Второй день рождения

Второй день рождения

Мы договорились, что не будем называть настоящего имени этой женщины. Ведь то, что она согласилась рассказать о себе, очень похоже на исповедь. А исповедь — это тайна, которая хоть и лежит на самом дне души, но ты всегда о ней помнишь. Для удобства общения назовем нашу героиню Татьяной.- В той жизни мы были инженеры, а в этой — лавочники, — с первых фраз в Татьяне чувствуется колорит человека, который с юмором на короткой ноге. Но богата она не тем юмором, что приходит под анекдот в шумной компании, а тем, что, как спасательный круг, подбрасывает сама жизнь. Когда ничего другого не остается.

— Я любила свою профессию. Особенно нравился тот период, когда работала инженером-конструктором. Но два инженера в семье — это уже стихийное бедствие. А мой муж тоже имел такое несчастье. Предприятие развалилось, коллеги разбежались кто куда. Мы с мужем, как большинство из "наших", пошли торговать вещами на рынок. Любимую океаногеотехнологию, которой раньше занимался супруг, вытеснили регулярные поездки за товаром. Это были лихие 90-е прошлого века. У нас подрастал сын, и бедствовать мы не хотели.

Там, на 5-м километре, я частенько покупала шампиньоны. С детства люблю грибы. Я родом их Тверской области, и если честно, крымские грибы даже за грибы не считаю (так же я не люблю и крымский лес). А вот к шампиньонам привыкла. И потушу грибочки, и супчик с ними сварю. В тот памятный день я купила на рынке килограмм грибов. Дома в обеденное время сварила грибной суп. Поела и снова поехала на работу. Уже вечером, часов в семь, возвращаясь домой, почувствовала себя очень плохо. Подумала, что на работе я слишком много кофе выпила, и поэтому возникли проблемы с артериальным давлением. От автобусной остановки до своего подъезда еле дошла. Рвота началась прямо на улице. Но я уперто думала, что таким образом сказывается высокое давление. Успокаивала себя: ничего страшного, приму лекарство — и все пройдет.

Но дома лучше не стало. Я позвонила подруге, пожаловалась ей. Подруга, человек решительный, предупредила, что если я сейчас же сама не вызову "скорую помощь", то это немедленно сделает она. Я знала, что моя знакомая слов на ветер не бросает, поэтому послушалась ее и тут же вызвала медиков. Когда приехала бригада "скорой", я им все про давление рассказывала. Мне сделали укол, уже собрались уходить. Вдруг, стоя на пороге, доктор спрашивает: "А что вы сегодня ели? Я отвечаю: "Если скажу, то вы меня точно в больницу заберете. Я ела грибы".

— Собирайтесь.

В результате отравления у меня отказали почки. В тот же день из терапии я была помещена в отделение реанимации 1-й городской больницы. Я тогда еще не осознавала, что происходит, что положение мое крайне критическое и возможен летальный исход.

В это же время со мной в реанимации лежала тридцатидвухлетняя женщина. Она, как и я, купила шампиньоны в том же месте, на рынке, практически в тот же день. Нас обеих выхаживали, подключали к искусственной почке. Подруги по несчастью, мы невольно познакомились, сблизились. У этой женщины был одиннадцатилетний сын. Она, врач по профессии, в течение двух суток пыталась лечить себя дома самостоятельно. Возможно, в итоге это и погубило ее. Кроме того, женщина открыто не верила, что выживет. Во время процедур она умоляла дать ей воды, потому что, как она сама говорила, знает, что все равно умрет. К сожалению, так и случилось. Она ушла у меня на глазах, когда мы лежали в палате, подключенные к искусственной почке. Показалось, что просто на мгновение закрыла глаза… Врачи пытались реанимировать ее, но все это было бесполезно. Я же тогда твердо пообещала себе, что не сдамся. Обязательно выживу! У меня сын — курсант-первокурсник, ему еще помогать надо. Не имею права!

Однако ситуация моя не улучшалась. Прошла уже неделя, а положительных сдвигов не было. Я лежала, вся подключенная к капельницам, но тех процессов, которые свидетельствовали бы о том, что кризис миновал, не происходило. Все это время я ощущала искреннюю профессиональную и просто человеческую заботу медперсонала. Врачи, медсестры отделения буквально не отходили от меня. Мать родная, наверное, не смогла бы так ухаживать, как они. Только рукой шевельну — медсестра уже рядом, спрашивает: что надо? Вся моя жизнь, мое настоящее и будущее, зависела от них. И я благодарна Господу, который дал этим людям недюжинный интеллект и огромное сердце, чтобы уметь и хотеть помогать людям, не жалея собственных сил.

…Однажды во время врачебного обхода я случайно услышала, как в коридоре доктор кому-то сказал, что сын мой уже выехал (сын учился в военном училище в другом городе) и что он, вероятно, "успеет". Я все поняла. Страха на тот момент у меня не было. Было желание успеть поблагодарить всех, кто сделал мне добро в жизни: мужа, врачей, медицинских сестер. Хотелось успеть сказать что-то особенно значимое сыну…

В это же время (только не примите меня за сумасшедшую!) я начала видеть краем глаза справа около себя кого-то в белой одежде. Лица никак не могла разглядеть — вроде как на голову капюшон накинут. И вот что интересно: боковым зрением вижу этого Некто, а поверну голову — рядом никого нет. Но ощущение присутствия кого-то в белом возле кровати было настолько сильным, что я то и дело крутила головой. Мне медсестра во время процедуры даже замечание сделала: что это, мол, я головой в одну и ту же сторону кручу все время? Что меня так беспокоит? Я ей тогда ничего не сказала. А некоторое время спустя призналась об этой одной женщине. Меня поразил ее ответ. "Это же ангел-хранитель, — сказала она, — возле тебя стоял. И ты его видела!"

Врачи спасли мне жизнь. Когда наступили положительные сдвиги, все в отделении реанимации поздравляли друг друга. Как будто это был праздник. Одна смена заменяла другую, и первая главная новость была обо мне. Видя такую искреннюю радость, я поняла, насколько глубоко эти люди переживали за меня, как они все это время за меня бились! Вот уже десятый год я отмечаю день моего второго рождения и обязательно прихожу в этот день в отделение анестезиологии и реанимации 1-й городской больницы, чтобы от души поблагодарить всех медиков за их самоотверженный труд.

Бывало, знакомые люди меня спрашивали: как-то это событие повлияло на мою дальнейшую жизнь? Что-то изменилось? Внешне я остаюсь прежним человеком, но моя вера в Бога возросла. Что-то или кто-то внутри меня точно знает, что "тот свет" есть. Так случилось, что спустя какое-то время скончался муж. Перед его кончиной в больницу я пригласила священника, мы исповедались и обвенчались…

Радость, отдушину я нахожу в сыне. Но я и сама умею наполнять жизнь интересными событиями. Люблю путешествовать. Причем мне все равно, куда, лишь бы ехать. Была с экскурсиями в Германии, Франции. С удовольствием гуляла по ночному Парижу. А не так давно отдыхала на Кубе. Такую потрясающую красоту увидела! А если (ведь всякое бывает) подкатывает дурное настроение, я говорю себе, как когда-то в реанимации: "Не сдамся!"

Другие статьи этого номера