Вернисаж на морской волне

Только неистощимый на выдумки руководитель фестиваля "Война и Мир" Роман Мархолиа мог придумать так называемую паромную выставку по результатам пленэра художников по теме "Фортификационные сооружения Севастополя".
Это — одно из завершающих мероприятий фестиваля.

Пленэр и выставка (паромная) — с мощным созидательным зарядом. Не в пику ли приснопамятной хрущевской так называемой бульдозерной выставке? Тогда по полотнам представителей советского авангарда, как утюг, пустили тяжеленную гусеничную машину. Старенький городской паром с высокими металлическими стенами Роман Михайлович оценил как оригинальный выставочный зал под открытым небом, вдобавок на голубой морской волне Северной бухты.

Идею организаторов фестиваля о проведении тематически направленного пленэра поддержали Игорь Шипилин, Иван Грищенко и другие широкоизвестные севастопольские живописцы. На их приглашение откликнулись коллеги из Симферополя, Киева и других украинских городов. К нам приехали достаточно именитые мастера. Так, симферополец Рамазан Усеинов — заслуженный художник Украины, лауреат премии Автономной Республики Крым.

— На проведение пленэра, — говорит его куратор Игорь Шипилин, — было отведено лишь две недели. Четыре дня ушло на ознакомительные экскурсионные поездки. Ведь надо было выбрать места для натурной работы.

Стоит ли удивляться тому, что многим художникам пришлись по душе натруженные стены Михайловской батареи, на плацу которой проходили едва ли не самые яркие мероприятия фестиваля. Не ведаю, кому как, но мне крайне любопытно исполнение одного и того же музыкального произведения разными оркестрами. Вот так и Михайловская батарея. Объект один, но взгляд каждого живописца — свой, оригинальный.

Не обошли севастопольцы и гости города вниманием и расположенный рядом Константиновский равелин. Впечатляющий он на дышащем свежей масляной краской полотне Игоря Шипилина. Иной он на картине маститого Рамазана Усеинова. Кстати, симферополец представил на вернисаж на воде едва ли не самую крупную подборку работ. Колорит их ярок.

— Последние двадцать лет я живу и работаю в Крыму, — говорит Рамазан Усеинов, — а сорок предыдущих лет провел в Узбекистане, где окончил Ташкентское художественное училище имени Бенькова. Я проникся традициями Востока в изобразительном искусстве.

Крайне любопытно мировосприятие, демонстрируемое киевлянином Михаилом Гаевым и москвичом Александром Шумцовым. Первый в качестве изобразительных средств избрал масляные краски, второй — прозрачные акварельные. Опять же Михаил Гаевой изобразил Михайловскую батарею в густых вечерних сумерках, а Александр Шумцов — в день, до краев наполненный солнцем.

Конечно, участники пленэра работали и в других местах города. До Херсонесского маяка доехали.

Если творческая манера участников пленэра различна, то в оценке состоявшегося мероприятия они единодушны. Хорошо мечтать в стенах необычного выставочного зала, качающегося на изумрудной воде на виду Константиновского равелина, Михайловской крепости, которые рисовали.

Игорь ШИПИЛИН:

— В нашем городе такой пленэр проводится впервые. Думаю, не последний. В будущем году хочется расширить число объектов, куда пригласим художников с мольбертами. Наш город богат на памятники, которые просятся на полотна.

Рамазан УСЕИНОВ:

— Если меня снова пригласят на подобное мероприятие, обязательно приеду еще раз!

Иван ГРИЩЕНКО:

— Интересно было работать в дни пленэра. Уверен, этот почин имеет хорошую перспективу продолжения в будущем. Мероприятие побуждает решительно ломать сложившиеся стереотипы и выходить в творчестве на новые темы. Согласитесь, паром — великолепный выставочный зал.

Вот только сможет ли он в будущем году вместить картины всех участников, количество которых, верится, вырастет? Не придется ли Роману Мархолиа плавучий док нанимать? Он и длиннее, и стены повыше, и небо вверху пошире. Только перемещаться ему по севастопольским бухтам сложнее.

Другие статьи этого номера