Энцо ДАМИАНИ: "В Севастополе инвесторам приходится пить очень много кофе"

Как уже сообщала "Слава Севастополя", в городе прошел завершающий семинар по подготовке технического задания для компонента "Привлечение прямых иностранных инвестиций в Севастополь". Данный компонент является частью программы Европейского Союза "Объединенная инициатива в поддержку развития Крыма". Итогом семинара стало подписание взаимного соглашения о завершении разработки задания по проекту "Привлечение прямых иностранных инвестиций в Севастополь". О том, каким видят инвестиционный климат в Севастополе европейцы, рассказывает координатор объединенной инициативы ЕС по АРК и Севастополю Энцо Дамиани:- Эта программа Евросоюза направлена на развитие Крыма и в том числе Севастополя. Она стартовала в начале 2009 года, когда в Севастополе состоялось первое рабочее заседание с участием послов стран — членов Евросоюза. Сначала их было 8, теперь — 14: это страны, заинтересованные в экономическом и социальном развитии Крыма и Севастополя. Еврокомиссия решила объединить их в одну программу, чтобы скоординировать действия фактически 15 источников. Чтобы они не дублировали друг друга, чтобы не было наложения проектов.

— Каким образом работают программы Европейского Союза?

— Первое — это фаза программирования, которая длится, как минимум, полтора года. Отрабатывается согласование приоритетов для развития Крыма, Севастополя, иными словами, идентификация стратегии. Потом осуществляется оформление проектов и, наконец, реализация. Сейчас мы находимся в конце второй фазы — оформление проектов. Еврокомиссия предоставит на развитие Крыма и Севастополя 12 миллионов евро. Плюс у 14 стран ЕС также есть свои ресурсы. Например, немцы решили направить пять миллионов евро на социальную инфраструктуру. Ими уже подготовлены и внедрены по самым бедным районам Крыма почти 200 проектов стоимостью по 40-50 тысяч евро каждый — на замену теплового оборудования, канализование сел, развитие дорог. Нам понравился этот подход, потому что он идет к самому малообеспеченному населению Крыма согласно определенным индикаторам, туда, где социальная инфраструктура недоступна для людей.

Вот в Бахчисарайском районе есть село со школой, в которой учится тысяча детей. Зимой температура в классах не выше 11 градусов. Дети болеют. При этом школа тратила 500 тысяч гривен на оплату отопления каждый год. Проблема — окна. Огромное количество окон советского времени. Школа была включена в программу, в рамках которой получила финансирование в размере 50 тысяч евро, при этом родители должны были вложить 10% от стоимости проекта.

— То есть программы работают на условиях софинансирования?

— Почему "со"? Всего 10 процентов. "Донор" дал 90% суммы. Это специфический социальный проект. Сама программа, по которой работают немцы, направлена на создание гражданского общества, граждане сами искали источники, спонсоров. Люди доставали из карманов что могли. Мы же понимаем, что даже 10% от суммы — очень сложно для этих людей, потому что там бедная жизнь. Но что-то дала местная администрация, помогли местные спонсоры, и они реализовали проект под контролем государственного Немецкого банка развития KfW, а за внедрение отвечает "Український фонд соцiальних iнвестицiй". Это хороший механизм, и EC добавит еще 5 миллионов евро, чтобы реализовать 120 таких проектов в Крыму.

— Для чего это немцам — утепление какой-то школы в Бахчисарае?

— Как для чего? Потому что они решили, что Крыму необходимо не только экономическое развитие. Они заняли этот сектор социальной инфраструктуры. Есть и другие секторы. Швеция занимается окружающей природной средой. Есть еще англичане, которые занимаются культурой, малыми и средними предприятиями. Каждый занимается своим делом, чтобы не мешать друг другу. Мы, Еврокомиссия, занимаемся региональным развитием, развитием государственных институтов, туризмом и прямыми инвестициями. Эти программы и входят в совместные инициативы, финансируются всеми. Всего получится для Крыма и Севастополя более 30 миллионов евро. Мы сами отдельно, как Еврокомиссия, выделяем на Крым 12 миллионов. Так вот эти два миллиона для Севастополя находятся в совместной инициативе именно со стороны Еврокомиссии. Мы решили целенаправленно отправить их в Севастополь. И это первый раз, когда Евросоюз определяет для города системный подход к привлечению инвестиций. Такого проекта нет ни в одном городе и регионе Украины. Грубо говоря, это не сами инвестиции (таких денег, два миллиона, не хватит даже, чтобы убрать мусор). Финансы направляются на подготовку автономно и успешно действующей системы.

— И почему же Евросоюз принял решение не вкладываться, например, в какое-то производство в Севастополе, а создавать нам систему привлечения денег?

— Напомню еще раз об идентификации стратегии. Я приехал сюда лично, чтобы выяснить приоритетные направления развития Крыма и Севастополя. Правительство АРК назвало нам как приоритет туризм и социнфраструктуру. Мы приехали в Севастополь, поняли: чтобы поднять уровень экономики города, надо привлекать поток иностранных инвестиций. Это и есть приоритет — чтобы сюда пришли свежие капиталы, подняли уровень экономики, жизненные стандарты. Главная ценность — создание новых рабочих мест. Этот момент был связан и с мировым кризисом, и c сокращением на Черноморском флоте, что привело к увеличению безработицы. Кроме того, существует еще один индикатор: Севастополь имеет один из самых низких показателей в Украине по количеству привлеченных инвестиций на численность населения. Представьте себе:^ в Украине всего четыре-пять областей, которые забирают на себя 80% всего инвестиционного потока в страну. Это нормально? Поэтому мы поняли: необходимо поднять уровень инвестиционной привлекательности Севастополя. Я все документы подготовил, отправил в Брюссель, там сказали: мы согласны.

— Тогда вы начали следующий этап — формирование проекта?

— Да, четко формировать техническое задание, то есть чем этот проект будет заниматься. Ведь Евросоюз не приезжает с чемоданами с наличными деньгами: берите — спасибо — ушли. Тем более в Крыму и в Украине вообще. Уровень коррупции здесь такой… В общем, EC отправил сюда эксперта из Швейцарии — Жан-Люка Поже, это эксперт по привлечению прямых инвестиций. Он поработал полтора месяца, сделал три презентации (последнюю — на прошлой неделе), согласовал позицию с госадминистрацией, бизнес-обществом, негосударственными организациями типа торговой палаты и фонда "Севастополь". В конце концов, пришли к совместному пониманию задач и методов их осуществления. Подписали, чем проект будет заниматься. Теперь у меня есть проект, я его отвезу в Киев, буду отрабатывать по нашим внутренним правилам Евросоюза, потом отправлю в Брюссель, получу добро, сразу объявлю международный тендер. Мы должны привлекать высокооплачиваемых, профессиональных экспертов из Евросоюза, которые будут здесь два года заниматься тем, что прописано в техническом задании.

— Что же прописано в техническом задании для международных экспертов?

— Конечно, увеличение способности и города, и других государственных и негосударственных институтов заниматься системным привлечением инвестиций. Но самый "вкусный" момент — это обязательство EC реализовать не менее трех проектов стоимостью выше 20 миллионов евро каждый в приоритетные секторы экономики, которые выделят эксперты. Может, это будет туризм, порт, высокие технологии типа Силиконовой долины, другие. Это решат независимые эксперты. Это их работа: изучать ресурсы Севастополя, выявлять, какие плюсы, какие минусы. Оценивать. Когда они это сделают, получим инвестиционные проекты, может быть, по переработке рыбы или яхтенному ремонту. Пусть работают! Мы хотим получить написанные на международном уровне бизнес-планы, презентабельные, такие, какие принимаются международными финансовыми структурами. И потом эти проекты мы должны продвинуть, привлечь инвестора…

— То есть, например, выставить в Каннах на инвестиционной выставке?

— И это тоже. Мы подготовим проекты так, чтобы, как минимум, делать им промоушн на трех площадках. Есть проекты, которые устраивают Канны, есть Измир, есть проект, который можно представить в Москве, потому что это будет более привлекательно для русского инвестора. Евросоюз считает, что деньги не пахнут. Хотят русские инвесторы прийти — пожалуйста, главное, чтобы все было честно, прозрачно, подходило под определенные правила игры.

— Вообще-то в Севастополе только и слышно: мол, подготовлен инвестиционный проект, представлен на форуме (выставке), но в итоге он, как и предыдущие, кладется под сукно…

— Они непрезентабельны, не соответствуют международным стандартам. Вы отправляете всякие бумажки в Европейский банк развития и реконструкции и в Европейский инвестиционный банк. Они так и остаются нереализованными, потому что, не забывайте, общая ситуация в Украине уже играет против инвесторов.

— Вы имеете в виду уровень коррупции в стране?

— Мы должны о многом говорить инвесторам, в том числе и о том, какие тут риски: высокий уровень коррупции, бюрократия, решения судов ненадежны (их можно обойти или перенаправить), нет достаточной законодательной базы и так далее. Уже чудо, если мы, несмотря на это, смогли кого-то привлечь сюда. Да, есть категория инвесторов, которые считают, что высокий риск — высокая прибыль. Они готовы на это. Иногда проще привлекать инвесторов под 20 миллионов евро и выше, чем под два миллиона, когда человек рискует своими "живыми" деньгами. Ведь мы, кроме трех проектов по 20 миллионов для Севастополя, запланировали и три "маленьких" — по 5-8 миллионов евро: гостиницы, переработка продуктов питания, фруктов, небольшой завод по производству вина. Так те, которые готовы отдать по 20 миллионов, говорят: это 0,1% из всех наших проектов по миру. Пошел — хорошо, не пошел — ладно. Но человек, вкладывающий два миллиона, рискует всей своей жизнью, всем своим бизнесом. И здесь должны быть готовы принимать деньги, потому что недостаточно только привлекать, их нужно уметь принять, а это сложнее, это — целый комплекс. Вы достаточно открыты? Соответствуют международным стандартам ваши документы? А ваша отчетная система — она прозрачна, вы можете ее показать инвестору? Или у вас многовекторная бухгалтерия: для партнера, для налоговой, для жены? Нужно полностью поменять подход к инвестициям. Когда я рассказываю инвестору о Севастополе, то на вопрос: "Как вам там? Понравилось?", отвечаю: "Да, но что-то плохо со здоровьем — там много кофе выпил".

— Господин Дамиани, у нас что, такой вкусный кофе?

— Просто я не нашел ни одного места в вашем городе, чтобы оно стало единственным для решения всех проблем. Нужно выпить кофе с этим, а потом пошел на другую встречу — опять кофе, а потом — кофе там, сям… Сколько можно?! Мы финансировали, то есть запускали проект в Симферополе. Посмотрите, что там премьер-министр Джарты сделал! Это недалеко, это — ваши соседи. Они убрали весь бардак, сделали одно региональное агентство, которое занимается прямыми инвестициями. Одно агентство, один директор делают прямую связь с премьер-министром. Все. В Симферополе хочешь работать, хочешь регистрировать предприятие — иди в трехэтажное здание агентства, там люди занимаются только этим, причем специалисты очень высокого уровня, не из тех, кто чей-то сын или сосед. Там был открытый конкурс, привлекались люди из Киева, профессиональные кадры, которые умеют разговаривать с инвестором на его уровне. А когда тебе надо выпить много кофе и выслушать много чего, то ты начинаешь кое-что понимать про подводные камни. Нет прозрачности. И поэтому главная цель нашего проекта — заложить здесь системный подход к привлечению инвестиций.

Другие статьи этого номера