"Котята"

ДВОЕ МАЛЫШЕЙ ИЗ СЕВАСТОПОЛЬСКОГО ДОМА РЕБЕНКА ОБРЕЛИ СЕМЬЮ.

Их прозвали "котятами" наши коллеги-журналисты. Два маленьких светлоголовых чуда — Максимка (2,5 годика) и Женя (на год старше) — жались друг к другу, настороженно наблюдая за съемочной группой любознательными глазами и синхронно поворачивая головки на каждое движение оператора. Лучшие фотографии (важно, чтобы при взгляде на детскую фотографию у будущей мамы или папы, как говорится, "екнуло", чтобы появилось желание начать собирать документы или же даже немедленно ехать знакомиться с ребенком) братьев были размещены в Интернете, и долго ждать встречи с новыми родителями Максимке и Жене не пришлось.

"Однажды у меня появилась мысль взять в семью ребенка, — рассказывает ставшая малышам мамой Елена. — Я не говорила об этом мужу. Где-то полгода вынашивала все это в себе, думала о том, что время идет, а своих детей у нас пока нет. Мы работаем, все приобретаем и приобретаем. Говорю Вите: смотри, мы имеем все условия для того, чтобы у нас жили детки. Пока нет собственного ребенка, давай возьмем малыша — пусть и он воспользуется теми благами, которые у нас есть. А муж отвечает: "Я тебе об этом не говорил, но я тоже уже где-то с полгода об этом думаю". "Мы собрали нужные бумаги, — продолжает рассказ папа Виктор. — Но начался карантин, и в детские учреждения нас не пускали. Подруга сбросила эсэмэской ссылку на сайт www.sirotstvy.net, и именно здесь мы увидели наших деток. В тот же день позвонили в севастопольскую службу по делам детей. Это было в последние дни декабря. А уже 4 января, после праздников, мы были на первой встрече. Максимке и Жене воспитатели сказали, что к ним пришли мама и папа, поэтому они фактически сразу пошли на контакт. Потом мы их пообнимали, поцеловали, и во время следующих встреч они уже знали, что мы — родители".

Елена и Виктор Левченко показали видео полугодовой давности: день, когда они поехали в Дом ребенка забирать Максима и Женю домой. Вот малыши лакомятся бананами. Вот — смотрят в камеру широко открытыми глазами, еще не совсем понимая, что происходит. Вот — льнут к папе и маме, еще немножко робко. А вот — Максимка ухватился за маму уже обеими руками — так, чтобы больше никогда ее не отпускать…

"Первые два месяца было сложно, — говорит Елена. — Пришлось потрудиться, чтобы дети начали понимать, что можно, а что — нет. Я думала, что нам, взрослым, сложно привыкнуть, освоиться: то надо попу вытереть, то — нос, то — "мама, есть!", то — "мама, пить!" Только один захотел — за ним сразу и второй. А потом, когда привыкли уже и мы, и дети, и я получила возможность все проанализировать, то поняла: нам было тяжело, но им — тяжелее в несколько раз. Сначала было сложно выдержать тот режим, который Максим и Женя имели раньше. Я зову кушать, а в их понимании все уже должно стоять на столе. Они пришли, а на столе еще ничего нет. Я только накладываю, а у Максима сразу истерика: "Не буду!!!". То есть если он сразу пищу не увидел, значит, "не буду!" Или: "Я хочу яблоко!" Я говорю: "Надо его помыть". А для него это сигнал: если я мою — значит, я ему не даю. И когда я ему потом даю яблоко, он снова: "Не буду!!!". Это сейчас Максим уже, конечно, понимает, что перед едой надо мыть яблоки, надо мыть ручки…"

"С Женей можно договориться, — продолжает разговор папа Витя. — Ему можно все объяснить — и проблема будет решена. Максиму — нет, его надо только уговаривать, но и уговоры действуют не всегда. Мы сначала даже думали, что с ним что-то не так. Первые несколько недель он любой протест проявлял так — бился головой об пол или о стену. Сначала это нас, конечно, шокировало. Ведь Женя ведет себя адекватно и нормально, а Максим — нет. Но однажды, когда он устроил очередную истерику, я вдруг увидел в его взгляде абсолютную ясность и осознание ситуации. Бывало даже так: один глаз якобы кричит и истерит вместе с ним, а второй он щурит и наблюдает за нашей реакцией. И тогда мы поняли, что с ребенком все нормально. Что он просто манипулирует нами и пытается ввести здесь свои порядки. А когда поняли — все это прошло уже через месяц".

Женечку в семье Левченко называют "романтиком". Ведь на улице мальчик замечает каждую комашку, каждого муравья и божью коровку. А еще он так восторженно всякий раз радуется листочкам, деревьям, небу, солнышку…

"Он выбегает на улицу и кричит: "Мама, мне солнышко в глаза светит!" или "Мама, мне снег прямо на носик падает!" — рассказывает Елена. — И все это — с таким восторгом, что даже я вместе с ним тоже начала по-новому смотреть на природу, ведь в обычной житейской суете перестаешь все это замечать".

А вот Максимка, напротив, семейный "Эйнштейн".

"Игрушки его сначала не очень интересовали, — рассказывает Виктор. — Возьмет книгу, сядет на диван или пол и часами может листать: вперед и назад, вперед и назад. Даже на горшке мог сидеть и "читать". Вот я и говорю: будущий Эйнштейн "

"А еще они очень любят животных, — добавляет Елена. — Особенно собак и кошек. Мы сначала возле каждого котика и собачки по полчаса простаивали. Если пес идет в нашем направлении — мы шагаем быстро. Но стоит ему пойти в другую сторону — будем полчаса стоять".

Из любимых домашних развлечений у малышей теперь поцелуи с объятиями. "Они были этим обделены, — говорит Елена. — Поэтому ни один день сейчас не проходит у нас без поцелуев-объятий. Если говорим "до свидания!", значит, обязательно надо поцеловаться раз так пятнадцать. Конечно, в первое время в плане ласки и любви они с нас выкачивали чрезвычайно много — все, что недополучили раньше, и все, что мы могли им дать, они брали. Но, несмотря на это, дисциплина и распорядок в семье — превыше всего. Кушать — значит кушать, и никто от еды не уклоняется. Если спать, то — спать. В 22.00 — отбой, и мы уже лежим в кроватке. Если собираем игрушки — делаем это вместе. Муж иногда даже говорит, что, мол, я с ними слишком строга. Отвечаю: это потому, что их двое. И если я одному позволю правилами пренебречь, этого сразу же захочет и второй".

А недавно Женя и Максим пошли в садик. Родители думали, что адаптация пройдет у них легче, чем у других детей. В действительности же привыкали, как все. Братиков оставляли в саду сначала на час, потом на два. Максим капризничал, не хотел оставаться. Но, наконец, привыкли. "Сейчас уже все нормально: "Цьом, мама, и пока — мы в садик!", — говорит Елена. — Да и вообще после того, как они привыкли ко всему и к нам, а мы — к ним, у нас, можно сказать, полная идиллия в отношениях. Родные нас поддерживают. Для родителей, братьев и сестер наши сыночки — любимцы. Да и как их можно не любить? Это же два маленьких солнышка…".

P.S.: С историями усыновления детей и фотографиями ребят, которые ищут новых мам и пап, можно ознакомиться на сайте: www.sirotstvy.net.

В продолжение темы

ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ ПОМОГ 1020 ДЕТЯМ НАЙТИ СЕМЬЮ

25 января Фонд Рината Ахметова "Развитие Украины" и Всеукраинская общественная организация "Магнолия" проанализировали эффективность работы первого всеукраинского интернет-портала по вопросам усыновления www.sirotstvy.net. За год работы портал помог 1020 детям-сиротам обрести маму и папу.

Интернет-портал "Сиротству — нет!" создан с целью продвижения национального усыновления и призван максимально сократить расстояние между ребенком и потенциальными родителями. На портале размещена информация о детях-сиротах, подлежащих усыновлению в Украине, которая постоянно обновляется и расширяется. В личном разделе каждого ребенка можно просмотреть его фотографии и видео, узнать, есть ли у него братья и сестры, получить информацию о его возрасте и регионе, в котором он находится. Также пользователи портала имеют возможность получить он-лайн-консультацию специалистов: психолога, юриста, соцработника, обсудить интересующие их вопросы на форуме, воспользоваться библиотекой книг, документов и нормативных актов по вопросам усыновления.

"Сегодня, по официальным данным, в Украине проживают более 100 тысяч детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, — говорит руководитель проекта Дарья Касьянова. — Из них 30 тысяч детей подлежат усыновлению. 1020 детей, нашедших семью, — это много или мало по сравнению с количеством сирот в Украине? Если задуматься о том, что за каждой цифрой стоят детская жизнь, детская судьба, то 1020 исполнившихся детских мечтаний — это огромная цифра".

По предварительным данным, в 2010 году в Украине было усыновлено 3438 детей, из них 2243 ребенка — украинцами.

____________________

ОДНА ВО ВСЕМ МИРЕ

Аллочке 4 года. В графе "отец" — прочерк, маму долго не лишали родительских прав, а недавно признали пропавшей. Во всем мире у Аллочки — ни братьев, ни сестер, НИ-КО-ГО. Но есть подруга по Дому ребенка — Леся. С ней они и спят рядом, и за одной партой сидят. А вот в обед Алла предпочитает садиться рядышком с Синдбадом — он с ней галантничает: и стул отодвинет, и печенье ей свое отдаст, как настоящий джентльмен. Алла обожает пазлы. Когда собирает их, от посторонней помощи всегда отказывается, такая вот самостоятельная. А еще Аллочка — индивидуальность. "Ага, у всех девочек косички, поэтому мне хвостики сделай", — просит у воспитательницы. И та делает — жалко такие волосы в косы прятать. Алла бредит морем. Она там была один раз в жизни, но хочет еще ("чтобы было много воды — краю не видно, и песка теплого, чтобы пальчики щекотал"). А когда из детдома забирают в семью очередного ее "коллегу по несчастью", она пристает к директору: "А меня когда?". И та, не зная куда деваться от пытливых глазок, отвечает: "Снова с адресом что-то напутали… Скоро приедут!". И Алла ждет.

Кто знает, может, именно в Севастополе (городе у моря из Аллочкиной мечты) сейчас проживают ее новые родители. Аллочка, как Ассоль из "Алых парусов", готова терпеливо их ждать, каждое утро выглядывая в окно детского дома. Она верит, что новые мама и папа ищут ее, но пока еще не нашли. А когда найдут — все у них будет, как в сказке.

Более подробно о ребенке можно узнать на сайте: http://www.segodnya.ua/childhouse/14196204.html

Другие статьи этого номера