"Опять от ветра глаза слезятся…"

В канун Дня памяти в Музее героической обороны и освобождения Севастополя прошла презентация книги двух авторов — Алексея Лещенко и Валерия Лещенко — "Выверено жизнью и смертью. История башенной батареи N 35 Черноморского флота". Сын комбата, Валерий Алексеевич, привез с собой из Киева 200 экземпляров новой книги. Они были вручены представителям музеев, библиотек, школ, ветеранских организаций. Книга посвящена самым трагическим страницам обороны Севастополя в июне-июле 1942 г. В ее основу, как и в основу первой книги сына об отце, вошли воспоминания последнего командира батареи N 35.

Воспоминания отца, так и не увидевшие свет при его жизни, бережно хранились в нашей семье. Я давно хотел, чтобы папа заговорил, — рассказывает Валерий Алексеевич. — В прошлом году исполнилось 40 лет, как он ушел из жизни, я решил, что нельзя, чтобы он молчал. Для меня он всегда живой. Каждый раз, когда поезд "Киев — Севастополь" подходит к перрону и я начинаю собираться к выходу, мне кажется, что сейчас меня встретит отец. Крепко пожмет руку (он не признавал объятий, поцелуев) и скажет: "Здравствуй, сынок!" Приехав на батарею, он подойдет к памятнику погибшим и, заметив, что я вижу его слезы, скажет: "Опять от ветра глаза слезятся…"

Теперь, приезжая на 35-ю батарею, Валерий Алексеевич первым делом возлагает цветы у скромного обелиска, стоящего у входа. Затем проходит в помещение лазарета, где укреплена фотография его мамы, Людмилы Александровны Лещенко, военного фельдшера 117-го отдельного артиллерийского дивизиона. А главная встреча — в кубрике командира, на стене которого висит большая фотография отца и матери. И вот тут, уже не ссылаясь на ветер, от которого предательски слезятся глаза, он произносит: "Здравствуйте, папа и мама!"

В предисловии к книге Валерий Алексеевич пишет: "Сегодня, когда у меня за спиной прожитых лет больше, чем у папы на закате судьбы, я в полной мере способен оценить его героический путь борьбы, что довелось ему пережить вместе с моей мамой. Чем глубже анализирую перипетии его жизненного пути, тем больше проникаюсь величием души, цельностью, самобытностью, крепостью характера".

Алексей Лещенко служил на 35-й батарее с 1929 года. Он стал не только участником ее строительства, но фактически — главным летописцем героических событий. В дневниках и воспоминаниях он предстает перед читателем не просто кропотливым и доскональным автором, но и тонким, глубоко чувствующим человеком. Вот только один отрывок:

"Батарея заступила на оперативное дежурство в субботу, 21 июня 1941 года. В 23.00 для проверки мной была объявлена "Боевая тревога". Личный состав уложился в положенное время, все боевые средства готовы к немедленному действию…

Ночь была настоящая южная, на темном небосводе ярко горели звезды и бледным светом лежал Млечный Путь, как сказочная дорога в неведомое. Около получаса я сидел возле боевой рубки, любуясь тишиной южной ночи и доносившимся сюда тихим шумом моря. Ничто не предвещало бури, которая разразилась через несколько часов в Севастополе, ряде других наших городов и на западной границе Советского Союза… Я сидел возле боевой рубки, любовался природой, строил какие-то планы и не думал, что через некоторый промежуток времени личный состав будет поднят по тревоге и будет произнесено страшное слово "ВОЙНА".

Семь рукописных тетрадей комбата, десятки, сотни писем легли в основу трилогии Виктора Михайлова и Сергея Смолянникова, с которой уже знакомы севастопольцы. В новой книге Валерий Лещенко предоставляет главное слово отцу — Алексею Лещенко, который в своих дневниках отразил трагедию последних дней обороны и отступления. Уже в послевоенные годы, добиваясь правды и открытости, комбат вел переписку с руководителями обороны — Ф.С. Октябрьским, Н.М. Кулаковым, П.А. Моргуновым. Копии его писем к военачальникам сохранились, есть и ответы на них. Это дало право В. Лещенко привести некоторые из них.

Однако есть и другая переписка — с подчиненными и сослуживцами по батарее. Многое в их воспоминаниях о последних днях и часах обороны противоречиво. Есть разночтения и по самому факту взрыва на батарее.

Вот как сегодня смотрит на эту проблему Валерий Лещенко: "Жестокая правда войны, иногда обнажающая неприглядные поступки людей, все же не дает права быть окончательным судьей. Господь Бог прощал грехи людские и учил прощать и нас. Поэтому я посчитал, что вынесение на суд людской (а суд этот не всегда бывает правым) всего, что написано отцом и, может быть, написано для самого себя, так сказать, "в стол", будет неправильным. Может, со временем, когда пройдет срок давности, кое-что из секретных записей отца увидит свет".

Теперь родилась новая идея — на основе опубликованных материалов создать фильм о 35-й батарее. И работа над таким многосерийным фильмом уже началась. Вот почему вместе с Валерием Лещенко в Севастополь приехал киевский режиссер Игорь Коваль. Он углубился в этот материал, изучил его.

— Я всегда мечтал посетить Севастополь, город, о котором написаны сотни книг и снято множество кинофильмов, — говорит И. Коваль. — В этом городе проходил службу и мой отец. Уже зная трагедию последних дней обороны Севастополя, я все равно не представлял, какое огромное количество людей находилось тогда на батарее.

Последний пятачок земли, обреченные на смерть бойцы, сражавшиеся до последнего патрона и знавшие, что никто их уже не спасет, и, тем не менее, пытавшиеся показать врагу свою силу и мужество… 35-я батарея и мемориал, который воздвигают, произвели впечатление массивности, но то, что я увидел внутри, повергло меня в шок.

Читая книги и просматривая видеоархив, я не представлял масштабность этого великого сооружения — настолько были продуманы фортификация и цельность сооружения батареи. Друг Валерия Лещенко, капитан-лейтенант запаса Александр Наталич, рассказал мне, что в последние дни обороны в паттерне длиной 270 метров находились сотни солдат и матросов. Бог знает, на что эти люди надеялись.

На миг представив себе эту картину, я первый раз в своей жизни испытал приступ клаустрофобии. Не являясь по росту большим мужчиной, я все же занимал большее пространство, проходя в паттерну, а ведь там по бокам сидели раненые и просто уставшие от боев бойцы Красной Армии. Впечатления эти настолько меня поразили, что на вопрос Валерия Алексеевича я смог ответить только одно: "Колоссально построено и страшно от того, что здесь было". Судьба комбата мне интересна прежде всего тем, что здесь есть все: любовь, трагедия, верность.

Создатели фильма поставили перед собой задачу: первую серию этого документально-игрового кинофильма завершить к 30 октября — 70-летию начала обороны Севастополя. История создания и подвига 35-й батареи разворошила память и призвала в Севастополь много новых людей. Мы уже не раз рассказывали о том, какой резонанс пошел по миру после передач Центрального телевидения "Жди меня".

Казалось бы, все, что можно, прояснилось. Однако не прекращается поток писем, и снова объявляются новые люди, участники и родственники. Не такой, оказывается, маленькой была эта батарея. Причастные к ней воины воевали на всех фронтах и даже брали рейхстаг. А в некоторых семьях по сей день обнаруживаются письма комбата Лещенко. Вот только сейчас Валерию Алексеевичу позвонил сын командира башни Захарова: "У нас хранится письмо вашего отца".

В дневниковых записях командира батареи названы поименно 150 человек личного состава, с должностями, воинскими званиями. За несколько лет создания мемориала на мысе Херсонес стали известны еще десятки новых. Фамилии героев будут увековечены на гранитных плитах некрополя и в Пантеоне памяти.

Другие статьи этого номера