"Я всего лишь хочу, чтобы мне вернули документы и оставили в покое!"

Борьба с родными дочерью и внуками за собственную квартиру стоила 84-летней женщине здоровья. Сейчас жительница Севастополя Александра Степановна мечтает лишь о том, чтобы родные позволили ей спокойно жить.

КОНФЛИКТ

Мы уже привыкли к тому, что в редакцию севастопольцы обращаются чаще с жалобами, чем по счастливому поводу. Проживающая на ул. Колобова 84-летняя Александра Степановна не стала исключением. Женщина утверждает, что виновниками всех ее бед являются родные ей люди — дочь и внуки, а поводом для конфликта стала ее однокомнатная кооперативная квартира. Так и не найдя общего языка, в настоящее время родственники вынуждены решать вопросы в суде.

Из искового заявления:

"Я являюсь ветераном, участником Великой Oтeчественной войны, инвалидом 2-й группы. На праве частной собственности у меня имеется однокомнатная малосемейная квартира (12,9 кв. м) по ул. Колобова. Ранее в моей квapтире были зарегистрированы дочь Светлана, внуки и правнуки. Но так как в квартире они не проживали и коммунальные услуги не оплачивали, то по решению районного суда от 29.09.2009 года были признаны yтpатившими право пользования квартирой.

После этого в период с 20 по 22 февраля 2010 года мои дочь и внук выбили дверь в квартире, откуда похитили принадлежащие мне вещи: холодильник с продуктами на сумму 1000 грн, телевизор стоимостью 750 грн, стиральную машинку (1000 грн), два кресла-кровати (1400 гpн), диван-кровать (800 грн), хрустальные изделия (1500 грн), деньги в сумме 900 грн и 200 долларов США, а также мои личные документы: паспорт, удостоверение участника войны, трудовую книжку, партийный билет, пенсионное удостоверение, свидетельство о праве собственности на квартиру, свидетельство о праве собственности на земельный участок.

В результате их действий я осталась без имущества, без продуктов и без средств к существованию, так как без паспорта я не могу получать пенсию. Кроме тoгo, в результате хищения имущества из моей квартиры мне был причинен значительный материальный ущерб, и я вынуждена была обратиться с заявлением о краже в Гагаринский РО УМВД Украины в Севастополе. Однако в возбуждении уголовного дела по факту кражи из моей квартиры мне было отказано. На мои просьбы и yговоры возвратить мое имущество дочь и внук не реагируют.

Кроме того, в результате их действий мне причинен и моральный вред, так как ответчики без мoeгo ведома и разрешения, не имея на то законных оснований, вторглись в мою частную собственность — квартиру. Я являюсь человеком преклонного возраста, любые передвижения даются мне с большим трудом. Ситуация, в которой я оказалась, вызвала у меня расстройство нервной системы, стресс, головные боли. Забрав у меня документы и продукты, ответчики фактически оставили меня без cpeдств к существованию.

Это вызывает у меня неуверенность в завтрашнем дне, что приводит к депрессии. Общее состояние мoeгo здоровья после вышеописанных событий резко ухудшилось. Похитив жизненно важные для меня вещи (телевизор, холодильник, диван и др.), они поставили меня за грань нечеловеческого сущecтвования. В результате я вынуждена обращаться за защитой своих прав в суд. Прошу истребовать из чужого незаконного владения ответчиков мое имущество и возместить мне моральный вред…"

"ОТ ЖИЗНИ ХОРОШЕГО ЖДАТЬ НЕ ПРИХОДИТСЯ…"

— Я двадцать лет снимала жилье, пока дождалась своей квартиры, — рассказывает Александра Степановна. — Так двух дочерей, внуков на частных квартирах и вырастила. С 1975 года живу одна. Когда получила свою долгожданную квартиру, не могла нарадоваться. Дети в отпуск приезжали сюда ко мне отдыхать, снимать жилье уже не надо было.

А в 2007 году дочь с внуками вернулась в Севастополь и уговорила меня временно прописать всех их в моей малосемейке. Естественно, все вместе в одной крошечной комнате мы поместиться не могли, поэтому родные жили отдельно. Но обещали, что будут сами оплачивать коммунальные услуги за всех пятерых.

Они действительно какое-то время платили за жилье, а потом отказались, мотивируя тем, что в квартире не проживают. Разрешить мирно конфликт не удалось, и тогда я подала иск в суд с просьбой выписать их из моей квартиры. Рассмотрение дела затянулось на целых полтора года, и все это время я была вынуждена оплачивать счета за коммунальные услуги за всех.

А после того, как их выписали с моей жилплощади, моя жизнь превратилась в кошмар. Дочь с внуком выбили дверь в квартиру и отправили меня в психбольницу на обследование: хотели признать меня недееспособной, а сами тем временем вывезли из квартиры все вещи, оставив мне голые стены.

По приглашению Александры Степановны мы побывали в ее квартире, где кроме кровати и некоторых вещей, которые, по словам хозяйки, ей дали сотрудники Красного Креста и небезразличные к ее судьбе люди, действительно ничего не было. "Забрали у меня все, даже консервацию и деньги с вещами, — продолжает свой грустный рассказ пожилая женщина, — которые я себе на похороны отложила. От переживаний я начала часто болеть. Нуждалась в серьезном лечении. Но когда меня врачи направили в санаторий, дочь с моими документами и неизвестной мне пожилой женщиной, которая называлась моим именем, ходила по врачам, больницам, судам и прочим заведениям, пытаясь оформить надо мной опекунство.

Все попытки поговорить с дочерью ни к чему не приводят: она ведет себя агрессивно. Так что ничего хорошего от жизни мне ждать не приходится: болячки все прибавляются и прибавляются, а силы уходят… Сейчас я хочу лишь одного — чтобы дочь с внуками вернули мне мои деньги и документы: трудовую книжку, проездные билеты, удостоверение инвалида 2-й группы, банковскую карточку для получения пенсии, без которых я не могу купить себе дорогостоящие лекарства, оформить путевку для поездки в санаторий, чтобы подлечиться. Я хочу, чтобы они оставили меня в покое. Я всю свою жизнь им посвятила и что имею на старости лет? Оставили без всего, голодную, раздетую, без средств к существованию! Если бы не добрые люди, не выжила бы! Мне очень больно и обидно…"

"…ВСЁ ОТДАЛА, А ЧТО ВЗАМЕН?"

Поддержать Александру Степановну по мере возможностей пытаются соседи. "Знаю Александру Степановну более 15 лет, — пишет председатель совета ветеранов N 19 Л. Серенко. — От общения с ней всегда были положительные эмоции. Александра Степановна — добродушная, щедрая, справедливая, очень гостеприимная, старается всем помочь. С какой любовью она всегда рассказывала о своих двух дочерях и внуках! Ездила на Камчатку, чтобы помочь старшей дочери растить детей, забирала внуков на лето в Севастополь. Все лучшее отдавала им, а что получила взамен? Старшая дочь задалась целью уложить больную (гипертония, стенокардия, катаракта обоих глаз, анемия, сахарный диабет, тромбофлебит, пять перенесенных полостных операций) мать в психиатрическую лечебницу… Позволить этого мы не можем!"

"Александру Степановну знаю больше 15 лет, — пишет соседка Г. Пензева. — Она живет одна, самостоятельно себя обслуживает и в посторонней опеке не нуждается. После возвращения старшей дочери в Севастополь Александра Степановна стала нервничать, поэтому огромная просьба к суду оградить ее от негативных воздействий со стороны родственников. Весь этот сыр-бор возник из-за малосемейной квартиры, которую по завещанию Александра Степановна отписала обеим дочерям. Но, видимо, старшая дочь хочет забрать все… Дайте возможность ветерану спокойно жить в своей квартире!"

Мы не беремся судить, кто из конфликтующих сторон прав, а кто виноват, это установит суд. Но по-человечески Александру Степановну искренне жаль. Быть втянутым в судебные разбирательства на старости лет тяжело, а бороться за свое право на нормальную человеческую жизнь с родными людьми тяжелее вдвойне.

"Пожалуйста, напечатайте обо мне статью в газете, — плачет Александра Степановна. — Быть может, прочитав ее, дочь вернет мне деньги и документы… Может, она уже раскаялась в том, что со мной сделала? Потому что сил моих нет больше так жить…"

Другие статьи этого номера