Высшая школа в мире, Украине, Севастополе

Начался новый учебный год. В этой связи логично в очередной раз уделить внимание проблемам нашей системы высшего образования, в том числе — специфически севастопольским. Это особенно актуально в связи с грядущими в ней большими переменами, в частности, в связи с включением Украины в Болонский процесс.

Из года в год сотни севастопольцев сталкиваются с этими проблемами в качестве абитуриентов и выпускников вузов. Тысячи горожан являются студентами; по данным Севастопольского управления статистики, в прошедшем учебном году общее число студентов в городе достигало 17,7 тыс. человек. Наконец, сотни севастопольских преподавателей работают в 9 вузах всех уровней аккредитации и при этом еще умудряются вести научные исследования (в нашем городе есть 203 аспиранта и 7 докторантов, пусть и не все они — преподаватели вузов). Естественно, на них и на вузы, в которых они учатся и работают, влияет огромное количество внешних факторов: средняя школа, рынок труда, общая социально-экономическая ситуация, государственная образовательная политика, короче, сотни различных обстоятельств, о существовании которых наши читатели могут даже не подозревать… Попробуем во всем этом разобраться.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

По старой традиции у нас принято ссылаться на советскую эпоху, если речь идет о том, о чем можно судить в терминах "теперь" и "раньше". Чем же различаются теперешнее восприятие обществом высшей школы и старое, советское, и что в них общего? Начнем с общих мест. Как тогда, так и теперь "институт", не без основания, рассматривался среднестатистическим гражданином как путевка в жизнь. В "застойные" годы в общественном сознании развился негативный образ "пэтэушника", "фазана" — двоечника, еле окончившего школу и по глупости и пьянству пришедшего на завод. Этот образ, сейчас уже несколько видоизменившийся, стал своеобразной "тёмной стороной" жизненной перспективы для каждого молодого человека. По сути, высшее образование, как тогда, так и сейчас, — показатель социального успеха. Как тогда, так и теперь мы видим, что есть привилегированные специальности, а есть непрестижные. К примеру, инженер, который в СССР мог получать зарплату ниже рабочего. Какие специальности были в моде потом, в 90-е, всем и так достаточно хорошо известно.

Однако что же изменилось в таком случае? Изменения коснулись не столько образа высшего образования в глазах общественности, сколько его самого. Наиболее очевидно то, что сейчас нет системы государственного распределения окончивших вуз молодых специалистов: рынок труда, ранее монополизированный государством, теперь пришел в состояние броуновского движения. И так как на рынке спрос рождает предложение, то отпущенные в свободное плавание выпускники часто вынуждены предлагать не свои профессиональные навыки, приобретенные в вузе, а то, на что есть рыночный спрос. И им еще очень повезет, если удастся найти работу, вообще требующую высшего образования.

Если внимательно присмотреться к образованию, то сразу станет ясно, что это — такая же отрасль производства, как и тяжелая промышленность. Но если тяжелая промышленность занята производством машин и т.п., то система образования производит кадры. Над этим у нас, к сожалению, мало кто задумывался. В итоге, когда исчезла система государственного регулирования, все мигом кинулись получать высшее образование, наивно полагая, что станут топ-менеджерами и главами юридических фирм. Реальность, как водится, внесла свои коррективы.

НЕМНОГО СТАТИСТИКИ

Описанная ситуация в целом подтверждается данными статистики, взятыми нами с сайта управления статистики в Севастополе. Неконтролируемый рост спроса на услуги системы высшего образования подтверждается, если сопоставить данные по количеству учеников в школах и студентов в вузах. Если с 1995 года количество школьников снизилось почти в два раза (с 57,2 тыс. в 1995/1996 учебном году до 30,8 в 2010/2011), то количество студентов почти в два раза возросло (соответственно с 9,2 до 17,7 тыс.). И это при том, что количество выпускников профессионально-технических учебных заведений из года в год оставалось практически неизменным все это время.

Однако самое интересное начнется тогда, когда мы попробуем сопоставить данные по приему и выпуску учащихся в университетах. Как, например, объяснить тот факт, что в 1995 году в вузы III-IV ступени аккредитации было принято 1,4 тыс. человек, а через пять лет, в 2000-м, выпущено 2,6 тысячи? И эта ситуация повторялась на протяжении четырех лет — до 2003 года. В этом году севастопольские вузы окончили 3,9 тыс. человек — в два раза больше, чем поступило за пять лет до этого, в 1998 году. Предположений насчет причин такой "популярности" севастопольского высшего образования можно выстроить множество, начиная с того, что студенты из других городов Украины массово стали переводиться именно к нам, и заканчивая тем, что значительная часть дипломов, тогда полученных, — не более чем бумага.

Однако статистика сама по себе может мало дать для понимания ситуации, тем более, что здесь не место для сложных социологических изысканий и математических исчислений. Чтобы составить более полную картину, обратимся к мнениям работников и выпускников вузов, которым мы задали один простой вопрос: "Каковы, на ваш взгляд, основные проблемы высшей школы в Севастополе?"

МНЕНИЯ

Вадим ХАПАЕВ, преподаватель вуза:

— Главная проблема севастопольских вузов — снижение набора. Сказывается не только демография, но и отмененный переход на 12-летнее обучение в школе. Многие выпускники российских вузов, филиалы которых расположены в Севастополе, при поступлении на государственную службу вынуждены проходить длительную и дорогостоящую процедуру нострификации дипломов.

Убежден, что ее следует максимально упростить или даже отменить, причем в двустороннем порядке. Очень жаль, что российская система ЕГЭ и украинская ВНО между собой официально никак не соотносятся. В результате выпускники российских школ при поступлении в украинские вузы вынуждены проходить дополнительное тестирование, и наоборот. Было бы полезно для граждан обоих государств найти точки соприкосновения между двумя тестовыми системами.

Для выпускников вузов во всех странах мира сложной проблемой является трудоустройство по специальности. Не обошла она и наш город. Поэтому сегодня наиболее актуальны те профессии, которые дают возможность найти работу в смежных отраслях. Например, мои коллеги-историки могут реализовать себя не только в вузах, школах и музеях, но и в политике, государственном управлении, СМИ. Лишь выпускникам морских вузов и факультетов гарантировано трудоустройство, хоть и далеко от дома и под чужим флагом.

Итак, как мы можем видеть, проблем у наших севастопольских вузов (и украинских, и российских) действительно много, и многие из них могли бы быть решены, будь на то воля центральной власти. Это, однако, вовсе не отменяет возможности достижения успеха для ряда университетов и институтов города.

Елена Евгеньевна БОЙЦОВА, кандидат исторических наук, доцент, проректор по научно-педагогической работе Севастопольского городского гуманитарного университета:

— Севастопольские вузы предоставляют достаточно широкий спектр качественных образовательных услуг. Набор этого года продемонстрировал реальный рейтинг вузов. В этом рейтинге СГГУ заслуженно занимает место небольшого, но динамично развивающегося университета, так что о каких-то серьезных проблемах говорить не приходится. К нам ежегодно поступает 10% всех выпускников школ нашего города. В этом году в Севастополе школу окончили 780 человек, 127 из них поступили в СГГУ на первый курс. В целом мы набрали 354 человека, из них на бакалаврат — 168, на подготовку специалистов — 186. СГГУ полностью выполнил коммунальный заказ, объем которого составил на базе среднего образования 20 мест на педагогическое образование и 24 — на филологию, а на базе младшего специалиста: 20 мест — на дошкольное образование и 20 — на украинскую филологию.

У нашего университета достаточно высокие показатели трудоустройства выпускников. Первый выпуск по коммунальному заказу состоялся в прошлом году — это 84 специалиста, и все они были трудоустроены, 90% из них — в сфере образования. В этом году по коммунальному заказу были подготовлены 83 молодых специалиста, 64 из них уже трудоустроены, остальные будут трудоустроены в ближайшее время. Постепенно расширяются спектр и география трудоустройства наших выпускников.

Как видно, проблема может заключаться даже не в самом университете (который вполне способен вести достаточно грамотную политику в рамках своей компетенции), а в тех условиях, в которые поставлены их выпускники на рынке труда. Тем более что не все вузы города могут говорить о подобных успехах.

Майя ПЕТРОВА, выпускница экономического факультета СевНТУ:

— С проблемами получения диплома о высшем образовании и дальнейшего трудоустройства на предприятиях и в организациях нашего города знакома не понаслышке. Один из первых вопросов, задаваемых на собеседованиях и есть ли опыт работы, которого в результате обучения в вузе не хватает для получения желаемой должности. Поэтому приходится сначала работать на низкоквалифицированных должностях, чтобы накопить опыт и в перспективе получить желаемую должность, прописанную в ламинированном дипломе.

Неумение заинтересовывать своим предметом и нежелание студентов впитывать новые знания по различным причинам влияют на низкое качество образования и полученных знаний, которые можно было бы применить на конкретной должности. Оказывается, когда приходишь на рабочее место, сталкиваешься с требованиями, которые сложно выполнить с теми знаниями, которые ты получил в вузе, и в процессе работы приходится учиться заново.

И при этом девушкам приходится даже тяжелее, чем молодым людям. Например, при рассмотрении резюме выпускницы вуза уделяют особое внимание семейному статусу. Если девушка не замужем и не имеет детей, то ее кандидатуру рассматривают неохотно, полагая, что человек на требуемой должности проработает до ближайшего замужества, а предприятию придется оплачивать декретный отпуск.

Получается, что диплом о высшем образовании, как дополнительная бумажка в ящике стола, не является гарантией трудоустройства на желаемую работу.

НЕМНОГО ЭКОНОМИКИ

В первую очередь следует сказать о присоединении Украины к Болонскому процессу, вокруг которого и так было сломано огромное количество копий. Дело в том, что сама по себе правильная идея о необходимости расширения возможностей для учебы по обмену воплощается в жизнь неоднозначными способами и сопровождается столь же неоднозначными реформами высшей школы. Трехступенчатая система квалификации (бакалавр, магистр, доктор) и кредитно-модульная система оценивания (накопление баллов по выбранным дисциплинам и оценка по общей сумме баллов; кстати, Финляндия принципиально противится внедрению такой системы оценивания, хоть и участвует в общеевропейском процессе), пусть и обладающие определенными недостатками, здесь все же не главное.

Целый ряд государств, столкнувшись с проблемой перепроизводства кадров, стал решать ее, просто ограничивая право граждан на получение высшего образования. Так случилось в Великобритании, где правительство подняло плату за обучение в университетах в два раза. Следствие — новостные выпуски под конец 2010-го стали наполняться репортажами о протестах (подчас очень резких) британских студентов. У нас правительство идет, по сути, по тому же пути, снижая количество бюджетных мест. Ведь пусть не прямо, а по прохождении ряда процедур (в том числе и коррупционных), которые обычно исключает система платного образования, абитуриент приходит к тому же — к ограничению своего права на образование.

Однако повышение платы за обучение (прямое или косвенное), по сути, не является решением проблемы — просто игрок на рынке образовательных услуг приводит предложение своей продукции в соответствие с конъюнктурой этого рынка. Но рынок в целом действует как система сообщающихся сосудов, поэтому в конечном итоге масса потенциальных специалистов, не допущенных в высшую школу, должна будет куда-то деться. И через некоторое время возникнет напряжение на рынке труда низкой квалификации.

В Украине все это усугубляется еще и тем, что экономика, пережив кризис, связанный с развалом СССР, не вполне удачно вписалась в систему международного разделения труда, вследствие чего она развивается однобоко (металлургия, химическая промышленность). Зачем в таком случае нам такое количество историков, искусствоведов, филологов, философов (пусть в Севастополе их и не готовят), музыкантов и т.д.? В этом смысле на Западе ситуация, конечно, лучше: благодаря возможностям европейской или американской экономики университеты работают в первую очередь не на домашние хозяйства, предъявляющие спрос на образовательные услуги (как это было в XIX веке и как это происходит сейчас у нас), а на работодателей, предъявляющих спрос на квалифицированные кадры. В чем-то это похоже на советскую систему, только вместо монополии государства на Западе существует ограниченное количество крупных корпораций, которые налаживают сотрудничество с высшей школой. Но опять-таки, даже эти преимущества не могут исключить общих проблем, которые можно наблюдать и в Америке, и в Европе.

СУХОЙ ОСТАТОК

Конечно, нельзя в одной статье найти решение проблем, сопоставимых по масштабу с теми, которые рассматриваем мы. Тем более что в частном порядке решить их невозможно. В этой ситуации логичнее было бы ограничиться рядом рекомендаций для наших читателей.

Первое. Прежде чем поступать в тот или иной вуз, следует хорошо подумать: зачем вам нужно высшее образование? Хотите ли вы получить через пять лет проблемы с трудоустройством? Особенно важно это для тех, кто избирает гуманитарную специальность: все-таки такое количество юристов и экономистов, какое теперь есть на украинском (да и севастопольском) рынке труда, экономике теперь не нужно. Но ведь есть и более универсальные специальности!

Второе. Не бойтесь работать руками! Если вы поступили в профтехучилище, это вовсе не значит, что путь в университет вам заказан. А если высшее образование вам в дальнейшем и не пригодится, то, по крайней мере, вы ничего не потеряете. В конце концов, даже если вы слесарь или карщик, никто не вправе запретить вам читать модернистские романы и научные труды, слушать авангардную музыку и осваивать фортепиано, посещать выставки современного искусства и публичные лекции тех же университетских профессоров. К тому же на это у вас будут пусть небольшие, но средства, в отличие от учителя.

Третье. Учась в вузе, постарайтесь соблюсти баланс между учебой и работой. Конечно, это ненормально, когда вместо того, чтобы учиться, студент должен зарабатывать на учебу и/или жизнь, но выходу из этой ситуации нужно посвящать отдельную статью, может быть, еще более длинную, чем эта.

И все-таки хотелось бы пожелать всем абитуриентам и студентам севастопольских вузов удачного учебного года, а их выпускникам — удачного трудоустройства.

Другие статьи этого номера