Люди улицы

С незапамятных времен человеческое общество делится на сословия — группы лиц, объединенных по какому-либо признаку (сословие врачей, учителей, актеров…). В последнее время в стране появилось и быстро растет новое сословие, куда входят люди разных профессий. Бывших военных, рабочих, научных сотрудников и прочих представителей благородных и не очень специальностей объединяет… отсутствие крыши над головой. Они — люди улицы, в народе именуемые бомжами, лицами без определенного места жительства.

"ГОСПОДИ, ЗАБЕРИ МЕНЯ…"

Собратья по несчастью и занимающиеся проблемами бездомных граждан волонтеры зовут его Славиком. Сам же он называет себя Олегом. С тяжело опирающимся на палку мужчиной с пытливым взглядом карих глаз нас познакомила волонтер благотворительной организации "Центр солидарности" Анна Пивоварова.

— Славик бомжует около десяти лет, — рассказывает Анна Анатольевна. — В последнее время жил с другом на даче в районе поселка Кальфа, откуда два раза в неделю пешком они ходили на рынок за благотворительными обедами. Но потом сестра друга дачу продала, брата забрала к себе, а Славик остался на улице. Жил в подвалах, спал на остановках. После того как его однажды сбила машина, чудом выжил. Болеет: нога распухла, ходит с палочкой. Он вместе с родителями и братом Альбертом в Севастополь из Уфы приехал. Потом его папа и мама умерли, и они с братом жили в доме сами до тех пор, пока их кто-то не обманул. Оставшись без крыши над головой, бомжевали. Брат умер на улице, а Славик выжил и, несмотря на все пережитое, не озлобился… Славик, подойди к нам, пожалуйста!

— В последнее время я на троллейбусной остановке сплю, — начал свой рассказ Славик-Олег. — Там ветер продувает, поэтому я в основном не лежу, а сижу. Особенно тяжело, когда северный ветер дует, тогда совсем невмоготу становится. В морозные дни зимой я обращался к Богу: "Господи, забери меня, чтобы здесь больше не мучиться!" В такие дни я сам себя ненавидел. А теперь еще и нога сильно опухла, больно ступать на нее, еле хожу…

— А как на улице оказались? У вас был дом?

— Да, проезд Степанова, 6. Это выше конечной 12-го маршрута, там, где автобус поворачивал. Но брат квартиру продал… А я ведь на мичмана учился, на флоте служил! — оживляется Славик. — По полгода в Атлантическом океане дежурили. Однажды с терпящего бедствие иностранного корабля экипаж сняли… А родился я в тот год, когда Гагарин в космос полетел. Он полетел в апреле, а я 17 сентября родился. То есть Дева я!

— У вас друзья есть? С товарищами по несчастью общаетесь?

— Они все в основном в городе находятся, а я туда доехать не могу, так как ноги плохо ходят. Тут (в районе рынка на 5-м км Балаклавского шоссе. — Авт.) кормят, так что далеко не ухожу. Во вторник и пятницу привозят покушать…

— А в другие дни как выживаете?

— А я набираю в баклажку побольше еды и потом кушаю. Когда все заканчивается, на хлебе сижу. А вообще, когда болеешь, есть не хочется. Я себя заставляю есть, чтоб желудок работал…

ЗА БОРТОМ ЖИЗНИ

Попрощавшись со Славиком-Олегом, продолжаем начатый разговор с Анной Пивоваровой, занимающейся решением проблемы бездомных "изнутри".

— Анна Анатольевна, какова ситуация с бездомными в городе? Много в Севастополе граждан без определенного места жительства?

— По оценкам специалистов, в Севастополе более тысячи людей, которые оказались за бортом жизни. Они обычно держатся ближе к рынкам, потому что там всегда можно найти пропитание. Мы года четыре назад проводили опрос и выяснили, что люди оказываются на улице в основном из-за неправомерных действий агентств недвижимости, которые обманывают севастопольцев с жильем. Также бомжуют родители, которых повзрослевшие дети выгнали на улицу. Среди людей без определенного места жительства есть бывшие военные, которые, оказавшись не у дел, начали пить, и их выставили сначала из квартиры, а потом и из подвала дома… Оказавшись на дне общества, они так и не смогли вернуться к нормальной жизни.

— Как долго вы занимаетесь проблемой бездомных граждан?

— В 2005 году благотворительный фонд "Центр солидарности" вместе с управлением социальной защиты начал акцию поддержки бездомных в районе рынка 5-го километра Балаклавского шоссе. Два раза в неделю мы кормили этих людей горячей кашей на конечной остановке 12-го маршрута, в восстановлении документов им помогал центр учета бездомных граждан, а медицинское обслуживание осуществлял Красный Крест (выделял своих работников). Очень помог нам тогда и реабилитационный центр "Отчий дом", так как ребята, которые находятся там на реабилитации, сами когда-то были бездомными. Они на личном примере показывали, что выход из, казалось бы, безвыходной ситуации есть всегда и любой человек может вернуться к нормальной жизни.

Сначала за горячей едой к нам приходили по 40-50 человек, и мы были рады этому. Многим была нужна не столько каша, сколько то, чтобы их просто выслушали. Мы старались им помочь, видя в них не отбросы общества, а прежде всего людей со сломанными судьбами. Приходили вышедшие из тюрем, которые никому не были нужны, и мы им помогали: кормили, направляли туда, где им могут посодействовать в трудоустройстве. А еще помогали людям с психическими расстройствами, которые вообще никому не нужны.

С 2006 года нам начал помогать территориальный центр по оказанию помощи инвалидам и одиноким пожилым гражданам: подвозили еду, которую готовили в ОАО "Аппетит". Управление соцзащиты собирало по районам одежду, а мы ее привозили. В общем, что могли сделать все вместе, то и делали.

— За период вашей работы были случаи, которые запомнились?

— Таких случаев было много, но я хотела бы остановиться на истории со счастливым концом. Года три назад в районе Юмашевского рынка сидел молодой парень. Скорее всего, у него была гангрена ног. Рассказавшая мне об этом женщина ходила и подкармливала его. Что делать дальше, она не знала, так как в больницу таких не забирают. По сути, больные бездомные люди оставлены умирать там, где они сидят. Но парню повезло.

В марте совместно с Красным Крестом и противотуберкулезным диспансером проводилась акция по оказанию помощи таким лицам. Опекающая бездомного парня женщина привела его к машине, где делали флюорографию (молодому человеку не было и 30, но он с трудом мог ходить, так как началась гангрена пальцев ног). Мы его покормили, и главврач противотуберкулезного диспансера вызвал "скорую" для того, чтобы доставить его на Северную сторону в больницу. Хирурги 4-й горбольницы за неделю, что он там пробыл, ампутировали пальцы ног, но сохранили парню жизнь. Он оказался наркоманом. По линии Красного Креста нашли его родственников в одном из сел на севере Крыма, и через некоторое время приехал его отчим и забрал парня домой.

Я это рассказываю потому, что человеческое неравнодушие помогло спасти жизнь. Женщина откликнулась на чужую беду, и получился "хэппи энд". К сожалению, не всем бездомным так везет. Пережить зиму удается немногим, но место умерших каждый год занимают другие севастопольцы, оказавшиеся никому не нужными. Такие, как пожилой мужчина на костылях, которого в конце зимы вынесли из пятиэтажного дома на улицу и оставили рядом с остановкой "Ул. Меньшикова". Сердобольные люди звонили в милицию, но помощи так и не дождались. В Севастополе нет ни ночлежки, ни приюта для бездомных, нет ни-че-го. Все, что можно для них сделать, это вынести горячий чай и хлеб, теплую одежду. Возможно, этот мужчина не так себя вел, но выставить человека на костылях на мороз… Бог будет судить этих людей! В городе может быть десять управлений социальной защиты, но никто не убережет горожан от жестокости сердца.

— А вы не пытались исправить ситуацию?

— Четыре года назад благотворительный фонд "Центр солидарности" вместе с управлением соцзащиты начал работать над тем, чтобы городские власти дали нам в аренду участок земли, чтобы своими силами организовать там ночлежку. Написали на имя Куницына письмо, и нам пришел ответ: участвуйте в аукционах, по закону бесплатно благотворительным фондам земля не выделяется. На этом дело замерло, хотя, в принципе, уже четыре года мы спокойно могли бы принимать бездомных людей и оказывать им хотя бы первую помощь. Церкви города готовы объединиться и создать ночлежку, если город выделит место под нее.

Пусть это будет кусочек земли площадью десять на десять метров, где можно поставить туалет и временное сооружение, куда бездомные со всего города могли бы прийти переночевать, получить одежду и еду… К сожалению, данный вопрос не решается, и мы только разводим руками, когда видим, что под коммерческую недвижимость отдаются практически все городские земли, и там быстрыми темпами строятся дома, а для бездомных севастопольцев места у города нет… Единственное, чего нам удалось добиться, — это то, что городскими властями нам официально установлено место в районе рынка на 5-м километре Балаклавского шоссе, где мы раздаем пищу по вторникам и пятницам прямо на улице в течение часа, и люди знают об этом.

К сожалению, не все нас понимают. Когда мы кормили бездомных на конечной 12-го маршрута, торговцы из соседних ларьков выходили и, нецензурно ругаясь, пытались нас прогнать, потому что мы якобы мешали им торговать. Здесь город разрешил проблему, утвердив место кормления, но как дальше будет, мы не знаем. Мы продолжаем просить выделить нам место, куда в любое время могли бы прийти бездомные за кружкой чая и куском хлеба.

В Севастополе есть люди, готовые протянуть обездоленным руку помощи. Многие пенсионеры передают деньги для того, чтобы на них купить крупу, хлеб, но необходимо место, куда эту помощь приносить…

Кстати, мать Тереза начала свое служение с того, что попросила здание для умирающих в городе Калькутте. Теперь ее имя знает весь мир. Возможно, и о Севастополе со временем будет говорить весь мир, если городские власти изыщут возможность выделить место для своих бездомных граждан…

Другие статьи этого номера