Последний бой 1942 года на Радиогорке

Поисковики объединения "Долг" 19 мая сего года обнаружили останки еще семерых защитников Севастополя, павших в июне 1942 года на 7-й береговой батарее на Северной стороне. Здесь, на Радиогорке, у стен батареи сегодня строится спортивный комплекс. Из-под ковша экскаватора были извлечены первые находки. Телефонные провода привели к наблюдательному пункту.После окончания Великой Отечественной войны эта территория была под надежной охраной за колючей проволокой и принадлежала одной из воинских частей. На всякий случай. Про запас. Вдруг война. И железобетонные казематы, и спаренные орудийные дворики можно будет использовать по назначению — для установки береговых орудий.

Знали ли командиры части, что прямо на поверхности под жухлой травой лежат останки последних защитников Севастополя? А если даже и знали? Что с того? Не было команды захоронить героев. Погибли они 20-21 июня 1942 года. Прошло без малого 69 лет. И вот поисковики объединения "Долг" возвращают из небытия бойцов, павших за Родину и забытых Родиной.

Александр Павлович Запорожко, командир отряда "Память", уверен, что здесь располагался выносной пункт наблюдения 366-й зенитной батареи под командованием старшего лейтенанта Самойлова. Здесь же был пункт батареи N 30. 19-20 июня 1942 года через эти позиции отходили бойцы 161-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии. Они были самыми западными в четвертом секторе обороны. Для них это был единственный путь отхода. Оборону на этом рубеже держал маленький гарнизон из 10-20 бойцов выносных батарейных постов и примкнувших к ним стрелков 161-го полка.

Еще в 2008 году поисковики подняли останки защитников города метрах в трехстах южнее. Именной медальон принадлежал Никифору Васильевичу Шляпину 1906 года рождения, бойцу первой пулеметной роты 161-го стрелкового полка. Эти данные были включены и в Севастопольскую Книгу Памяти, и в Краснодарскую, по месту призыва бойца. По сей день поиск родственников результата не дал.

Конструкция и планировка 7-й береговой батареи не предполагали сообщения между орудийными двориками. В каждом свой гарнизон из 10-15 человек вел самостоятельный режим обороны. Выносные посты оказались не под землей, а на самом опасном срезе бруствера батареи. Среди тел найдены несколько головных частей бронебойных (бетонобойных) немецких артиллерийских снарядов калибра около 200 миллиметров. Внутри грудной клетки краснофлотца развернулась розочкой после взрыва немецкая авиабомба замедленного действия. Поисковики такую находку обнаружили впервые.

Стены орудийных двориков буквально изрешечены снарядами. Кучность огня — по 2-4 попадания на метр. Даже металл искорежен взрывами. Но сегодня эти казематы облюбованы современными наркоманами. Полы завалены шприцами и коробками из-под наркоты. Может быть, когда-то здесь и будет музейная экспозиция. Но пока только мусор.

А поисковики извлекают одну находку за другой. За полчаса обнаружены останки еще двоих краснофлотцев. Среди костей — ржавый автомат ППШ образца 1940 года с располовиненным магазином. Россыпи патронов и стреляных гильз, гранаты, винтовки, противогазы и станина батальонного миномета. Батареи электропитания радиостанции. Есть личные вещи. Оригинального вида алюминиевая ложка обещала дать имя владельца. Но имен пока нет. В этот наблюдательный пункт влетел не один снаряд. Возможно, погибли бойцы, когда взорвалась авиабомба. При такой плотности огня шансов выжить не было. Поисковики продолжают работу.

Другие статьи этого номера