Трапан-Баир или Тарпан-Баир?

Высшей точкой Севастопольского региона, как известно из справочников, является гора Тез-Баир. Хотя я бы отдал пальму первенства не этой вершине, которую мало кто видел воочию, а той горе, что почти пикообразно возвышается с востока над всей Байдарской долиной, — Тарпан-Баир. Мы привели ее название в том варианте, который является наиболее распространенным. Хотя иногда на картах его можно встретить в ином написании — Трапан-Баир. Еще не так давно последняя версия названия вызывала у автора бурю негодования: "Как же так, искажается старинный топоним, который сберегал память о вымершем ныне животном — дикой лошади тарпане!" При этом не смущал автора тот факт, что тарпаны водились в степях, а не в горно-лесной местности. Мало ли что было в далеком прошлом…Вернемся все же к горному исполину Байдарской долины. Если смотреть на него непосредственно из долины, тот видишь лишь западную конусообразную вершину. Но если на эту гору взглянуть с юга (с Ялтинской трассы), то становится видна восточная "голова" этой горы. Причем именно она, как более высокая, обозначается на картах как "г. Тарпан-Баир, 1094 м". В целом горный массив в этом ракурсе принимает форму двускатной крыши, напоминая верхнее плато Чатырдага. Для туристов ХХ века такая форма ассоциировалась с типичной формой палатки-"памирки". Даже название "Чатырдаг" переводили, как палат-гора, шатер-гора.

Автор также был свято уверен в этой версии происхождения топонима любимой горы симферопольцев до тех пор, пока не прочитал книгу Т.М. Фадеевой "Крым в сакральном пространстве". В ней было сказано, что "в названии "Чатырдаг" сохранилась древняя индоевропейская форма cetra-dsa-"четыр", "чертер", "челтер", что значит "четверик, сороковик". (Как известно, на сороковой день отмечаются поминки о душе покойного). Посему, выходит, название "Чатырдаг" хранит память о чем-то более важном, чем упоминание о форме горы. Не случайно же гора Чатырдаг на протяжении тысячелетий считалась священной горой, "минаретом Вселенной".

Греки, пришедшие в Таврику значительно позже вышеупомянутых индоевропейцев, коих они назовут таврами, сохранят мистическое уважение к этой горе. Переименовывая на свой лад древний Четверик, они дали ему название Трапезус, что значит гора-Престолг. По-гречески трапезусом называется четырехногий стол для священной пищи. Кстати, в русском языке слова "трапеза" или "трапезная"до сих пор употребляются в контексте религиозного антуража.

Плоские столообразные вершины — характерная деталь всего горного Крыма. Можно ожидать, что в разных концах Таврики имелись свои трапезусы, то есть священные горы. Действительно, топонимика полуострова сохранила такие примеры. Так, название одного из утесов Большого каньона Крыма звучит как Трапис. В окрестностях села Красный Мак (Бахчисарайский район) можно видеть крутостенную гору Трапа (Трапан-Тепе).

Нетрудно предположить, что для древних жителей Байдарской долины (а ими был за несколько столетий до н.э. народ индоевропейской языковой семьи — тавры) главная гора местности была такой же священной обителью духов предков, как и Чатырдаг. А раз так, то вариант названия Трапан-Баир, то есть производное от греческого слова "трапа", "трапезус" — более обоснованно, чем вариант Тарпан-Баир — от названия тарпанов. Причем "маскировка" греческого (индоарийского?) названия под тюркское до конца не произошла, и на картах второй половины ХIХ века название горы дается в варианте Трапан-Баир. Сохранился этот вариант написания топонима и на туристской карте в книжке "По горному Крыму" (1991 г.), консультантом которой был известный крымский турист М.И. Генхель. А вот в ХХI веке почему-то стал утверждаться вариант Тарпан-Баир.

Некоторые составители карт в своей трактовке данного топонима идут дальше. Они уже лошадей, тарпанов, не ставят в основоположники топонима, а производят название горы от тарапана, то есть винодавильни (карта "Юго-западный Крым", выпущенная издательсьвом "Свiт" в 2007 году). Не спорю, имеется такое древнее слово, обозначающее вырубленное в скале прямоугольное углубление, но найти тарапан на вершине прокарстованной яйлы вряд ли представляется вероятным.

Подведем итог наших топонимических изысканий. Признаем, что у древних жителей полуострова была традиция называть самую выдающуюся в их местности гору трапезусом, трапой, почитая ее как престол главного своего божества. Поэтому исконное, исторически правильное название главной горы Байдарской долины будет все-таки Трапан-Баир, что подтверждается, кстати, и старыми картами. Будем и впредь так ее величать. Мне могут возразить: какая разница, как называть ту или иную гору? Отвечу. Потеря топонимов — это потеря частички истории, потеря нашей крымской самобытности. К сожалению, уже сейчас незнание жителями Байдарской долины старинных топонимов привело к тому, что в обиходе и на официальных картах целых три(!) горы этой долины называются одинаково и безлико — Лысая. А ведь одинаковые названия извращают саму идею топонимики — однозначно обозначать разные географические объекты и тем самым их различать. (Представьте себе, что всех мальчиков в классе или школе будут звать одним именем).

Закончу словами писателя Льва Успенского: "Очень грустно бывает, когда старые полновесные названия стираются с карт, заменяясь новыми, случайными. Так же горестно, как если срубается древний, видавший столетия дуб, и на его место сажают молодой, кудрявый, никому ничего не говорящий тополь, точно такой же, как на всех городских бульварах".

Другие статьи этого номера