"Мы взяли в семью двоих малышей и не ошиблись: без них наша жизнь была бы лишена смысла…"

Первый малыш в семье Валерии (имя изменено) и ее мужа появился около трех лет назад: в Дом ребенка супругов привело желание иметь детей. Спустя полтора года они пришли сюда снова, уже за вторым малышом.

— Когда мы пришли за первым ребенком, нянечка в группе посоветовала брать сразу двоих, — рассказывает Валерия. — Сначала мы не придали особого значения ее словам, но уже на следующее утро поняли, что она имела в виду. Когда наш восьмимесячный малыш проснулся и понял, что рядом нет детей, с которыми он все время общался, он начал плакать. И это несмотря на то, что уже знал нас в лицо, так как мы с ним общались задолго до того, как взять в семью. Конечно, потом он привык, но все равно было видно, что ему не по себе. Он ни на минуту не хотел оставаться в комнате один. В общем, как только наш малыш немного подрос, мы отправились в Дом ребенка за вторым, четырехмесячным малышом… Сейчас смотрю на них и понимаю, что мы с мужем приняли правильное решение. Когда в семье один ребенок, он растет эгоистом. А наши малыши заботятся друг о друге. Младший всем делится со старшим, всегда стремится поцеловать, приголубить, к чему тот относится снисходительно.

— Сегодня взять в семью сразу двоих детей решится не каждый — в кризис материальное положение многих из нас оставляет желать лучшего. Не страшно было брать на себя такую ответственность?

— Приняв решение усыновить ребенка, мы о материальной стороне не очень задумывались. В то время, когда брали в семью старшего малыша, муж еще хорошо зарабатывал. Кризис наступил уже после того, как усыновили второго ребенка. Тогда финансовое положение нашей семьи действительно резко ухудшилось. Сейчас зарплата у мужа небольшая, а я не работаю и не знаю, смогу ли выйти на работу, так как дети еще маленькие.

— А не думали о том, чтобы вместо усыновления создать приемную семью? Тогда бы и государство помогало воспитывать детей.

— Мы считаем, что лучше, когда дети не знают, что они приемные. Мы не хотели бы, чтобы им об этом кто-то когда-нибудь сказал. Мы — одна семья, где все родные.

— Интересно, государство как-то поддерживает усыновителей?

— Да никак! Даже если усыновляешь второго ребенка, он все равно считается первенцем, и пособие на него платят, как на первого ребенка. И никаких социальных выплат усыновителям не положено. Только если семья малоимущая — оформляется пособие на общих основаниях. Но я ни о чем не жалею. Не в деньгах счастье.

— А в чем нуждаются усыновители?

— Кто в чем. Если усыновители — состоятельные люди, то, как правило, нуждаются разве что в совете психолога. А усыновителям со скромным достатком необходима материальная поддержка. Нам ведь государство на ребенка до трех лет платит всего 130 грн, хотя положено не меньше минимальной зарплаты (сейчас — 960 грн). Чтобы добиться таких выплат, необходимо обращаться в суд. Но это длительная и затратная процедура. Поэтому очень хотелось бы, чтобы социальные службы по мере возможностей поддерживали усыновителей.

— Что бы вы посоветовали тем людям, которые хотят взять в семью приемного ребенка?

— Если есть потребность сделать малыша счастливым — не отказывайте себе в этом. Кто действительно этого хочет, тому не помешают ни кризис, ни другие преграды. Мы с мужем не ошиблись, когда решили взять в семью сразу двоих малышей: без них было бы скучно, и наша жизнь не имела бы смысла.

— Спасибо.

Елена ИВАНОВА.

* * *

ЖДЕТ РОДИТЕЛЕЙ

Восьмилетний Руслан оказался в приюте не по своей воле. Папу мальчик не помнит совсем. Из родных у него только мама (она выпивала и могла ударить сына), которая в родительских правах восстанавливаться не хочет, и бабушка (она подобрее мамы), которая за год всего пару раз проведала внука в приюте и все обещала то прийти через неделю, то забрать к себе. Ничего из сказанного женщина не выполнила, а Руслану — одно расстройство. Да и вряд ли парня отдадут бабушке: они с мамой в одной квартире живут, и неясно, поднимется в этот раз у родительницы рука на сына или нет.

"Я хочу семью, где много детей, ну человек 27, — рассказывает о своей мечте Руслан. — Хочу маму, папу (загибает пальчики), бабушку, дедушку, братиков и сестричек…"

Его настоящие родные даже и не догадываются, какое сокровище потеряли. Русланом в приюте не нахвалятся. Даже социальный педагог Юрий (а детей он перевидал немало) о нем говорит: "Вот такого я хотел бы сына!" Он не шумный, но когда рассказывает что-то интересное, очень увлекается, так, что глаза блестят. А еще он — явный лидер в коллективе, причем с самых первых дней и даже среди детей, которые тут живут три года. "Но при этом — очень честный, — рассказывает Юрий. — Я у него спрашиваю, например: "Руслан, у тебя есть девочки-друзья?" Он отвечает: "Не-а, нету. Даже на празднике ко мне не подходили". Думаю, что иной лидер постеснялся бы вот так честно сказать об этом, потерять имидж".

Другом Руслана стал авторитетный парень Кирилл (его беспрекословно слушает детвора). Они были соседями по комнате, оба любят возиться с машинками и неравнодушны ко всякой технике (были восхищены телекамерой, на которую их снимали). Когда Руслан был в санатории, обязательно звал Кирилла к трубке — поболтать. "Уже как братья", — улыбается Юрий.

Недавно Руслана из приюта перевели в постоянный детдом. Но мальчик не оставляет мечты о дружной семье, с которой он будет много путешествовать. Например, в страну Песочницу. "Это такая страна, в которой горы из песка, в которых можно играть", — деловито поясняет Руслан. Он верит, что новые папа и мама, дедушка и бабушка, братики и сестрички обязательно его найдут.

(По материалам сайта http://www.segodnya.ua/childhouse/14241840.html).

Другие статьи этого номера