Пять соток цветов… под судом

На одной из улиц в районе площади Восставших бросается в глаза примыкающий к многоквартирному дому благоустроенный земельный участок. На нем поочередно яркими красками вспыхивают цветы. Среди них расставлены раскрашенные, широко улыбающиеся гипсовые зверюшки. Что греха таить: не все наши граждане склонны любоваться рукотворной красотой. Встречаются и те, кто цветы ломают, малые же архитектурные формы уносят или разбивают на корню. Поэтому палисадник обнесен символической оградкой из металлической сетки. События, произошедшие в Балаклаве, показали, что даже самая высокая ограда не способна защитить красоту от всех неожиданностей…Одна из балаклавских улиц названа именем Героя Советского Союза Николая Аксютина. Там, на стене дома под номером 16, прикреплена беломраморная информационная доска. Из текста следует, что в довоенные годы Николай Аксютин жил в Кадыковке — селе, влившемся в границы современной Балаклавы. Работал в совхозе. Полагаю, что в "Золотой балке". Где же еще?

Как только немецко-фашистские захватчики пошли войной на Советский Союз, Николай Васильевич взял в руки оружие. Дослужившийся до звания капитана Николай Аксютин командовал ротой, сражавшейся с врагом в составе 216-й Краснознаменной стрелковой дивизии. Наш земляк был не робкого десятка.

В своей книге "Имя дома твоего" севастопольский историк Владимир Шавшин приводит выдержку из письма отважного капитана домой. Он рассказывает, как в рукопашном бою против целого батальона противника рота отстояла свой рубеж. "После боя у меня три дня болели кулаки", — заметил Николай Аксютин. За совершенные подвиги он был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Погиб отважный воин 8 апреля 1944 г. в бою у Сиваша.

Жители пятиэтажки любят свой дом, на боковой стене которого, как боевая медаль, прикреплена плита из благородного камня с золотыми буквами. Любят за зелень вокруг, тишину. Одно беспокоило: по соседству торгуют спиртным. Отоварившись в магазинчике, праздная публика устремляется на скамеечку расположенной рядом, под сенью деревьев, детской площадки. Справлять же естественную нужду выпивохи тоже далеко не ходят. Достаточно, считают они, свернуть за угол дома, не дожидаясь даже наступления сумерек.

Их не останавливают ни мраморная доска с именем героя, ни открытые окна выходящих сюда квартир всех пяти этажей дома, ни замечания возмущенных жильцов. А как не возмущаться, если в воздухе зависают мат и смрад. Картина будет полной, если еще скажем, что под покровом ночи под окна отдельные граждане и мусор валят. Увы, характерная картина для многих дворов в Севастополе.

Тем не менее обитатели 16-го дома по улице Аксютина начали искать пути, как бы хоть минимально защитить себя. На первом этаже расположена квартира Сергея Вершуты. 28 лет из 46 прожитых он работает водителем. Сергей Владимирович — человек надежнейший. К нему, как к самому молодому, и обратились соседи. Среди них есть отмеченные наградами ветераны войны и труда. Это, например, воевавший на фронтах Великой Отечественной В.И. Глухов, долгие годы возглавлявшая в Балаклаве налоговую службу В.И. Вергейчик.

Договорились пять соток под окнами дома освободить от сорной растительности, гор мусора, осколков бутылок. Вместо всех этих гадостей решено было посадить тут цветы. Доступ же сюда людей с мусором и по не-отложной нужде, решили жильцы, следовало бы ограничить оградой из металлической сетки.

На всякий случай жильцы всех 20 квартир крайнего подъезда подписали бумагу со словами: "Совладельцы квартир… дают согласие на ограждение жителем квартиры N 1 Вершутой С.В. участка придомовой территории площадью около 50 квадратных метров с целью предотвращения захламления придомовой территории, поддержания санитарного порядка, предупреждения повреждения мемориальной доски с именем Героя Советского Союза Аксютина Н.В."

Так и сделали. На месте бывшего мусорника и отхожего места разбили роскошную клумбу, посадили цветы. Участочек обнесли оградой из металлической сетки. Вполне возможно, что инициатива, проявленная Сергеем Вершутой и его соседями, пришлась не по нутру тем, кто до сих пор использовал участок, скажем помягче, как заблагорассудится. "Наверх", видимо, пошла "телега". Не мог же, в самом деле, государственный инспектор по контролю за использованием и охраной земель в городе Севастополе Александр Иванов оказаться в последних числах марта прошлого года у 16-го дома по улице Аксютина просто так. Хотя все может быть…

Письменное поручительство соседей в защиту Сергея Вершуты Александр Иванов как оправдательный документ не принял. Действия Сергея Владимировича должностное лицо сочло противоправными. Госинспектор потребовал от Сергея Вершуты написать объяснительную записку. В ней было сказано и о мусоре. И о несанкционированном отхожем месте. Еще Сергей Владимирович упомянул о предпринятой попытке ограбить его квартиру, о чем им в свое время было заявлено в правоохранительные органы.

Все доводы Сергея Вершуты, однако, не убедили государственного инспектора. В действиях Сергея Владимировича было усмотрено "самовольное занятие земельного участка" — самозахват. На Сергея Вершуту был наложен штраф в сумме 187 гривен. Два месяца спустя, 6 мая 2010 года, Александром Ивановым был наложен на Сергея Вершуту штраф повторно. На сей раз почему-то уже в сумме 153 гривны…

В прошлом году у дома 16 по улице Аксютина с избирателями встречался нынешний председатель Балаклавской районной государственной администрации Николай Харута. Люди к нему: "Как быть, может, снять ограду?" По словам В.И. Глухова и В.И. Вергейчик, Николай Петрович заступился за энтузиастов, похвалил их за благоустройство придомовой территории. Была поддержка и со стороны руководства РЭП-12.

Однако же 23 марта сего года в Балаклавском районном суде состоялось рассмотрение гражданского дела по иску в интересах государства в лице Балаклавского районного совета, главного управления Госкомзема в городе Севастополе к Вершуте Сергею Владимировичу об освобождении самовольно занятого им земельного участка и восполнении нанесенного вреда.

Так как 23 марта предварительное рассмотрение дела было неожиданно объединено с рассмотрением его по существу, Сергей Владимирович оказался в зале судебных заседаний без свидетелей. Сергей Вершута просил приобщить к делу поручение соседей, но суд, по его словам, отказал ему в этом.

Сергей Владимирович заявил в суде, что он не захватил участок, а благоустроил его. Им было честно признано, что он не имеет на руках каких-либо разрешительных документов местных органов власти на разбивку цветника. Надо полагать, что эти слова дали судье повод написать в констатирующей части решения о признании ответчиком иска. Суд обязал Сергея Вершуту "освободить самовольно занятый земельный участок площадью 0,005 га, который примыкает к квартире N 1 дома N 16 по улице Аксютина в городе Севастополе, путем сноса металлической сетки".

Решением суда также взысканы с Сергея Владимировича в пользу государства все судебные затраты (не одна сотня гривен. — Авт.). Конечно, Сергей Вершута не признал предъявленные ему обвинения справедливыми. Об этом свидетельствует факт его обращения в апелляционный суд города Севастополя. Однако решение суда первой инстанции там оставили без изменений.

Недавно в присутствии людей в погонах Сергей Вершута собственноручно скатал в рулон металлическую сетку ограждения. Можно лишь догадываться, с каким чувством он это делал. Решение суда выполнено.

Откроем на нужной странице толковый словарь, изданный в доперестроечную пору: "самоподготовка", "самообучение", "самообразование", "самоопределение"… Нет среди них слова "самозахват". Видимо, оно родилось в новейшую историю нашей страны. Хочется верить в справедливость суда в отношении Сергея Вершуты, но это не получается ни у автора этих слов, ни, тем более, у соседей Сергея Владимировича. Не посягал он на земельный участок. Иначе не цветы посадил бы на радость окружающим, а что-либо построил, как это, кстати, сделали многие по фасаду 16-го дома. Не всегда, думается, по разрешению властей.

— Нет в стране справедливости, — горько сказал мне Сергей Вершута.

Сам же я так и не могу себе ответить на вопрос: в чем же выразился нанесенный Сергеем Владимировичем вред государству? Ведь он завез на участок пару машин чернозема, на посадочный материал тратился, много сил отдал ухаживанию за цветами. Думается, что, наверное, какой-нибудь формальный повод для заведения против С. Вершуты судебного дела в многотомном кодексе по земельному законодательству имеется. Но зачем так больно бить человека, который вознамерился и сделал благородное дело, но не учел необходимости где-то "отметиться" с заявлением о "предполагаемом благородстве"?

Раньше я исключительно любовался палисадниками у домов за металлической сеткой оград. Без оград у нас, увы, никак нельзя. А теперь гляжу на них с тревогой. Вот и точный адрес гипсовых зверюшек в цветах не указываю. Неровен час, и в отношении других патриотов города, как в отношении Сергея Вершуты, заведут судебное дело. Статистики ради. Вот, дескать, явная борьба на актуальном направлении. А оно, право слово, имеет совершенно иные азимуты и дальности.

Сколько у нас пока не возбуждается дел, сколько еще не выписывается предписаний по поводу огромных заборов, ограждающих будущие незаконно возводимые палацы? Сколько в "Славе Севастополя" писалось о действительно рейдерских захватах земли! Несть им числа. Но вот бабушки, торгующие семечками, и энтузиасты, осмелившиеся, видите ли, превратить придомовой отвратительный пустырь в цветочное царство, порой оказываются у нас главными фигурантами грозных предписаний и судебных тяжб…

И это справедливо? Какого ломаного гроша в свете всего этого "действа" стоят призывы чиновников к жителям Севастополя всячески облагораживать придомовую территорию? Право слово — нонсенс!

Другие статьи этого номера