"Посетил и в том расписался"

На 19 мая 1888 года пришлось начало раскопок, организованных Императорской археологической комиссией в античном Херсонесе Таврическом. Ими руководил Карл Косцюшко-Валюжинич. Развернувшиеся на древнем городище работы вызывали повышенный интерес публики, особенно приезжей. Куда ей было деться, если Севастополь еще не располагал ни одним музеем. Карл Казимирович не чинил гостям препятствий. Напротив, пошел им навстречу. По его распоряжению в центре вверенной ему территории строители подняли здание барачного типа. В разговорах и письмах Карл Косцюшко-Валюжинич именовал его не иначе как музеем. Однако же на вывеску было велено нанести название прозаичней: "Склад местных древностей".

В 1892 году в одной из городских типографий заведующий раскопками разместил заказ на изготовление из самой лучшей бумаги в твердой обложке журнала (книги, тетради, как хотите). В нем надлежало посетителям "Склада местных древностей" — всем без исключения — оставлять свои подписи. Первый автограф в журнале появился 9 августа 1892 года. Этот день принято считать датой рождения музея нынешнего Национального заповедника "Херсонес Таврический".

Кажется, до сих пор плотные листы журнала излучают тепло и энергетику рук людей известных, даровитых, таких, например, как Константин Маковский — художник-передвижник, Иван Цветаев — историк, основатель и первый директор Московского музея изящных искусств, Николай Бурденко — хирург, основатель нейрохирургии, его коллега по цеху медицины Михаил Боткин, графиня Прасковья Уварова — профессор археологии, почетный член Петербургской академии наук.

Похоже, чаще других "Склад местных древностей", раскопки посещали писатели. В свое время в объемной книге посетителей расписались Иван Бунин, Антон Чехов, Михаил Пришвин, Анна Ахматова, Алексей Пешков, Владимир Гиляровский, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Максимилиан Волошин… От них не отставали служители Мельпомены. Тут и Владимир Немирович-Данченко, и Мария Зеньковецкая, и Николай Садовский, и Давид Южин, и… Имен, достойных упоминания в данных заметках, предостаточно. Ведь с августа до конца 1892 года "Склад местных древностей" посетили 534 человека, а за первое пятилетие — 12611.

И все же как не рассказать о посещениях (лишь о некоторых) Херсонеса Таврического представителями царской фамилии. Так, 25 мая 1896 года Карл Косцюшко-Валюжинич принимал на раскопках королеву эллинов Ольгу Константиновну — дочь великого князя Константина Павловича, внучку Николая Первого. Венценосную особу сопровождали великие князья Константин Спартанский, Георгий и Николай Георгиевичи. Они "изволили осмотреть Херсонесский музей, расписались в Книге для посетителей".

Об этом Карл Косцюшко-Валюжинич письменно докладывал своему непосредственному начальнику в северной столице графу Алексею Бобринскому — члену Госсовета, сенатору, председателю Императорской археологической комиссии. "Я был удостоен разрешения Ее Величества, — писал далее Карл Казимирович, — на поднесение 15 фотографических снимков наиболее интересных древностей".

Если докладная заведующего раскопками в Херсонесе о их посещении королевой эллинов заняла менее странички, то его рассказ о дне, проведенном в сентябре 1902 года Николаем Вторым, был настолько полным и содержательным, что его издали отдельной брошюрой. "Его императорское величество соизволил спросить…" "Я ответил…" По должности граф Алексей Бобринский был обязан из первых рук получить полную информацию. В брошюре поместили фотографии. Одна из них была отвергнута цензором: "Не может быть допущена в печать…" На снимке император выходит, пригибаясь, из низкого древнего строения. Императрица тоже склонилась с фотоаппаратом. Этот снимок сохранился в богатом архиве музея.

Одни в Книгах посетителей ставили лишь подпись, другие называли свои титулы, высокие должности, третьи делились впечатлениями об увиденном. "Желал бы я, чтобы современные нам архитекторы… обратились к опыту наших пра…дедов за советом, как строить здания", — написал 19 мая 1920 года (Крым еще под Врангелем) в Книге посетителей Владимир Миронов — вольноотпущенный тульский коммерсант, а "теперь солдат сводного драгунского полка".

Тогда же под неразборчивой подписью кто-то заметил: "Судя по находкам во время раскопок, мне кажется, что женщины древнего Херсонеса лучше понимали и (неразборчиво) чувствовали своих современников, чем женщины их прекрасного потомства". Еще одна пронзительная запись от 22 мая 1920 года: "Милый, славный, Херсонес, Крым, увижу ли я еще вас хоть раз?" До исхода Русской армии с полуострова оставались считанные месяцы.

Заведующая научным архивом Национального заповедника "Херсонес Таврический" Н.В. Красовская сказала автору этих строк, что бесценные Книги посетителей в редких случаях по большим праздникам выставляются на всеобщее обозрение. А хранятся они в коробках, изготовленных из бескислотного картона. Он ограждает особо ценные документы от воздействия вредной среды.

В наши дни количество посетителей территории Национального заповедника "Херсонес Таврический" идет не на сотни и тысячи, как в первые годы существования "Склада местных древностей", а на десятки, а может, и сотни тысяч человек. Для сбора их имен самой объемной книги и на месяц было бы мало. Однако же, по свидетельству заместителя генерального директора заповедника по научно-просветительной и экскурсионной работе, заслуженного работника культуры Украины Т.Ф. Плаван, давняя хорошая традиция не забыта. Музейщиками ведется Книга для почетных посетителей. В ней уже отметились президенты Украины Леонид Кучма, Виктор Ющенко, нынешний глава правительства России Владимир Путин и другие политики. А еще звезды эстрады — Филипп Киркоров, Надежда Бабкина, Ефим Шифрин…

* * *

Книги посетителей вековой давности были бережно выставлены за стеклом витрин в Итальянском дворике "Херсонеса Таврического". Показ реликвий так и назвали: "Посетил и в том расписываюсь. Малоизвестные страницы истории Херсонесского музея по книгам посетителей 1892-1920 гг."

Эта выставка была включена в программу приуроченного к Дню города праздника "от Херсонеса до Севастополя". Рядом с Книгами посетителей был организован показ книг редкого фонда. Среди них выделялся фолиант ученого екатерининской поры Габлица о природе Полуденного края. Книга издана в 1785 году.

Среди чернолаковой керамики, возраст которой свыше двух тысяч лет, мое внимание надолго привлекли крохотные сосуды, напоминающие современные заварные чайники. Только их носики служили античным крохам сосками. Рядом блюдо с точным изображением даров моря: ершей, султанки, пиламиды и других рыб.

Ближе к вечеру в античном театре играл ансамбль скрипачей "Вдохновение", развернулось феерическое действо — костюмированное представление. Артисты севастопольских театров воссоздали этапные эпизоды многовековой истории

Херсонеса Таврического: принятие свободными гражданами знаменитой присяги, крещение киевского князя Владимира, нашествие на город-государство жестоких кочевников, визит в Крым, к нынешним севастопольским бухтам, Екатерины Второй.

Праздник в Херсонесе Таврическом завершился постановкой артистами академического тетра имени А.В. Луначарского пьесы "Женщины в народном собрании".

Другие статьи этого номера