Когда отцовская любовь больше любых расстояний

Известно, что самым болезненным моментом в бракоразводном процессе является "дележ" детей. В большинстве случаев право воспитывать малышей достается матери. Отцу остается лишь навещать их и помогать материально. Но ничего не поделаешь — такова жизнь.
Надеемся, что наша сегодняшняя история, произошедшая в семье Анастасии и Михаила (имена изменены), поможет некоторым семьям избежать ошибок.Будущие супруги познакомились в Санкт-Петербурге, где оба на тот момент проживали. Все у них складывалось, как у обычных людей: первое знакомство, цветочно-конфетный период, а затем и свадьба. Спустя два года семейной жизни пара задумалась о рождении ребенка. Увы, но в этом вопросе у них возникли затруднения. Все попытки зачатия были безуспешными. Анастасия и Михаил решили пройти медицинское обследование. Его результаты оказались неутешительными. У Анастасии были выявлены серьезные нарушения по женской линии. Врачи однозначно утверждали, что она практически не имеет шансов забеременеть, и любое лечение в данном случае малоэффективно.

"Для нас эта новость стала страшным потрясением, — рассказывает Анастасия. — Тогда мне казалось, что с таким диагнозом смысла жить дальше нет. Главная же цель любого живого существа на земле — оставить потомство. Это сейчас я понимаю, что глупо ставить на себе крест. Можно ведь посвятить себя другим добрым деяниям. Сколько вон в стране детей-сирот, нуждающихся в родительской заботе. Но когда ты в глубокой депрессии, об этом не задумываешься.

Мой неутешительный диагноз мог поставить точку в наших с мужем отношениях. Какой мужчина пожелает жить с женщиной, которая никогда не подарит ему наследника? К счастью, Миша оказался не из числа тех, кто при первой трудности готов отвернуться от своей женщины. Он, видя мои душевные страдания, наоборот сконцентрировался на мне, всячески поддерживал, успокаивал. Говорил, что мое бесплодие не влияет на его чувства и он никогда не бросит меня.

Муж был глубоко верующим человеком. Он решил не сдаваться перед заключением врачей и попросить помощи у Бога. Мы объездили многие церкви и монастыри. Молились, чтобы Господь послал нам ребенка. И, как бы сложно ни было в это поверить, произошло чудо. Я забеременела. Когда пришла на осмотр к гинекологу, он заглянул в мою карточку и просто развел руками. Доктор не верил своим глазам. В его практике это был первый случай, когда женщине с подобными нарушениями удалось зачать ребенка.

Все девять месяцев я пристально следила за своим здоровьем, чтобы, не дай Бог, не повлиять на нормальное развитие плода. Я понимала, что случись что, второго шанса у меня может уже и не быть. Благо все прошло нормально. На свет появился абсолютно здоровый младенец. Мы назвали его Кириллом. Мы с мужем были бесконечно счастливы. Каждый день благодарили Бога за то, что он послал нам сынишку. Муж, когда услышал, что роды прошли успешно, плакал от счастья. Он так мечтал стать отцом, и вот мечты сбылись.

Миша безумно любил сына. Он посвящал ему все свободное время. Если Кирилл плакал ночью, муж обязательно просыпался вместе со мной и убаюкивал его. Между ними возникла такая прочная связь, что я порой даже начинала ревновать. Мне стоило довольно больших усилий, чтобы успокоить сына, когда он плакал. Но как только Кирилла брал на руки отец, он тут же затихал. Они как будто понимали друг друга с полуслова.

По мере того, как сын подрастал, он все больше привязывался к отцу. С одной стороны, это хорошо, а с другой — мешало нормальному воспитанию ребенка. Получалось, что я накажу Кирилла за какой-то огрех, а муж его жалеет. Вот сын и сделал разделение: мама — зло, папа — добро. Сколько я ни пыталась беседовать с Мишей, он не прекращал баловать наше чадо. На этой почве мы часто ссорились. Я постоянно испытывала нехватку внимания со стороны мужа. Он практически перестал меня замечать. Все его мысли были направлены на ребенка.

Далее произошло то, о чем мне стыдно вспоминать до сих пор. Не вдаваясь в подробности, скажу: я встретила другого мужчину, и у нас завязался роман. Обманывать мужа я не хотела, поэтому сразу обо всем ему рассказала. Он болезненно воспринял эту новость, но не стал рубить сплеча. Миша предложил мне все хорошенько взвесить и принять правильное решение. Но я все же решила развестись. На тот момент Кириллу уже исполнилось шесть лет.

Живя с новым мужчиной Александром, я никогда не препятствовала свиданиям отца и сына. Миша часто приходил к нам в гости, бывало, забирал Кирилла на несколько дней к себе. Им обоим было хорошо вместе. Да и я радовалась, когда они встречались.

К сожалению, сын плохо воспринимал моего нового гражданского супруга. Для него Александр был чужим дядей. Кирилл не подпускал его к себе ни на шаг, все время просился к папе. Отчасти в этом был виноват и сам Саша. Он человек военный, а посему, как сам утверждал, не привык к нежностям.

Через полгода мы с Сашей поженились. Александру предложили хорошую работу в Севастополе. Мы посовещались и решили принять предложение. В солнечном Севастополе рядом с теплым морем ребенку будет гораздо лучше, нежели в холодном каменном Петербурге.

Узнав о наших намерениях, Михаил просил меня оставить сына с ним. Но я не могла этого сделать. Как может любящая мать отдать ребенка, тем более зная, что второго ей уже не родить? У Саши было две квартиры. Одну из них он продал. Мы приехали в "белокаменный" и приобрели жилье.

Мне казалось, что смена обстановки и отдаление от бывшего мужа помогут Кириллу успокоиться. Увы, этого не произошло. Сын каждый день спрашивал: когда вернется папа? Я пыталась успокоить его. Говорила, что он сильно занят и не может приходить так часто, как раньше. Но Кирилл не успокаивался. Он начал замыкаться в себе и еще больше ненавидеть Александра. И мне кажется, что это была именно ненависть. При виде Саши сын съеживался и уходил в другую комнату. Я не могу понять, почему: ведь отчим никогда не поднимал на него руку и не повышать голос. Да, он не баловал пасынка, старался привить ему элементарную дисциплину, но не более.

Через несколько месяцев в Севастополь навестить сына приехал мой бывший муж. Вы не представляете, что это была за картина. Они оба плакали от радости. В тот момент у меня душа сжалась в кулак. Я поняла, что натворила. Разлучать этих людей было просто нельзя. Но и возвращаться на исходную точку слишком поздно.

Когда Миша начал собираться в обратный путь, Кирилл вцепился в его ногу и начал умолять остаться. Для него отъезд отца стал еще одной трагедией. И тогда я попыталась исправить ситуацию, предложив бывшему мужу переехать в Севастополь, чтобы быть ближе к сыну. Через полгода после этого разговора я уже встречала его на вокзале с чемоданами. Ради сына Миша бросил все — продал квартиру, уволился с работы, отказался от родного Санкт-Петербурга.

С этого момента жизнь наших семей наладилась. Кирилл успокоился. Теперь он видит папу практически каждый день. Он даже стал более терпимым к моему нынешнему мужу. У меня с плеч свалилась гора. А мне не нужно нанимать сиделку, пока мы с мужем на работе. Михаил работает охранником с графиком сутки через трое, а посему имеет возможность забирать сына по утрам к себе. Он опекает Кирилла, занимается с ним по школьным предметам, делает все, чтобы он был счастлив. В общем, настоящий отец.

Недавно бывший муж обмолвился, что встретил новую женщину. Надеюсь, у него с ней все получится. Теперь, после череды всех этих событий, мы снова счастливы!

Надеемся, что так оно и будет дальше. А вообще, берегите семью, особенно если у вас есть дети.

Другие статьи этого номера