…И снится отцу замурованный подвал…

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Об этой истории мой отец — Вениамин Филимонович Фатеев — в советское время нам, его двоим сыновьям, строго-настрого запретил кому-нибудь рассказывать. Хотя, объективно оценивая весь сюжет этой истории, задаешься вопросом: "А чего это наши люди уже в конце 60-х годов прошлого века дули даже на воду?" Ведь ничего криминального после "оттепели", а тем паче секретного, в рассказе отца мы не ощутили.

Но давайте всё изложим по порядку. Папа наш ушел из жизни в 1989 году, долго болел. И только за месяц до своей кончины он решился наконец нам "на кое-что открыть глаза".

…Суть в следующем. Где-то в начале 70-х годов прошлого века напротив еще проектируемой тогда семиэтажки под СГГА на ул. Ленина благоустраивался будущий сквер, заново перекладывался забор, ограждающий территорию морского торгового порта от пл. Нахимова. Мой отец работал токарем на предприятии "Эра". Когда он как-то шел мимо стройплощадки, где велась планировка квадрата под будущий сквер, что-то щемящее, тревожное подкатило к сердцу, а что — он так и не мог дать себе в том отчета.

Прошли сутки. И вот под утро моему отцу снится сон, будто бы на месте сквера стоит двухэтажное здание, построенное в эдаком колониальном стиле. Две мавританские башенки венчали парадный фасад, огромная вывеска с часами извещала о том, что сие торговое заведение принадлежит какому-то человеку, чья фамилия начинается на букву "Д". И далее — самое интересное. Снится моему папе, что в подвале этого дома трое рабочих (в их числе и он, отец наш) аккуратно закладывают ниже уровня фундамента красными кирпичами некое маленькое помещение, куда перед этим что-то занесли два важных господина почему-то в одинаковых пальто с бархатными воротниками.

На этом сон отца прерывается. Надо родителю нашему отдать должное — это он наделил нас, детей, весьма романтичной натурой. А потому неудивительно, что отец, подумавши с недельку, подъехал после своего ночного видения к старшему строителю на стройплощадке и предложил "копнуть глубже". И указал — где.

Когда его спросили насчет достоверности этих сведений, он, конечно, никакой гарантии не дал. Но чем черт не шутит! Копнули. И действительно в левом углу площадки, примерно там, где сейчас стоит гранитный памятник, рабочие кое-что обнаружили…

Позже — так счастливо сложилось — выяснилось, что бульдозеристом на этой стройке работал тогда хороший знакомый отца, они еще "фабзайчатами" были в конце 40-х годов. При встрече где-то в середине восьмидесятых годов Петр Никифорович (бульдозерист) поведал отцу очень интересную историю. Когда на территории будущего сквера обнаружились замурованные помещения, сюда приехал по сигналу заместитель главного инженера генподрядчика. Вскрыли таинственную, скажем так, кладовку и нашли там ломберный старинный столик, на котором лежали два десятка диковинных золотых часов, несколько игральных позолоченных шкатулок, по паре пенсне и лорнетов, а также визитка с тиснением на имя "Вениамина Давера, владельца". В углу визитки — золоченая фигурка кенгуру. Куда все это делось — конечно же осталось за семью печатями…

Отца во всей этой истории волновало всегда лишь одно: откуда в его голове зародился контур такого вещего сна? Тем более что первая буква "Д" на фронтоне увиденного отцом здания в том знаменательном сне четко ассоциируется с фамилией Давер, которую приблизительно воспроизвел по памяти сокоечник отца по ФЗУ.

…Завершая свой рассказ, отец сообщил нам, что совсем, мол, недавно он ездил в Симферополь и присутствовал на лекции известного экстрасенса, заслуженного артиста России Юрия Горного. Послал ему записку с просьбой прокомментировать свой давний загадочный сон. На что экстрасенс ответил, что в одной из прошлых жизней мой отец, скорее всего, видел воочию этот "секретный" подвальчик, а то и участвовал в его обустройстве. А духовная отцовская сущность — воспоминания на генном уровне — воплотилась в том же Севастополе в рациональные знания спустя более чем век.

Д. ФАТЕЕВ.

ОТ РЕДАКЦИИ: Не исключено, что в этой истории таятся определенные несостыковки — как фактические, так и хронологические. Но редакцию заинтересовала эта история потому, что на ул. Екатерининской в доме N 4 (что топографически примерно соответствует скверу напротив здания Севгоргосадминистрации) с 1857 года располагался большой магазин господина Дайбера, где продавались оптика, часы, сувениры и т.д. Согласитесь: написание фамилии Давер вообще-то где-то рядом с Дайбером, не так ли?

Другие статьи этого номера