"Теперь у меня будет семья, и никто не потребует, чтобы я отказалась от своей дочки…"

Жительница Севастополя не позволила разлучить мать и дитя, оформив опекунство над 15-летней воспитанницей люботинской школы-интерната и ее трехмесячным ребенком.

МАМА В 14 ЛЕТ

О непростой судьбе Насти Ребровой на протяжении двух последних месяцев рассказывали многие СМИ. В свои 15 лет воспитанница люботинской школы-интерната пережила столько бед, сколько хватило бы не на одну взрослую жизнь. Своих родителей девочка совсем не помнила: мама умерла, когда ей было всего два годика, а папа исчез из семьи еще раньше. Когда не стало и бабушки, которая долгое время была единственным родным человеком, Настя попала к опекунам. В приютившей ее семье сложились непростые взаимоотношения, и опекуны были вынуждены отдать воспитанницу в интернат. В люботинской школе-интернате Настя не прижилась. Девочка рассказала, что стала здесь неугодной после того, как отказалась посещать собрания баптистов и "становиться на колени за пару шоколадок".

Из интерната Настя периодически сбегала. В один из таких побегов и встретила свою первую любовь — 20-летнего Дениса.

— Когда я сообщила Денису, что беременна, реакция была одна: аборт, — рассказывала девушка. — Ребенка он не захотел. Поэтому мы расстались. Сейчас я не хочу от него ничего, и дочке моей от такого папы ничего не надо. Я его разлюбила, а единственное оставшееся чувство — брезгливость. Как к дождевому червяку.

Беременная воспитанница вернулась в интернат, где многие взрослые, по ее признанию, настаивали, чтобы она согласилась на "искусственные роды". Правда, сейчас педагоги это отрицают, а проверить их слова нет возможности.

Девочку весом три килограмма Настя Реброва родила 11 января 2011 года. И оказалась в довольно непростой ситуации. Ни медики, ни социальные службы города не знали, куда выписывать из больницы юную маму с ребенком на руках. В интернат девочку не брали, потому что там не предусмотрено проживание новорожденных детей. В дом матери и ребенка — тоже, потому что Настя сама несовершеннолетняя. Оставалось временно отдать ребенка в Дом малютки. Но Настя этого не хотела. Действительно, идеальным вариантом стали бы опекуны, согласившиеся забрать обеих — и мать, и дочь.

— Как только я родила, мне сразу же в роддоме сказали, что я должна написать отказ от ребенка, — рассказывала Настя. — Больше всего возмутило, когда врачи заявили: может, девочку нормальные люди усыновят. Такое зло взяло: а я что, ненормальная? Ответила, что ничего подписывать не буду, потому что писать не умею.

Ситуация была довольно сложной. И неизвестно, чем бы все завершилось, если бы о 14-летней маме не заговорили практически все СМИ. Правда, такому повороту событий были рады далеко не все чиновники и врачи города. Так, юрист Харьковской областной больницы Владимир Лодяный, все рассказавший журналистам, едва не поплатился за это своим рабочим местом.

Выяснилось, что в ситуации с Настей все выглядело не так просто, как это пытались преподнести. Когда журналист "Фактов" попыталась разузнать о Насте Ребровой у сотрудников милиции по делам детей Московского района, где девочка состояла на учете, то столкнулась с необъяснимыми проблемами. Никто не захотел прокомментировать для газеты подробности уголовных дел, в которых девочку обвиняли в кражах.

Сейчас стало понятно, почему. Юристы, представляющие теперь интересы Ребровой, в один голос говорят, что никаких уголовных дел в отношении малолетнего ребенка быть не могло. Как и опекунства над Настей семьи баптистов, которое начали оформлять без желания девочки. Да и с сиротской квартирой оказалось далеко не все в порядке: там несколько лет негласно проживала… семья сотрудника милиции.

Все эти нюансы так бы и остались никому неизвестными, если бы к судьбе ребенка не проявила внимания хрупкая, но бесстрашная женщина — Милослава Левко из Севастополя. Она стала для Насти и ее дочери настоящим ангелом-хранителем.

"ДА, У МЕНЯ ЕСТЬ КОРЫСТЬ — СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ ЭТИХ ДЕТЕЙ!"

Настя несколько месяцев была вынуждена жить вместе с новорожденным ребенком в харьковской больнице. Проблема сироты, ставшей в 14 лет матерью, тронула сердца многих соотечественников. Забрать к себе Настю и ее дочь хотели несколько семей. Но едва потенциальные опекуны узнавали о Настиных проблемах с милицией, сразу отказывались от своих намерений. К счастью, о Насте и ее дочурке случайно узнала предпринимательница из Севастополя. Милослава Левко проходила мимо телевизора и увидела сюжет. История юной мамы настолько тронула 31-летнюю Милославу, что она сразу же начала разыскивать Настю и ее малышку.

— Я искала две недели, — рассказывает Милослава. — Каждый день звонила в Харьков, в социальные службы, различным людям, но мне никто не давал никаких контактов. Если бы не организация "Союз ветеранов органов внутренних дел города Севастополя", в которой я состою, вряд ли бы мне удалось узнать номер телефона Насти. Мы созвонились и договорились о встрече. Причем вышло так, что я позвонила Насте в день ее рождения — ей исполнилось 15 лет, о чем она мне тут же сообщила. Через два дня я была в Харькове. Изначально ехала, чтобы помочь девочке найти хороших опекунов и проконтролировать все юридические вопросы.

Почти два месяца, которые провела в Харькове, я пыталась найти адвоката для Насти. Отказывались все. Я пыталась узнать, в чем же дело, и некоторые мне честно сказали, что их предупредили: "Если хотите продолжать свою деятельность, не суйте нос куда не следует". А сколько грязи было вылито на меня! Что я ненормальная, что торгую органами, что занимаюсь детьми из корысти… Да, у меня есть корысть — светлое будущее этих детей. Ведь я смотрю на Настю и словно вижу себя в детстве!

И когда в очередной раз мне позвонили из мэрии и сказали: "Ну вот, вы обещали, что все будет решено через месяц, а сами так и не можете найти опекунов", я ответила: "Значит, опекуном буду я". На том конце трубки возникла пауза. Такого шага от меня не ожидали.

Но за это время я поняла, что уже не смогу жить без Насти и ее малышки. Тем более что всегда предчувствовала: у меня будут приемные дети. Правда, думала, что это случится после того, как я снова выйду замуж (сейчас Милослава одна воспитывает двух дочерей десяти и трех лет). Благодаря помощи организации "Союз ветеранов органов внутренних дел Севастополя" мне удалось в течение месяца оформить документы на опеку. Но вот вопрос с милицией все никак не решался. Был момент, когда я отчаялась. Помогло только вмешательство киевских адвокатов, которые теперь представляют Настины интересы.

Даже не предполагала, что придется столкнуться с таким сопротивлением! В больнице чувствовалось предвзятое отношение и ко мне, и к Насте. За девочкой следили, словно за преступницей. Она два раза выходила за территорию: чтобы купить малышке ванночку для купания и чтобы оформить свидетельство о рождении. И каждый раз на нее писали докладную, что она плохая мать. Из интерната за три месяца к Насте приезжали всего трижды. Сначала ее заставляли написать отказ от дочери, потом после моего звонка ей привезли школьные учебники и, наконец, приехали в компании со следователем — рассказать еще об одном "уголовном деле". Почему-то вдруг именно сейчас вспомнили о краже денег из магазина в 2009 году. Тогда Насте было всего 13 лет и уголовное дело против нее не могли возбудить в принципе! Я даже не представляю, как эта девочка смогла бы в одиночку противостоять всей этой мафии. Иногда даже у меня опускались руки. И это при том, что за мной стоит солидная правозащитная организация, у меня есть связи и возможности…

— В день рождения мне подарили новый мобильный телефон, и Милослава была первой, кто мне позвонил! — радуется Настя. — А потом она приехала — такая маленькая и худенькая. Я даже не думала, что у человека может быть столько энергии! Моя дочка, как только ее увидела, сразу стала улыбаться. Я очень рада тому, что именно Милослава взяла надо мной опеку. Мы вместе уезжаем в Севастополь. Я понимаю, что начинается новая жизнь. У меня будет семья, две сестрички. И никто не потребует, чтобы я отказывалась от моей дочки Мирославы.

Подготовила Елена ИВАНОВА.

(По материалам газеты "Факты": статья "Насте предстоит научиться самым простым вещам…" Галины Кожедубовой, номер за 19.04.2011 г.).

* * *

P.S.:

В настоящее время Настя с дочерью живет в четырехэтажном частном доме с сауной и каминным залом на берегу Черного моря. Ей отвели целый этаж — четыре комнаты с отдельной кухней. Юная мама очень подружилась со старшей дочерью своей опекунши Милославы — 10-летней Лизой, которая помогает Насте справляться с ребенком.

— Конечно же, мы все (а со мной вместе живут мои родители) прекрасно понимаем, что будет нелегко, — говорит Милослава. — Насте предстоит научиться самым простым вещам. Сегодня, например, вместе с моей дочкой она впервые будет делать уборку. А еще девочку нужно отучить от привычной для нее еды — чипсов и сухариков… В первый же день мы договорились, что будем обсуждать все непонятные моменты и вместе принимать решения. Так что пока привыкаем друг к другу…

Другие статьи этого номера