Философия лицедея-отшельника

Добровольное отшельничество в прежние времена было уделом философов и монахов. Странно, что в нашем самом «скоммутированном» и донельзя интерактивном обществе это явление становится повсеместным. Психологи даже говорят о феномене распространяемой быстрее любого гриппа болезни под названием «аутизм», которая, похоже, является приметой времени. Парадокс: Интернет и мобильная связь вроде бы призваны объединять людей, но в итоге мы, сидя за компьютером, получаем тотальное безнадежное одиночество в четырех стенах, от которого хочется сбежать. Об этом и некотором другом мне захотелось поговорить с известным московским артистом Тарасом Колядовым. Профиль современного отшельника — в самой компанейской рубрике «Профили».Ему всего сорок два, но за эти годы он успел окончить два театральных училища (одно из них — престижное ВТУ им. Щукина!), поработать в самых известных столичных театрах, объездить с гастролями весь мир, сняться в дюжине фильмов, поставить несколько сольных хореографических шоу, ну и так, по мелочам… Вот уже двенадцать лет, как Тарас Колядов служит в Театре Романа Виктюка. Три замечательные дочери от двух совершенно разных жен. 5 лет подряд в свой законный отпуск приезжает в Балаклаву и целый месяц живет жизнью отшельника! Действительно один: без друзей и подруг!.. Пьет чай, смотрит на звезды, курит, слушает шум прибоя и думает о том, кто он. Откуда? Куда идет? Вытащить его "из гор", заманить в Севастополь и вызвать на откровенный разговор стоило мне больших трудов, но оно того стоило!

— Вот если бы тебя попросили сказать о себе самые важные слова, полностью тебя характеризующие, то какими были бы эти слова?

— Сказать о себе?.. Любые слова существуют лишь для того, чтобы скрыть подлинную правду. "Мысль изреченная есть ложь"! Я давно уже перестал ставить пьесу своей жизни и играть в ней главную роль, а тем более избавился от чувства собственной важности и значимости. Для того чтобы максимально достоверно охарактеризовать себя, надо смотреть со стороны, а это удается лишь эзотерикам, философам и шизофреникам. Боюсь, что я целиком не отношусь ни к одной из этих категорий. Могу только сказать, что пытаюсь понять устройство Вселенной и свое место в ней. Стараюсь двигаться во временном потоке, не разрушая, а сохраняя "матрицу", пытаюсь быть кометой, летящей к Богу. Понимаю, что это никому не удается в полной мере, но я хоть пробую.

— Как-то непривычно слышать такие философские тексты из уст известного столичного артиста! Кстати, обыватели считают, что профессия театрального артиста, в отличие от киноактера, сегодня — нечто несерьезное, неактуальное, непрестижное… Твои комментарии…

— Театр — это "иероглифы на песке, которые через мгновение смоет волна". А кино — любовный акт, который только что засняли на кинопленку, — остановленная жизнь. Можно по-другому: в театре "блюдо" "готовят" практически на ваших глазах, а в кинотеатре подают готовый "фаст-фуд", приготовленный незнамо где, вместе с поп-корном и пепси! Думаю, что кино — все-таки менее одушевленное искусство, нежели театр. Хороший спектакль можно смотреть и в пятый раз, как в первый. Но если ты имеешь в виду коммерцию, то — да. Искусство сегодня вообще очень коммерциализировано, а кино в этом смысле — бесспорный лидер. Ну а артисты — обыкновенные люди, которые тоже хотят ездить на собственном авто и иметь домик за городом. Но мало кто из них решается навсегда порвать с театром в угоду кинокарьере!

— Вот скажи "по-чесноку": если бы "отмотать пленку назад", ты что-то изменил бы в своей жизни или?..

— Только сейчас понял степень искушения вопроса. А кто будет отматывать: дьявол или Бог? Пытаться что-то менять в прошлом — очень коварная химера. Лучше не совершать ничего постыдного в настоящем, зная наверняка, что оно тут же становится прошлым, где поменять что-либо не удавалось никому. Мне кажется, что лучше жить с чувством ответственности за настоящее, чем потом биться в истериках от бессилия изменить прошлое. Знаешь, именно об этом я чаще всего думаю по ночам, сидя у костра: почему тогда я поступил так, зачем сказал именно эти слова, почему тогда ушел или вернулся?.. Но задаю эти вопросы без надежды изменить прошлое, а лишь для того, чтобы не повторить этого в будущем. А возвращаясь к твоему вопросу, могу лишь добавить: если бы что-то можно было изменить, то я изменил бы не саму жизнь, а свое к ней отношение в прошлом. Но и это невозможно. Зачем мечтать о том, что нам не под силу?!

— По-моему, великий Щепкин сказал, что "артист — это спичка, горящая с двух сторон"… Как ты считаешь?

— Да, держать не за что, да и сгорает в два раза быстрее! Наверное, Щепкин определил "материальную" суть актерства. Расход "душевного топлива на 100 километров жизненного пути" у артистов минимум в два раза больше, чем у других. Хотя никто же ведь точно не может подсчитать, кто и сколько расходует жизненной силы. Это может быть и врач, и поэт, и музыкант, и моряк… Кто знает?

— Проживая на сцене и в кино чужие жизни, что ты получаешь взамен? Испытываешь ли ты ощущение, что прожил несколько жизней?

— Нет. Я лишь раскапываю и извлекаю из памяти все свои поступки, которые имеют отношение к жизни моего персонажа, и развиваю ситуацию "куда бы я пошел?" Но никогда не пытаюсь характер и действия героя перенести потом в свою реальную жизнь. Хотя молодые артисты по неопытности "заигрываются" ролью и ведут себя в дальнейшем, как их герои. Но это не только не делает их более счастливыми, но и уводит в сторону от их собственного Пути. А это очень опасно, ведь не всегда можно найти обратную дорогу к самому себе! Надо четко разделять, где заканчивается профессия и начинается твоя неповторимая жизнь.

— Я хотел узнать, как часто ты идентифицируешь себя и свои поступки с поведением своих героев? Насколько они на тебя влияют? Или, может быть, ты — на них?

— Любая роль это — эффективная и действенная энергетическая чистка. Для меня каждая новая из них — это ситуация, в которую я добровольно попадаю с учетом времени, места и режиссера. Вместе с ним мы пытаемся извлечь из подсознания, а потом выставить в галерею образов наши собственные ошибки, желания и страсти. И мы одинаково влияем друг на друга, но полного слияния с персонажем, идентификации не происходит — это опасно! И если на сцене я чувствую себя мерзавцем и злодеем, то в жизни за стенами театра я постараюсь этого не сделать.

— Тогда спрошу по-другому: тянешь ли ты за собой по жизни черную ауру преступлений своих героев?

— Отправная точка — только мои поступки. Если все мои желания развить, а не гасить, то наверняка, как и каждый из нас, я смог бы совершить нечто непотребное. Но театр, кроме всего прочего, дает возможность освободиться от темных желаний и черных мыслей. Причем как артистам, так и зрителям. Погружаясь в роль злодея, я погружаюсь в свои темные "пруды", но всегда всплываю оттуда очищенным, обтираюсь полотенцем, гляжу на солнце и говорю: какое счастье, что в своей жизни не зашел в этот тупик!

— Хорошо, давай немного отвлечемся от философии искусства. Назови плюсы и минусы своей профессии…

— Почти каждый день проходить собеседование перед принятием "на работу", мучиться, ожидая ответа: подошел ли я, соответствует ли мое психофизическое состояние образу, который нужно изобразить. Ожидание, которое может длиться месяцами и с которым справляется не каждый. Ну а о плюсах мы уже говорили: ни с чем не сравнимый экстаз от честно прожитой на сцене чужой жизни! Но самое главное — отдача зрительного зала, когда выложился на полную и тебе поверили.

— Насколько я знаю, ты — православный, но… Расскажи о своем увлечении восточной философией. Что побудило и что она тебе дала?

— 5 лет назад я отдыхал под Балаклавой и чувствовал, что какой-то период жизни завершился. Было ощущение чего-то нового, необычного, глубокого… Нужен был новый виток в развитии и расширении своих знаний о мире. Однажды пошел по соседским палаткам за солью, вдруг вижу: сидит человек и смотрит на море, как в космос! Я даже забыл, за чем шел. Так я и нашел своего Учителя одного из направлений джун юань цигун. Ничто в этом мире не происходит случайно — на все есть Божья воля. Он мне очень много дал для познания самого себя с совершенно незнакомых сторон, под другим углом, с другого ракурса. Просто научил меня быть частью мира, в котором мы живем, и одновременно чувствовать свое величие и свою малость. С тех пор я все время возвращаюсь в одно и то же место, где, как мне кажется, и есть мое место Силы. После месяца такого уединения суетливая жизнь в Москве, спектакли, гастроли не кажутся такими однообразными и бесцельными. Актерство и лицедейство вообще отнимают много душевной энергии, и у каждого должно быть на Земле свое собственное место Силы, откуда можно черпать силы, чтобы делать что-то новое. Свое такое место я, кажется, нашел. Балаклава, горы, лес, море, чайки и я наедине с собой и своими мыслями! С этими категориями никогда не сравнятся карьера, должности, звания, известность, титулы, награды… Это то место, где я счастлив в добровольном одиночестве!

…Мысленно представьте себя на месте Тараса: вы играете в знаменитой труппе Романа Виктюка на самых престижных театральных подмостках мира, вам стоя аплодируют тысячи поклонников, но вас неудержимо тянет сюда, в эти горы, к этому морю, к этим чайкам и звездам… Может, и вправду прав философ, изрекший: "Самые ценные вещи в жизни даются человеку бесплатно: небо, море, солнце, любовь!.. А за все бесцельное мы платим деньги: тем большие, чем меньше нуждаемся в этих вещах"! И каждый из нас однажды это понимает, но… прошлое, как мы выяснили, изменить нельзя. Остается лишь один выход — изменять настоящее! Теперь понятно, почему аутизм сегодня так распространен. И уж тем более очевидно, что… "время жить в Севастополе"!

Другие статьи этого номера