Огромная проблема для нашего города — это производственные и сезонные травмы

На смену сезону «ныряльщиков» грядет сезон «обрезчиков»: в отделении нейрохирургии первой горбольницы уже готовятся к приему пациентов, получивших травмы при падении с деревьев. Между тем тяжелые травмы легче предупредить, чем лечить.

— Извините, не подскажете, где может лежать пациент с "травмой ныряльщика"?

— А как фамилия больного? — живо интересуется стоящий у входа в высотный корпус первой горбольницы врач, облаченный в одноразовый халат салатового цвета. — Впрочем, у нас в реанимации "ныряльщиков" нет, значит, вам в нейрохирургию…

Отделение нейрохирургии первой горбольницы… Именно сюда попадают те, кому "посчастливилось" при падении получить тяжелую травму. В курортный сезон, длящийся у нас с мая по октябрь, до 20% поступающих в отделение нейрохирургии больных — "ныряльщики".

— Получив травму при прыжке в воду, кто-то обращается за медицинской помощью не сразу, а кого-то привозят к нам незамедлительно, так как пострадавшему требуется неотложная помощь, — говорит заведующий отделением нейрохирургии горбольницы N 1, кандидат медицинских наук Олег Брониславович Малышев. — Около 30 человек за лето поступают в наше отделение с "травмами ныряльщика": одни пациенты отделываются травмой головы, ушибом позвоночника и после обследования уходят домой, другие вынуждены длительно лечиться в стационаре.

Если же говорить о ситуации в целом, то огромная проблема для нашего города — это производственные травмы, которые происходят круглогодично, а также сезонные, получаемые при падении с деревьев во время обрезки и сбора урожая, со строительных лесов, связанные с неловкостью при монтировании столбов и так далее. Причем на 90% проблема падения связана с так называемым человеческим фактором, чаще всего неоправданной бравадой: полез, прыгнул, упал, поломался… Именно поэтому каждый год в мае мы обращаемся через СМИ к людям с призывом о том, что не нужно нырять на пляжах, потому что, как бы хорошо вы ни знали дно, в один из дней все равно случается что-то нехорошее. А ведь получаемые травмы — тяжеленные, о чем мы и пытаемся предупредить.

Мы не устаем повторять: не ныряйте в неположенных местах, не берите дурного примера с окружающих, а если видите, что дети отдыхают в проблемных местах или подростки балуются, — сразу примите меры! Одно из таких "нехороших" мест — второй пирс на пляже "Омега": сколько там поломалось шей — это ужас!

— Сейчас курортный сезон практически завершен. Чего теперь следует опасаться севастопольцам?

— Прежде всего необходимо соблюдать осторожность при обрезке деревьев.

Садоводы получают травмы на своих участках: пользуются ненадежными лестницами, стремянками, под кем-то обламываются ветки. Да и на рабочем месте, если положено иметь страховочные приспособления, их надо иметь. Недавно, например, к нам в отделение привезли интеллигентного вида мужчину, который упал, работая на строительстве своего дома, и получил перелом позвоночника с ушибом спинного мозга. А ведь такие травмы нередко приводят к инвалидности пациента! Чем выше повреждение позвоночника и спинного мозга, тем хуже прогноз. То есть это я рассказываю к тому, что если есть возможность предупредить беду, нужно воспользоваться этой возможностью. Тяжелые травмы с печальными последствиями легче предупредить, чем лечить.

Да, мы можем на должном уровне проводить диагностику и лечение наших пациентов, проводим консервативный и оперативный лечебный процесс — все это доступно. Но это огромнейшие капиталовложения, так как все, начиная от обезболивающих препаратов и заканчивая стабилизирующими системами при переломах позвоночника, пациентам приходится приобретать за свои деньги. Но самое страшное заключается в том, что в большинстве случаев после тяжелых травм наступает инвалидизация: в зависимости от поврежденного отдела позвоночника у человека отказывают ноги, не работают руки, а кто-то из пострадавших при падении оказывается полностью обездвиженным. И чтобы восстановить хоть какую-то подвижность, необходимы годы реабилитации.

— Периодически в СМИ появляются сообщения с просьбой о помощи кому-нибудь из пострадавших. И если необходимые для лечения средства собраны быстро, врачи творят настоящие чудеса. Насколько важна такая благотворительность?

— Сегодня благотворительность играет огромную роль. Для каждого пациента, кем бы он ни был — иностранцем, известным в городе человеком или бомжем, — для проведения терапии выделяются лекарства лишь в первые сутки. Потом лечиться ему приходится за свои деньги, и родственникам необходимо покупать практически все. Тем не менее больница полностью готова к приему таких больных.

Больница имеет весь необходимый арсенал диагностического оборудования. Но, к сожалению, это оборудование, необходимое для определения степени поражения при травмах, не работает в ночное время. И государство, увы, не обеспечивает помощь больным, требующим незамедлительного оперативного вмешательства, комплектующими системами, которые мы приобретаем, как правило, за счет благотворительности.

У нас, к сожалению, по-прежнему отсутствует навигационное интраоперационное передвижное рентгеновское оборудование, которое необходимо для проведения операций. Сейчас нам приходится делать рентгеновские снимки и ждать, пока они проявляются, из-за чего теряется время, возрастает нагрузка на пациента при оперативном вмешательстве. Но это не наша вина. Все это происходит из-за отсутствия адекватного финансирования лечебного процесса.

— А есть перспектива получения необходимого оборудования?

— Мы надеемся на это. Один такой самый простой аппарат стоит от 50 тысяч евро, или 70 тысяч долларов. И таких аппаратов, причем со специальными столами для рентгена, необходимо два: один должен быть в нейрохирургической операционной, другой — в травматологической.

Потребность в этих двух аппаратах — уже не сегодняшняя, а позавчерашняя. Можно не купить одну машину "скорой помощи", так как главное при оказании первой помощи пациенту — обезболить, зафиксировать и довезти до больницы. А вот в самой больнице необходимо иметь оборудование, чтобы видеть, куда и как закручивать винты и пластины, чтобы человек в дальнейшем не остался инвалидом и мог вернуться к нормальной жизни.

Естественно, мы и так "закрутим", зная анатомию человека, но это уже вчерашний день, да и для пациента более длительная процедура. Наличие же специального оборудования открывает широкие перспективы в нейрохирургии для использования еще более щадящих методик, когда шурупы вводятся через небольшие разрезы на коже, снижается травматизм. У наших специалистов есть желание работать по новым методикам, но, к сожалению, не всегда есть возможность делать это.

Подготовила Елена ИВАНОВА.

В тему

"ЕСЛИ БЫ ВЫ ЗНАЛИ, КАК Я ХОЧУ ВСТАВАТЬ, А НЕ ЛЕЖАТЬ… ПОНИМАЕТЕ?!"

"Требуется помощь Сергею Неживенко 34 лет. Житель села Лука Таращанского района Киевской области приехал на отдых в Севастополь, неосторожно нырнул на пляже, в итоге повредил спинной и шейный отделы позвоночника. В отделении нейрохирургии 1-й горбольницы проведена операция. Шансов ходить после травмы нет. Но при должном обеспечении послеоперационного лечения и реабилитации есть шанс хотя бы сделать "рабочими" руки и попытаться перевести молодого человека в разряд "сидячих инвалидов". На послеоперационные медпрепараты в сутки требуются большие суммы… Больница не в состоянии закупать дорогостоящие медпрепараты, поэтому нужна денежная помощь. Кроме того, необходимы памперсы, влажные салфетки…

Телефон отделения нейрохирургии 1-й горбольницы: 55-92-59 (ординаторская)"

Этот призыв о помощи появился на одном из сайтов в начале августа. Севастопольцы не остались равнодушными к беде молодого человека, все это время собирали средства, необходимые для его лечения. Сейчас Сергей по-прежнему находится в отделении нейрохирургии первой горбольницы. Врачи говорят, что состояние его прежнее, без отрицательной динамики, а настроение… переменчивое. Сергея готовят к транспортировке домой на специализированном транспорте.

"Если бы вы знали, как я хочу вставать, а не лежать… Понимаете?!" — эти полные отчаяния слова молодой человек произнес, когда мы уже покидали его палату. Он готов бороться с болезнью, но будет ли у него такая возможность? Ведь семью Сергея вряд ли можно назвать состоятельной.

Как нам сказал главный нейрохирург города Олег Малышев, у Сергея тяжелая позвоночно-спинномозговая травма, и процесс обратного развития ушибленного спинного мозга очень долгий. Врачи борются с осложнениями каждый день, но им необходима помощь в обеспечении пациента высококалорийным питанием и лекарственными препаратами. Но самое важное — Сергей нуждается в помощи реабилитологов, для него реабилитационные мероприятия сейчас крайне необходимы. Как, впрочем, по-прежнему необходима и любая поддержка неравнодушных севастопольцев.

Другие статьи этого номера