложениями. Несмотря на плотный график, запланированный в связи с основной работой, Валентина Николаевна не собиралась отказываться от отдыха и намеревалась в обязательном порядке посетить все дорогие ее сердцу места в родном городе. Одним из таких мест был Дом искусств. Когда во времена ее молодости она пыталась сделать карьеру художника, здесь выставлялись работы молодых талантов, в том числе и ее картины. Теперь же Валентина Николаевна хотела внести свой вклад в развитие искусства, которое навсегда осталось ее страстью. Женщину так захлестнули воспоминания, что она не заметила, как подъехала к гостинице. Оказавшись в номере, она на несколько минут прервала ход своих мыслей, чтобы отдать распоряжения на ближайшее время, и снова погрузилась в думы о прошлом и настоящем.

Она вспоминала детдом с клумбами, усыпанными ландышами, которые любила больше всех цветов. Там она выросла и там осталась затем работать. Потом были учеба, маленькие успехи и победы, первый кружок рисования, который она организовала для детей-сирот… Вспомнила Валентина Николаевна и маленькую девочку Машу Нестерову, которую, собственно, никогда и не забывала. Все эти годы она старалась отгонять от себя грустные мысли, но они снова и снова напоминали ей о той обоюдной, нежной привязанности девочки и молодой учительницы.

РОДСТВЕННЫЕ ДУШИ

Маша была способным ребенком, подавала надежды, и молодая учительница всячески оказывала поддержку юному дарованию. Как могла, вытягивала ее в учебе по другим предметам, только бы девочка продолжала рисовать. И Маше это нравилось. Она делала успехи, принимала участие в конкурсах и выставках юных дарований, побеждала и старалась еще больше. Очень быстро дружба учительницы и ученицы переросла в настоящую родственную привязанность. Они проводили много времени, гуляя по родному городу, Валентина знакомила девочку с музеями, театрами, водила на выставки картин. Когда незнакомые люди принимали их за маму с дочкой, они весело смеялись и потом долго вспоминали это. Им нравилось и хотелось быть всегда вместе, но жизнь распорядилась по-другому. В удочерении Валентине отказали: причин для этого было много. Но они не отчаивались и продолжали жить, как прежде. И надеялись, что когда-то ситуация изменится. Но однажды Валентине пришло приглашение учиться в одном из престижных вузов за границей, и она согласилась. Маше учительница сообщила новость первой. Девочка мужественно перенесла эту весть. Они обе держались, не плакали. Последние дни проводили вместе, даже воспитатели без проблем отпускали Машу с ночевкой к несостоявшейся маме.

РАССТАВАНИЕ

С приходом весны пришло время расстаться. Все знали, что Валентина любит ландыши, и на прощание несли ей маленькие букетики этих нежных цветов. Маша прощалась последней. Уже у подъехавшего за Валентиной такси она кинулась к ней на шею. Девочка не принесла живых цветов, а, неловко покопавшись в маленьком кармашке легкой курточки, достала, наконец, слегка примятый тетрадный листок бумаги и несмело протянула его любимой учительнице. Это был изумительный рисунок — букет красных ландышей.

— А почему красные? — только и смогла спросить растроганная Валентина.

— Белые дарят все, а красные — только я, — тихо ответила девочка.

Это была их последняя встреча. У Валентины на новом месте все складывалось отлично. Как только появлялась возможность, женщина анонимно пересылала деньги в родной детдом для Маши Нестеровой. Девочке не писала, но всегда была в курсе ее дел. Так длилось несколько лет. А потом Маша выросла, ее следы потерялись, и уже давно никто ничего Валентине Николаевне о ней не сообщал. Вернувшись в родной город, женщина даже не знала, здесь ли Маша, да и захочет ли она вообще с ней видеться…

Мысли Валентины Николаевны прервал телефонный звонок. Ей предстояло решить много проблем, и она окунулась в дела. Попутно решала личные вопросы, встречалась со старыми друзьями. Посещение Дома искусств оставила на последний день. Там, как и прежде, проводилась очередная выставка работ молодых художников. Валентина Николаевна под руку с другом, которого встретила накануне, не спеша прогуливалась по прохладному выставочному залу, внимательно разглядывая холсты на стенах и лишь изредка перекидываясь комментариями с попутчиком. И вдруг она как вкопанная застыла на месте, уставившись на холст на противоположной стороне зала. Еще не совсем соображая, что делает, быстро пошла к привлекшей ее внимание картине. Подойдя ближе, она обомлела. Это был огромный букет красных ландышей, изображенный на фоне в клеточку, как будто на тетрадном листе…

Валентина Николаевна начала медленно оседать на пол. Ее спутник, почувствовав неладное, кинулся на помощь и едва успел подхватить ее под руки… Придя в себя уже в гостиничном номере, Валентина Николаевна отдала помощникам приказ: "Купите картину и найдите автора!"

ВОЗВРАЩЕНИЕ

На следующее утро женщина покидала родной город. О картине никаких новостей не было. В лимузин, который должен был везти гостей в аэропорт, оперативно загрузили чемоданы. Валентина Николаевна и ее спутники заняли свои места, дверцы автомобиля захлопнулись, водитель готов был нажать на газ… и вдруг… Все повернули головы на крик:

— Госпожа Введенская, госпожа Введенская! — громко кричал служащий гостиницы.

Подбежав к машине, он открыл дверцу и, втиснув в лимузин огромный плоский сверток, на одном дыхании выпалил:

— Вот, курьер принес, еще бы чуть — и не успели!

По дороге в аэропорт женщина прямо в автомобиле сорвала упаковку со свертка, и ее взору открылась картина "Красные ландыши". Тут же была вложена открытка с адресом и телефоном Марии Нестеровой и краткой запиской о том, что Маши нет в городе, но ей все передали, и она ждет весточки…

Т. ГРЕЙС.

P.S.: Валентина Николаевна и Мария Нестерова вскоре встретились. Тяжелая болезнь подкосила женщину, но последние годы с ней рядом была Маша, которая все-таки стала ее законной дочерью. Видно, такова была ее судьба…

Комментарий

Ситуацию комментирует Ирина СЕЛИЩЕВА, координатор детского центра "Гавань плюс":

— Приёмный ребёнок — это целый мир. В маленьких глазках — океан мудрости и целая Вселенная того, чему мы можем научиться. Приёмный ребёнок — это всегда множество вопросов, опасений, сомнений. С чего начать? Куда обратиться? Понравимся ли мы ему? Хватит ли мудрости воспитать его? Хватит ли любви, терпения, средств для того, чтобы вырастить маленького человечка, который нуждается в любви, поддержке, внимании? Самое большое чудо, которое в наших силах сделать для ребёнка, лишённого родительской любви и внимания, — это подарить ему семью, заботу, счастье…

Информацию о семейных формах воспитания можно получить по телефонам: служба по делам детей — 54-25-19; Севастопольский городской центр социальных служб для семьи, детей и молодёжи — 54-21-99; Севастопольская городская благотворительная организация "Гавань плюс" — 94-63-65.

Другие статьи этого номера