Наследникам ЭПРОНА: помнить, чтить и продолжать

В Матросском клубе состоялось торжественное собрание, посвященное 90-летию создания на Черноморском флоте управления поисковых и аварийно-спасательных работ.Мореплавание всегда было и остается одной из самых опасных и рискованных сфер человеческой деятельности. По статистике, ежегодно происходят аварии на 8 тысячах кораблей и судов, из которых более 200 гибнет. При этом смертельной опасности подвергается жизнь 6 тысяч человек, а около 2 тысяч человек погибает. Чтобы уменьшить число таких трагедий, многие государства создали свои службы спасения судов и людей, терпящих бедствие на воде.

В России попытки организовать такую службу делались еще при Петре I, когда только зарождалось водолазное и спасательное дело. О дальнейшем его развитии свидетельствует такой факт. Летом 1848 года под руководством контр-адмирала Павла Нахимова в Цемесской бухте был поднят затонувший тендер "Струя". Это первый известный нам случай судоподъема российскими военными моряками. С изобретением парового двигателя и дизеля начинается стремительное развитие надводного и подводного флота и возникает необходимость совершенствовать водолазную технику и судоподъемное оборудование. В 1915 году со стапелей Путиловской верфи спускается на воду спасательное судно "Коммуна", предназначенное для оказания помощи подводным лодкам. Кстати сказать, "Коммуна" и сейчас входит в состав боевых кораблей Черноморского флота.

Приступая к созданию советского флота, Совет Народных Комиссаров национализирует судоподъемные предприятия и водолазное оборудование, а в январе 1921 года издает декрет "О работах по подъему судов на Черном и Азовском морях", который положил начало созданию на Черном море аварийно-спасательной службы. Примечательно, что в ее составе были спасательные катера "Абхазец", "Кабардинец", "Аджарец", "Чеченец", названия которых свидетельствовали о стремлении большевиков объединить окраины России в единый могучий Советский Союз.

Если операции по судоподъему широко освещались в средствах массовой информации, то содержание приказа начальника особого отдела Государственного политического управления (ОГПУ) о создании глубоководной партии прежде всего для поиска золота на английском фрегате "Принц", затонувшем в ноябре 1854 года у входа в Балаклавскую бухту, замалчивалось. Именно надежда поднять на поверхность 400 тысяч фунтов стерлингов золотом, якобы находящихся на "Принце", заставляла Совнарком не скупиться на финансирование этой глубоководной партии, преобразованной в 1923 году в Экспедицию подводных работ особого назначения (ЭПРОН). Ей были переданы самые опытные водолазы и лучшая на Черном море плавбаза. Для нее в Москве в спешном порядке строится глубоководный снаряд с прожектором и механическим манипулятором для захвата грузов.

В ходе водолазных спусков, продолжавшихся с сентября 1923 года по декабрь 1924 года, золото так и не было найдено. Затраты на поисковые работы составили около 100 тысяч золотых рублей, однако эпроновцы получили большой опыт в организации подводно-технических работ, в создании поисковой аппаратуры и глубоководной водолазной техники. Примечательно, что именно при работах по поиску и обследованию "Принца" был установлен мировой рекорд погружения на глубину 123 метра. С фрегата были подняты различные предметы, представлявшие интерес для коллекционеров, но никаких драгоценностей найдено не было.

С целью сокращения расходов на содержание ЭПРОН переводится с финансирования из госбюджета на хозрасчет и несколько лет выполняет судоподъемные работы на принципе самоокупаемости. Летом 1926 года в районе Севастополя и Новороссийска эпроновцы обнаружили и подняли 19 кораблей и судов, пущенных на металлолом. Затем они выполнили правительственное задание по подъему английской подводной лодки L-55, которая была интересна советским конструкторам с целью изучения европейских технологий кораблестроения. Подъем этой подлодки, проходивший в сложных условиях, способствовал повышению международного авторитета советских спасателей.

В годы Великой Отечественной войны эпроновцы обеспечивают высадку морских десантов, в экстремальной ситуации производят ряд судоподъемных операций. В частности, в дни обороны Севастополя они поднимают орудия и снаряды с затопленного в бухте крейсера "Червона Украина" и теплохода "Грузия". Снятые с них орудия были установлены на Малаховом кургане и вели огонь по врагу.

Особая страница в боевой биографии спасателей — предотвращение попытки вермахта в 1941 году заблокировать корабли Черноморского флота в Севастопольской и Цемесской бухтах минами с магнитными и оптическими взрывателями. Для раскрытия секрета этих взрывателей создается спецгруппа. Академики И. Курчатов и С. Александров, минер И. Охрименко, водолазы Л. Викулов и А. Величко с риском для жизни в течение месяца разработали средства и способы защиты от минной опасности. Таких примеров, свидетельствующих о самоотверженности специалистов аварийно-спасательной службы и ее развитии, можно привести немало. Ночью 29 октября 1955 года в Севастопольской бухте под днищем линкора "Новороссийск" произошел сильный донный взрыв. Корабль получил пробоину в 150 квадратных метров, перевернулся килем вверх и затонул. При этом из 1524 членов экипажа 608 человек погибли. Правительством было решено линкор не восстанавливать, а отбуксировать его в Казачью бухту. Выполнение этой задачи, возложенной на капитана 1 ранга Николая Чикера и полковника-инженера Элиазара Лейбовича, было сопряжено с большим риском, поскольку в ходе работ предстояло извлечь из погребов линкора 23962 единицы аварийных боеприпасов при весе каждого из 379 снарядов главного калибра 504 килограмма. Работы на линкоре "Новороссийск" были завершены 50 лет назад, но и по сей день они считаются уникальными в судоподъеме.

Еще одной славной страницей истории ЭПРОНа стало спасение экипажа подводной лодки М-351, которая в 1956 году в результате аварии затонула под Балаклавой и находилась на предельной глубине 84 часа. Благодаря высокому профессиональному мастерству начальника аварийно-спасательной службы ВМФ СССР Николая Чикера, старшего водолазного специалиста Павла Никольского, самоотверженности водолазов аварийно-спасательной службы мичманов Александра Ивлева, Федора Кремлякова и распорядительности командования Черноморского флота экипаж подводной лодки был спасен.

Во время торжественного собрания в Матросском клубе журналисты повышенный интерес проявили к капитану 1 ранга А.В. Жбанову. Он более десяти лет командовал аварийно-спасательной службой Черноморского флота, потом — Океанариумом ВМФ СССР, в котором была создана спецгруппа по обучению черноморских дельфинов выполнению служебных операций в интересах военного ведомства, занимался поиском и поднятием на борт корабля космических объектов, приводнявшихся в Индийском океане и в Черном море. Одним словом, Александра Васильевича можно назвать живой историей наших дней легендарного ЭПРОНа. Сейчас он руководит Дельфинарием в Артиллерийской бухте, одним из направлений деятельности которого является популяризация экологических знаний, направленных на сохранение флоры и фауны Черного моря. В этом видится воздаяние всем нам за потери, жертвы и подвиги, через которые прошла за 90 лет Экспедиция подводных работ особого назначения.

Другие статьи этого номера