Большое сердце

Тот, кто когда-нибудь смотрел в глаза осиротевшему ребенку, наверняка скажет, что это было одним из самых сложных испытаний в его жизни. Эти дети так жаждут заботы и тепла, мечтают любить и быть любимыми, что остаться равнодушным по отношению к ним просто невозможно. И хочется сказать огромное спасибо тем людям, кто решился подарить сиротам новую семью, таким образом дав им шанс на достойное будущее. Этот шаг можно смело назвать подвигом, ведь на кону стоит человеческая жизнь.Екатерина Анатольевна Смирнова — одна из тех, кто, преодолев все страхи и сомнения, осчастливила двоих маленьких человечков — Лену и Виталика, которые, можно сказать, родились сиротами.

Эта история берет свое начало в 2004 году, когда брат мужа Екатерины Анатольевны, Игорь, трагически потерял жену. На руках у него осталось двое малолетних детей — девочка 2,5 лет и четырехлетний мальчик. Говорят, когда ребенок теряет отца — он наполовину сирота, а когда мать — сиротеет полностью. Конечно, так бывает не всегда. Ведь есть отцы куда заботливей матерей. Но в нашем случае все вышло наоборот. На тот момент Игорю было 24 года и, оставшись в одиночестве, он не смог найти в себе силы посвятить жизнь детям. А тут, как на зло, второе несчастье: полностью сгорел дом, где проживала семья. Фактически отец с детьми остался на улице. Какое-то время ребята жили у бабушки. Она пристроила их в детский сад. Отец находил пристанище у новых пассий, постоянной работы не имел. В общем, положение было бедственным. У Лены и Виталика не было даже нормальной одежды. Бабушка одевала их во что придется.

Как складывалась жизнь семьи дальше, лучше расскажет наша героиня — Екатерина Смирнова. "Как только погибла жена, отец фактически перестал заниматься детьми, — рассказывает она. — Эту функцию он возложил на бабушку. Мы иногда забирали Виталика к себе. Так получилось, что наши семьи никогда не роднились: жили, как чужие люди. Но когда случилось горе и мы узнали, в каком бедственном положении оказались дети, то решили с мужем сделать все, чтобы они не попали в детский дом.

Был момент, когда Лену не забирали из детского сада вообще. Она дни и ночи проводила в круглосуточном саду санаторного типа "Теремок". На лето его закрывают, и там размещается детский лагерь. И оно наступило. Бабушка не захотела забирать Лену, отца найти было невозможно. Девочку отправили в детский приют. Там она жила четыре месяца. Это был ад для ребенка. Ее и других ребят направили на обследование в психиатрическую лечебницу. Что с ними там делали — непонятно. Но после этого обследования Лена даже перестала нас узнавать. Видимо, что-то ей там кололи.

Позже выяснилось, что прокуратура даже заводила дело по поводу этих детей. Это и побудило меня забрать ребят к себе.

Было много "за" и "против". Наша семья живет в двухкомнатной квартире. У меня своих двое детей. Сыну было 19 лет, а дочке — 17. Места не хватало. Но мы приняли решение спасать ребят. Я начала оформлять опекунство. В усыновлении мне отказали из-за возраста.

Дети были сильно запущены. У Виталика наблюдалась задержка в развитии. Мы много занимались с мальчиком и в итоге вывели его из этого состояния. Сейчас учителя его хвалят. У Лены, в отличие от брата, был очень сложный характер. В свои 3,5 года она могла запросто оскорбить взрослого человека. Была непослушной, ни с кем не общалась.

Бывали моменты, когда мне хотелось вернуть детей обратно. Но благодаря мужу и Господу, которому я постоянно возносила молитвы, мы справились. Первый год с приемными детьми был очень сложным. Потом мы нашли общий язык, и жизнь вернулась в нормальное русло.

С первых дней дети стали называть меня мамой. Они это делали при каждом удобном случае. Видимо, у них была такая потребность. Сначала мне было как-то неудобно, но потом привыкла. Единственной трудностью было то, что нам пришлось вшестером ютиться в двухкомнатной квартире. Эту проблему мы с мужем решили, утеплив балкон и оборудовав его под детскую комнату с кроватями. Но нужно было думать о будущем. Мы занялись восстановлением документов на участок под сгоревшим домом. Закончив, думали продать участок, чтобы купить Лене и Виталику квартиру. Но со стороны бабушки мы столкнулись с препятствием"…

Прошло пять лет. Дети исправились и полностью влились в новую семью с ее устоявшимися традициями. Лена и Виталик окончательно сблизились с братом и сестрой. Теперь они — водой не разлить. Виталик превратился в настоящего маминого помощника. Он ходит на рынок, может сам приготовить еду. Лена тоже никогда не остается в стороне.

Екатерина Анатольевна старалась, чтобы приемные дети всегда поддерживали контакт с отцом. Какой-никакой, но он родной человек. Увы, но их общение имело односторонний характер. Голос отца ребята слышали лишь тогда, когда сами ему звонили. Лена очень страдала, ведь она любила папу, а он совершенно не интересовался жизнью детей.

За годы, проведенные в семье Екатерины Смирновой, Лена и Виталик воспряли духом. В их глазах зажегся хороший, теплый огонек. У них появились мечты и интересы. Сегодня женщина не может представить свою жизнь без этих детей. Они для нее уже по-настоящему родные.

Мы попросили Екатерину Анатольевну дать дельный совет семьям, которые собираются обзавестись приемным ребенком. Она сказала следующее: "На первом этапе всегда сложно. И родителям, и приемным детям нужно время, чтобы привыкнуть друг к другу, как говорится, притереться. Воспитание должно быть в меру строгим, но только с добром. Главное — найти подход к ребенку. Если он видит уважение, любовь и доброту со стороны родителей, он обязательно изменится, каким бы сложным ни был.

У нас в семье нет ни повышенных тонов, ни физических методов воспитания. Родители-опекуны должны быть образцом, потому что дети все копируют с них.

Не нужно бояться усыновления. Дети — это огромное счастье".

Другие статьи этого номера