"Скорая" нуждается в неотложной помощи

СЕГОДНЯ НА МЕДИКАМЕНТЫ ДЛЯ ОДНОГО ПАЦИЕНТА "СКОРОЙ" ВЫДЕЛЯЕТСЯ ДВЕ С ПОЛОВИНОЙ ГРИВНЫ.
Для сотрудников Севастопольской станции "Скорой помощи" лето — особенно горячая пора. Количество вызовов в разгар сезона увеличивается практически вдвое. И без того нелегкая работа превращается для сотрудников службы экстренной медицинской помощи в серьезное испытание. Им в очередной раз волей-неволей приходится сдавать экзамен на мужество и зрелость. Да только служба, спешащая на помощь, во многом сама нуждается в неотложной помощи. Об этом — в интервью с главным врачом Севастопольской станции "Скорой помощи" Александром Григорьевичем АНАНЬИНЫМ.

— Александр Григорьевич, вы и ваши сотрудники уже почувствовали на себе все "прелести" курортного сезона-2011, когда население города увеличивается в несколько раз?

— Я бы сказал, что сегодня ситуация пока еще не тревожная. В среднем 384 вызова в сутки. Как показывает опыт, их число стремительно начинает расти в июле-августе. В прошлом году, например, положение было просто катастрофическим, доходило до 640 вызовов за сутки. Аномальная жара лета 2010 года, "горячее" море до +29 градусов спровоцировали эпидемию вирусной инфекции. Был зафиксирован высочайший уровень заболеваемости среди детей и лиц преклонного возраста. Этим летом по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вызовов поменьше. Очевидно, жара не дала еще о себе знать, да и приезжих не так много.

— Сколько бригад работает на вызовах?

— В настоящее время в сутки в среднем выставляется 24,5 бригады. В прошлом году этот показатель был выше — 26,8.

— С чем связано сокращение?

— Как такового сокращения не было. Мы ограничили совместительство. Решение продиктовано рамками фонда заработной платы.

— Но ведь работы меньше не стало, скорее, наоборот. Позвольте поинтересоваться, сколько зарабатывает медицинский работник на "скорой помощи" в месяц?

— В среднем 1900 гривен. Такая оплата не достойна столь тяжелого труда. По этой причине врачи и не хотят устраиваться к нам на работу. Мы держимся благодаря старым кадрам. Большинство врачей — это люди пенсионного и предпенсионного возраста. В начале июля Кабинетом министров должны быть выделены дополнительно денежные средства для работников бюджетной сферы. Так что поживем — увидим.

— В прессе писалось, что в скором времени врачи вообще могут "уйти" со "скорой". Они будут просто не предусмотрены по штату.

— В настоящее время у нас 50% врачебных бригад и 50% фельдшерских. Могу сказать, что наши фельдшеры — это молодые, энергичные, грамотные и, я бы даже сказал, талантливые специалисты. Мы занимаемся их обучением: в бригаде и индивидуально. По Украине показатель фельдшерских бригад составляет 61%, и я не исключаю, что еще через несколько лет они станут основным составом. Но это, возможно, лучше, чем так называемый польский вариант реформирования здравоохранения, где фельдшеров 30%, а остальные — так называемые парамедики, то есть люди, обученные оказывать первую неотложную медицинскую помощь за несколько месяцев на специальных курсах.

— Не так давно довелось увидеть листовки, развешанные на столбах освещения общественниками-активистами, приглашающие севастопольцев на митинг в защиту городского здравоохранения. В обращении говорилось, что на каждый район предусмотрена только одна кардиологическая и педиатрическая бригада "скорой помощи".

— У нас нет ни кардиологических, ни педиатрических бригад лет 12. У нас есть единая специальность — "медицина неотложных состояний". Наши специалисты должны уметь определить степень тяжести заболевания (травмы), знать, как подготовить пациента, находящегося в критическом состоянии, к оказанию квалифицированной помощи в больнице. Но, к сожалению, многие наши пациенты не хотят понимать, что мы не занимаемся консультациями, перевязками, мы не лечим на дому и не являемся своего рода такси. Основное требование к нам — оперативность. Чем быстрее пациент окажется в специализированном лечебном заведении, тем для него же лучше.

— Давайте поговорим об оперативности. В каком состоянии ваш транспортный парк?

— У 70 процентов наших машин превышены все допустимые сроки эксплуатации. Только 9 автомобилей, полученные в 2008-м и 2009 годах, соответствуют семилетнему сроку эксплуатации. Все остальное — это самоотверженный труд и золотые руки наших водителей и трех автослесарей.

— Иногда люди жалуются, что "скорая" приехала не скоро.

— В городе 9 подстанций "Скорой помощи", и они так расположены, что позволяют приехать по любому нужному адресу за 10-15 минут. Но сделать это зачастую действительно очень трудно. Только на проспекте Генерала Острякова — 12 светофоров. Остро стоит проблема транспортных развязок, создающих пробки. Ночью передвигаться по городу гораздо проще.

— Сейчас лекарства очень дорогие. Цены на медикаменты постоянно растут. Как это отражается на вашей работе?

— Сумма, предусмотренная на медикаменты на один вызов, составляет сегодня две с половиной гривны. А в последние месяцы только димедрол подорожал в полтора раза. Мы вынуждены закупать не те медикаменты, которые необходимы, а те, без которых нельзя обойтись. Безусловно, хотелось бы и те и другие, но… Приходится вести жесткую экономию и жесткий контроль за расходованием препаратов. Выручает то, что не на всех вызовах требуются медикаменты, значит, на кого-то можно позволить потратить больше.

— Откуда родилась эта сумма — 2 гривны 50 копеек?

— Из средств, выделенных из местного бюджета. В Киеве, например, этот показатель составляет 17 гривен.

— Подведем итог нашей беседы. Диагноз "налицо": "скорая помощь" сама нуждается в неотложной помощи.

— Пока нам еще удается держаться на плаву, но если честно, люди работают на пределе возможностей. Если "скорой" не будет, рухнет все здравоохранение.

Интервью провела Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

В ТЕМУ:

Старший врач смены Е.В. Шевела проработала на станции "Скорой помощи" около 30 лет. По ее словам, кроме необходимой работы по передислокации бригад, консультативной помощи коллегам, большую часть времени и внимания приходится уделять так называемым необоснованным вызовам. В определенных ситуациях людям необходимо обращаться к участковым терапевтам, узким специалистам, а не забирать понапрасну время и силы у сотрудников "скорой помощи", призванных оказывать исключительно неотложную медицинскую помощь в экстренных случаях.

"Мы не можем делать назначения, не должны консультировать или оказывать транспортные услуги, когда пациент в состоянии передвигаться самостоятельно", — напоминает Елена Владимировна. Серьезную проблему представляют люди, находящиеся в состоянии сильного алкогольного опьянения или выходящие из запоя. Бригады "скорой помощи" нередко подвергаются агрессии с их стороны, угрозам. Кроме того, как рассказала Е.В. Шевела, в последние годы участились вызовы "без адресов". Гости города, севастопольцы, проживающие на дачах, оказавшись в опасности, порой даже не могут толком объяснить, как к ним проехать. Приходится выяснять едва ли не методом угадывания. "Особенно стало много стариков, — рассказывает старший врач смены, — которых на дачах оставляют "заботливые" дети.

Другие статьи этого номера