Парад портретов

В преддверии Дня города, как и год назад, проспект Нахимова и улица Большая Морская обретут зримые черты выставочных залов под открытым небом. Сквозь стекла сити-лайтов (достаточно крупноформатных рекламных щитов) с фотографий будут пристально вглядываться в современный Севастополь нам, ныне здравствующим, в глаза представители прошлых поколений горожан. Это будет уникальная экспозиция проекта "Севастополь. Парадный портрет", оформленная в рамках программы фестиваля "Война и Мир".- Цель проекта "Парадный портрет", — сказал в беседе с корреспондентом "Славы Севастополя" его координатор Олег Скворцов, — состоит в том, чтобы в дни светлого праздника таким образом вспомнить не только известных военачальников, деятелей культуры, но и, на первый взгляд, ничем не знаменитых, но, тем не менее, вписавших свои строки в яркую историю города людей. Вглядываясь в лица наших предшественников, можно не только больше узнать о прошлом, но и лучше понять самих себя, время, в которое выпало жить.

Беседа с Олегом Скворцовым живо напомнила мое далекое детство. Каждые 3-4 года в связи со знаковыми семейными событиями мы (мать, отец, две мои сестры и брат) торжественно шествовали в центр городка с единственной целью в единственную в городке фотографию. Сегодня ее бы назвали по-новому — фотосалон, и никак иначе.

На всех нас была самая новая одежда. В декорированной комнате мягкий свет лился из окон и с застекленного потолка, его отражали стоящие экраны. Мастер рассаживал родителей на резных стульях, выстраивал нас, детей, за их спинами. Наконец от установленной на треноге, похожей на гармонь, фотокамеры подавалась команда: "Не мигать!" Она сковывала нас, но придавала значимость, подчеркивала торжественность момента. За десятилетие с лишком накопился пяток семейных фотографий. Они последовательно помещены в альбоме под жесткими обложками. На них видно, как росли, мужали мы, дети, как постепенно старились родители.

В то время ни один свадебный кортеж с женихом, невестой и их многочисленными гостями не проезжал мимо скромного фотосалона. Строились групповая композиция и персональная — молодоженов. Это сейчас по торжественным дням мы обращаемся к услугам фотохудожника, а то и кино- телеоператора, а тогда, 50-60 лет назад, поездка под магический взгляд таинственного объектива "фотогармонии" на треноге воспринималась как обязательный ритуал.

И очень здорово, что, оказывается, старые, пожелтевшие от времени снимки глубоко волнуют не только их обладателей, но и всех вокруг.

— Когда в прошлом году я увидела выставленные по городскому кольцу старинные фотопортреты в основном уже ушедших в вечность севастопольцев, — говорит Д.А. Коган, — у меня замерло сердце от чувства искренней благодарности организаторам экспозиции. Тогда я сказала себе: если когда-нибудь к ней обратятся снова, то обязательно предложу фотографии из архива нашего ветвистого рода. Почему бы и нет?

Ведь не без основания Диана Аркадьевна своих многочисленных родственников считает неординарными личностями. Так, на кладбище Коммунаров высится величественный памятник, на котором выбиты имена активных участников революционного движения, в том числе и Ильи Вайнблата.

— Илья Вайнблат — дядя мамы, Нонны Давыдовны, — говорит Д.А. Коган. — У моей двоюродной бабушки Софьи Фогель были сыновья, Илья и Борис. Старший, Борис, ушел на фронт, где сгорел в подбитом немцами танке. 15-летний Илья имел возможность эвакуироваться в тыл, но ушел в партизаны. Связной Илья Фогель погиб в бою народных мстителей с карателями у Чайного домика. В том месте крымского леса установлен обелиск с именами героев, в том числе и Ильи Фогеля.

Дед Дианы Аркадьевны, Давид Миронович, прошел войну. Вернувшись домой, он, как и до ухода на фронт, заведовал достаточно примечательной торговой точкой на Приморском бульваре — винным магазином "Массандра". Бывший фронтовик пользовался большой любовью у горожан.

В отроческие годы дяде Д.А. Коган, Борису Вайнблату, поручали исполнять главные роли в спектаклях Театра юного зрителя — гордости Дворца пионеров довоенной поры. Борису прочили громкую артистическую карьеру. Так, несомненно, и случилось бы, если бы не война. Борис Вайнблат ушел на фронт и не вернулся. До наших дней дошла внушительная стопка его писем. Каждое из них — не просто документ эпохи, а законченное художественное произведение.

Отец Дианы Аркадьевны, Аркадий Львович Фогель, 1924 года рождения успел повоевать. С боями он дошел до Польши. По окончании войны А.Л. Фогель в "Военморпроекте" возглавил сметный отдел. Аркадий Львович Фогель причастен к строительству домов на улицах городского кольца. Трудовая биография мамы Д.А. Коган, Нонны Давыдовны, посвящена медицине. В течение почти трех десятилетий в профильном училище она готовила кадры медсестер.

Бабушка Дианы Аркадьевны, Раиса Абрамовна, оставляя пылающий Севастополь, взяла с собой самое-самое необходимое. Среди этого "самого-самого" в чемодане нашлось местечко для громоздкого семейного альбома с фотографиями. Их и принесла Л.А. Коган организаторам проекта "Парадный портрет". Из великого множества снимков отобрали три. На одном из них запечатлен Борис Давыдович Вайнблат, которому война помешала стать артистом, на другом — мама, Нонна Давыдовна Фогель. Кстати, внучку Дианы Аркадьевны назвали Нонной в честь прабабушки.

— А на третьем снимке увековечен Григорий Соломонович Блюменфельд, — сообщила Д.А. Коган, — прапрапрадедушка. Он был сапожником. Кажется, ничего героического в жизни не совершил…

Однако же севастопольский сапожник Григорий Соломонович Блюменфельд поставил на ноги 16 детей. Собственных! Патриарх рода. Его могучее древо пусть с потерями, но устояло в губительных вихрях революций и нелегких военных испытаний. На старинной фотографии титулованного симферопольского мастера К. Васили Григорий Соломонович запечатлен более века назад в лучшем костюме и при головном уборе, который в наши дни можно увидеть разве что на репродукциях картин Марка Шагала.

Каждый день прибавляет экспонаты выставки проекта "Парадный портрет". Желающих поучаствовать в его реализации так много, что Олег Скворцов считает нужным хоть на несколько дней расширить срок приема фотографий. Не потому, что их недостаточно, важно не упустить самое интересное, без чего не получится полным в чем-то необычный портрет города. Он будет полнее, так как в отличие от прошлого года каждый фотопортрет будет сопровождать предельно краткий, но емкий по содержанию текст о героях.

Другие статьи этого номера