"Место бо сие свято есть"

Жарким днем начала лета 1855 года к Брянскому егерскому полку и воинам некоторых других частей Севастопольского гарнизона архиепископ Херсонский и Таврический Высокопреосвященный Иннокентий обратился с благословением: "Не поучение говорить вам мы прибыли сюда, нет, мы явились учиться у вас, славные защитники града, учиться, как исполнять заповедь Христа Спасителя: "Оставь отца, матерь свою и дом твой, возьми крест и гряди ко мне!" Ведь, поучая паству свою, мне не надобно далеко искать примеров добродетели. Я скажу им: иди в град сей и поучись у первого встречного из братий твоих, защитников веры и мест, откуда впервые разлилось православие на родину нашу: паду ниц, место бо сие свято есть".

Невольно вспоминается расхожее утверждение о том, что русским присуще запрягать лошадей, не торопясь. Оно распространялось и на место крещения святого равноапостольного князя Владимира. В 1805 году, то есть свыше четверти века спустя после присоединения Крыма к Российской империи, вышло высочайшее повеление о сохранении на территории нынешнего Национального заповедника "Херсонес Таврический" памятников древности. Прошло еще 17 лет, и в 1822 году высочайше строго потребовали всемерно щадить седые развалины.

Собирая материал для этих заметок, я обратил особое внимание на фразу, выписанную с пожелтевшей страницы фолианта более чем вековой давности. Почти два века назад командующий Черноморским флотом адмирал А.С. Грейг, "посещая Херсонес, скорбел, что место крещения святого равноапостольного князя Владимира не ознаменовано памятником". По настойчивой просьбе адмирала в 1825 году Александр Первый собирался посетить Херсонес с целью, скажем по-военному, рекогносцировки. Все мы знаем, чем это закончилось. Император побывал в Георгиевском монастыре, занемог и скончался в Таганроге при загадочных для многих историков обстоятельствах.

А в 1829 году уже предметнее шел разговор о сооружении на знаковом участке земли и храма, и богадельни, и, что очень важно, памятника святому равноапостольному князю Владимиру, крестившему Киевскую Русь. Как в то время было принято, объявили подписку, то есть сбор среди населения империи денег на благое дело. В одном источнике сказано, что на общий счет поступило несколько сотен тысяч рублей. Неужто опечатку допустили в раритетном издании (дензнаки того времени были куда весомее, чем нынче)? Но ведь и книги той эпохи грамотнее, чем сейчас. Значит, пожертвовал народ те несколько сотен тысяч рублей.

Теперь станем гадать, куда они были употреблены. И церковное начальство, и флотское военное командование продолжали настаивать на возведении памятника выдающемуся князю. Этот вопрос был не последним в 1843 году, когда в Севастополь приехал Николай Первый.

Где сегодня расположен Деловой и культурный центр? "Как где? — спросит читатель. — Конечно, в центре города". От площади Восставших видна Большая Морская. Однако же куда обращен тыльной стеной наш Деловой и культурный центр? Верно, в сторону Загородной балки, застроенной уже спортивными сооружениями. Но все равно балка — Загородная. За городом было принято не только балку соответствующе называть, но и размещать рядом объекты, которые хочется реже видеть. Так, у Загородной балки подняли тюрьму, разместили кладбище. В центре города, как кажется нынче, в век троллейбусов и автомобилей. Да и расположенный дальше микрорайон Карантинной и Стрелецкой бухт — центр города, один из самых престижных для жительства.

Но ведь надо помнить, что кого-то из наследников Николая Первого к древнему городищу на чихающих бензином-керосином авто возили. В 1843 году император к достопримечательности на конной тяге трусил. По пыли, по пустырям. На пустырях же дорога всегда кажется длиннее. Поэтому прямой в распоряжениях, вдобавок раздосадованный долгой дорогой самодержец распорядился Владимирский собор поднять в Севастополе на городском холме. Но ни в коем случае не на удаленном от него безлюдном Херсонесе. Пусть даже на Херсонесе, где был крещен святой равноапостольный князь Владимир, при всем к нему уважении.

Надо полагать, архиепископ Херсонесский и Таврический Высокопреосвященный Иннокентий, чьи пышущие энергией и страстью слова стали заголовком этого очерка, думал иначе. Отдадим должное этому подвижнику православия. Преодолевая трудности, он вдохнул жизнь в скованные немотой пещерные монастыри в Крымских горах. И наш инкерманский Свято-Климентовский монастырь ожил благодаря его заботам. Высокопреосвященный не мог обделить вниманием Херсонес. В 1850 году по его ходатайству возник Херсонесский монастырь. Военное ведомство с пониманием и поэтому с легким сердцем уступило ему необходимый участок земли. На нем иеромонах Василий, в прошлом казачий офицер, с привлечением местных жителей устроил три кельи и храм святой Ольги — бабушки святого Владимира, первой христианки Киевской Руси.

Сегодня в Севастополе проводится крестный ход от Владимирского собора — усыпальницы адмиралов до Свято-Владимирского собора в Херсонесе. У этого волнующего мероприятия есть глубокие исторические корни. Первый крестный ход по данному маршруту проведен в 1857 году 15 июля (по старому стилю). Его участники увидели оборудованную в оставленном французами бараке церковку, освященную именами семи херсонесских священномучеников. Кроме нее, преемнику иеромонаха Василия иеромонаху Евгению (Огмарштейну) — шведу, принявшему православие, удалось еще обзавестись кельями. Постепенно бывшие бараки заменили каменными зданиями. Сложили большой архиерейский дом с богатой домашней церковью. Открыли также школу. Нашлось место и для показа собрания обнаруженных к тому времени древностей.

В 1859 году в Херсонесе по высочайшему повелению нового императора Александра Второго из малой церкви Зимнего дворца в Херсонес перенесли частицу мощей святого равноапостольного князя Владимира. Она хранилась в драгоценном ковчеге в виде Евангелия. Повторные просьбы севастопольцев, военных, духовенства, простых верующих, о строительстве Свято-Владимирского собора в Херсонесе монарх не отклонил. Хотя мог ответить словами отца: крещение святого князя, дескать, олицетворяет Владимирский собор — усыпальница адмиралов. Но не сказал так.

Наконец, лошади, которых в России любят очень долго запрягать, оказались в узде, вожжи натянуты. Царь дал указание составить проект культового сооружения.

В Киеве в наши дни идут споры, как поступить с фундаментом древнейшей Десятинной церкви: воссоздать на нем новое культовое здание или построить над камнями первых киевских православных христиан собор и шире по периметру, и выше него, как ковчежек.

Проблема не новая. В Херсонесе титулованный археолог А.С. Уваров открыл основание, в чем он был уверен, храма Рождества Богородицы, о котором писал Нестор-летописец. Удачливый исследователь обнаружил и купель, в которой, как он предполагал, могли крестить киевского князя.

Современники А.С. Уварова, археологи, скептически относились к такой смелой гипотезе. Вот и автор "Очерков Крыма" Евгений Марков свидетельствует: "Посредине его (храма, открытого А.С. Уваровым. — Авт.) еще стоит древний мраморный престол… Тут же что-то вроде колодца. Уверяют, что это именно тот храм, в котором крестился Владимир, но, кажется, нет на это серьезных данных".

Император сказал: соорудить храм в ознаменование места купели святого равноапостольного князя Владимира-крестителя.

Полтора века назад и ранее не из России архитекторы устремлялись за рубеж, как сейчас, а зарубежные считали за счастье оказаться в этой стране. Как выбрать специалиста, достойного проектировать храм в Херсонесе? Это дело было поручено Д.И. Гримму, возраст которого едва перевалил за 30 лет.

В архиве Национального заповедника "Херсонес Таврический" хранится часть подписанных им рабочих чертежей. Они несут потрясающую печать высочайшего профессионального искусства. Гримм был выпущен из академии в возрасте 23 лет с малой золотой медалью. Награды молодой архитектор был удостоен за проект женского монастыря. Большой золотой медалью два года спустя молодого специалиста отметили за проект ярмарочного здания. И все же Давид Иванович стал признанным знатоком церковных построек преимущественно византийского стиля. Видимо, глубокий след оставили его ознакомительные поездки в Турцию, Грецию, а также в Грузию, Армению, другие страны.

По проектам Д.И. Гримма до того, как он возглавил Академию художеств, построены величественные храмы в Тбилиси, Кронштадте, Женеве, Копенгагене, вблизи Иерусалима… Нам будет интересно узнать то, что по чертежам Д.И. Гримма поставлена звонница при церкви в имении государя-императора в Ливадии. За проект Свято-Владимирского собора в Херсонесе 37-летний Давид Иванович был удостоен профессорского звания.

Архитектуру называют застывшей в камне музыкой. Для нее Д.И. Гримм составил великолепную партитуру. Он творчески повторил старый-престарый константинопольский храм Святого Сергия. Турки превратили его в мечеть. Коль так случилось, то справедливо повторить здание на новом месте, в Херсонесе. Под его крышей, в нижнем храме, оказались нарощенные фундаменты храма, где, по преданию, крестился князь Владимир.

Без колебаний император утвердил проект. А 21 августа 1861 года вместе с императрицей заложил первый камень в основание Свято-Владимирского храма в Херсонесе.

В одном из своих интервью благочинный Севастопольского округа отец Сергий (Халюта) сказал, что в православных храмах проводятся так называемые уставные службы, в ходе которых прославляют строителей, благоукрасителей, жертвователей. Конечно же, в этот список попали и Александр Второй (на строительство храма он передал тысячу рублей и отпустил 111 пудов меди на колокол), и Д.И. Гримм, и, конечно же, пользовавшиеся широкой известностью в России художники А.И. Корзухин, И.А. Майков, Т.А. Рис (Рисс), Е.А. Сорокин и другие. Одному А.И. Корзухину было поручено написать 72 иконы, в том числе на такие библейские сюжеты, как "Тайная вечеря", "Крещение Господне".

Среди именитых мастеров живописи трудился крестьянин-самоучка И.Т. Молокин. Его кисти, в частности, принадлежал образ Господа-Саваофа в алтаре над горным местом. Археологическое общество, штаб-квартира которого располагалась в Одессе, для украшения нижнего храма подарило некогда найденную беломраморную, художественно оформленную античную плиту — возможно, немую свидетельницу крещения князя Владимира. Сохранилась ли она до наших дней?

Нижний храм был освящен 17 лет спустя после начала строительства, 15 июля 1888 года. В этот день отмечалось 900-летие со дня крещения Руси князем Владимиром. В день спасения государя и царской семьи близ станции Борки 17 октября 1888 года освятили и главный престол верхнего храма.

Собор Святого Равноапостольного князя Владимира в Херсонесе почитался верующими во всех уголках огромной империи. Его постоянно посещали сановные гости, политики. Земля Херсонеса — особой святости. В храме были выставлены для поклонения частицы благодатных мощей 115 святых.

В год кончины главы богоборческой власти В.И. Ленина, в 1924 году, молитва в херсонесском монастыре была насильно прервана. А год спустя в его помещениях, в том числе и в соборе, разместили музейные экспозиции. В период обороны Севастополя от немецко-фашистских захватчиков в купол собора угодил фугасный снаряд. Оставляя город в 1944 году, немецкие оккупанты попытались взорвать святыню. От мощного взрыва рухнули купол, перекрытия, по устоявшим стенам разбежались трещины.

В таком состоянии святыня пребывала до 1999 года, хотя божественная служба в относительно сохранившейся части здания была возобновлена в 1992 году. В июне 1997 года, когда городом руководил Борис Кучер, правительство Украины принимает решение о проведении работ в Херсонесе. Их проект составил архитектор Е.И. Осадчий.

Севастопольский писатель Валерий Иванов видит знаковость в том, что номер правительственного постановления идет по нарастающей — 567. Автор международного проекта "Херсонес, Севастополь — купель христианства Руси" Валерий Медведев отмечает посещение Херсонеса в 1998 году Людмилой Кучмой вместе с братьями Кличко. Следующий, 1999 год — начало завоевания Виталием и Владимиром всех чемпионских поясов по боксу.

28 июля 2001 года, то есть ровно десять лет назад, в Херсонес приехали президенты Украины и России Леонид Кучма и Владимир Путин по случаю освящения и воздвижения креста на куполе собора после завершения на его восстановлении общестроительных работ. Чин освящения креста совершили митрополит Киевский и всея Украины Владимир, владыка Лазарь и другие иерархи церкви.

Десять лет назад городскую государственную администрацию возглавлял Леонид Жунько. По свидетельству Валерия Иванова, Леонид Михайлович рабочие дни начинал в Херсонесе. В настоящее время Леонид Жунько — генеральный директор Национального заповедника "Херсонес Таврический".

…Владимир Яцуба вряд ли предполагал, что когда-либо возглавит в Севастополе исполнительную власть. Тем не менее, занимая в столице высокие должности, он всячески содействовал продвижению восстановления Свято-Владимирского собора. А однажды во время посещения стройки в качестве гостя собственноручно уложил на место пару, может, больше, деталек мозаичного пола, площадь которого превышает 1220 квадратных метров.

Многих, очень многих людей страны Свято-Владимирский собор объединил в молитве и подвижническом труде. Для этого его строили предки и восстанавливали их наследники.

Другие статьи этого номера