Танцующая Галина

Серое осеннее утро. Серый угрюмый Севастополь. Навстречу мне по серым улицам идут на работу серые люди… Я тоже часть этой серой осенней депрессивной биомассы. Для веселья нет ни одного серьезного основания, и вдруг!.. Рослая смеющаяся и подпевающая Пугачевой из своего транзисторного приемника, женщина идет, пританцовывая, мне навстречу. Вот «кому на Руси жить хорошо». Очень захотелось узнать рецепт беспричинного счастья и поделиться им с вами. Галина Анатольевна Репяшенкова, оптимист милостью Божией, — в самой жизнеутверждающей рубрике «Профили».6 августа ей исполнилось пятьдесят лет, разведена, двое взрослых детей (сын и дочь), которых она не видела больше пяти лет, и двое внуков, которых она вообще не видела. Зато у нее недавно появился серьезный одинокий мужчина с самыми серьезными намерениями. Он ее любит и даже предлагает выйти замуж, однако Галина не торопится — надо проверить временем их чувства. Каждый день Галина охотно ходит на свою работу. Пританцовывая и напевая шлягеры прошлого века. Работа у Галины очень ответственная и нужная людям — она "заведует" туалетом в одном приличном заведении. Для меня Галина выделила всего тридцать минут — слишком много работы. Сидим на диване возле туалета. Включаю диктофон. Начал на "вы", но мне предложили перейти на "ты".

— Расскажи о себе все, что хотела бы. Без вопросов.

— Зачем?

— Ты мне интересна.

— Да?! Почему?

— Поверь, что не каждый день я встречаю на наших улицах танцующих людей!

— А, поэтому?.. Просто мне нравится танцевать и петь по дороге на работу. Так веселее!

— "С песней по жизни"? А с кем ты живешь? Я имею в виду…

— Пока одна. У меня быт не очень… устроен. Я ведь пятнадцать лет живу на улице.

— На какой улице?

— Точнее, не на улице, а на вокзале.

— Прости…

— На нашем железнодорожном вокзале.

— ??!

— Мы с мужем некоторое время жили в вагончике, и он отдал на хранение наши документы своему знакомому. А потом муж умер, и я не смогла найти ни того человека, ни документов.

— У тебя разве нет родственников?

— Нет. Родители давно умерли, сестра — тоже, а дочь с сыном пять лет назад от меня отказались. Получается — одна.

— Все-таки о вокзале поподробнее… Тебе там страшно? Ведь ты же одна?

— Нет, не страшно. Во-первых, на ночь зал закрывают снаружи, а во-вторых, я под охраной милиции. Тем более там всегда тепло, так что жить можно. Сейчас вот скопила и отложила деньги, сделаю себе паспорт, потом подумаю, где снять комнату.

Сейчас читатель наверняка представил себе образ опустившегося асоциального маргинала, на которого уже никто не обращает внимания. Зря! Моя героиня вполне ухоженная и опрятно одетая пятидесятилетняя женщина необычной внешности и ростом метр девяносто. На шее у нее даже есть ожерелье, а на правом запястье — браслет ("для красоты и от давления"). К тому же Галина не употребляет алкоголь и не курит. Вообще! За это ее очень ценит хозяин. Так что избавляемся от стереотипа, что бездомный человек — алкоголик, вор и тунеядец. Всю свою жизнь Галина где-то работала. У нее даже есть среднее специальное образование — маляр-штукатур!

— Ты прости, что я так дотошно расспрашиваю тебя про вокзал: мои воспоминания о ночевках там вызывают чувство отвращения.

— Иногда мой друг забирает меня к себе домой: после смерти жены он живет один, я у него купаюсь и стираю. Спасибо ему за это! Вообще он очень добрый. Сам приходит за мной и отвозит к себе. Вчера, правда, он за мной не приехал… Зато я вчера допоздна развлекала патруль — слушала "Хит-FM" и танцевала прямо на перроне! Один матросик даже снимал меня на мобильный. А мичман смеялся и восхищался, как красиво у меня получается. А потом послал одного матроса, чтобы тот купил мне пирожков или бутербродов. А я говорю ему: "Зачем? Я не голодна, я сегодня кушала, и у меня есть деньги купить пищу". Я же просто так танцевала, не для них, а для себя. Я так часто делаю. Недавно меня даже показали по телевизору — по "Черноморке". Мне потом многие знакомые говорили: "Галя, а мы вчера видели тебя. Молодец! Здорово!" Когда я танцую, мне так легко… Будто крылья вырастают!

— А как окружающие воспринимают твои… выступления?

— Ну, встречаются некоторые, говорят, что я дурочка, ненормальная. А остальные улыбаются, смеются, смотрят. Мне кажется, что и им передается мое настроение.

— А твои дети, они как?

— Они уже взрослые. Дочь живет в Бахчисарае, а сын — в Одессе. У них давно уже свои семьи, но только… они от меня отказались. Когда я позвонила дочери и сказала, что папа умер, она мне ответила, что это я виновата и больше я ей не мать! Вот с тех пор мы и не общаемся. Она даже внуков мне не показала!.. Как мне с ней восстановить отношения, если она такая?!

— А сын?

— Он в Одессе, окончил мореходку, наверняка семья у него своя… Ну неужели нельзя приехать проведать мать?! Мне же ничего от них не надо, я ничего не прошу — только увидеться. Приехали бы просто на вокзал, сказали бы: "Мама, давай уедем, будешь жить у нас". Куда там!

— Галина, а чего ты ждешь от жизни? Чего бы хотела больше всего?

— Замуж выйти! Жить семьей, работать… Чтобы в доме был хозяин и чтобы он меня любил. А я — его. И чтобы не дрался. А то все мои мужчины меня били. Вот, видишь, мне здесь на сломанный нос швы накладывали. Пришел пьяный, стал деньги требовать, а у меня в тот момент ни копейки не было. Ну он тут как стукнул кулаком — пришлось в больницу ехать…

— А вот представь: рядом с нами сидит волшебник, который может исполнить все твои желания. Что бы ты попросила: дом, машину, золото, бриллианты?..

— Дом — да, а машина и золото… На кой они нужны? Можно мебель… А еще — родить ребенка. Мне мой любимый говорит: "Выходи за меня, сына родишь". Мне еще в юности нагадали, что у меня будет трое детей. Хотя, может, уже было. У меня первый сын родился, но умер через пять дней. Я так плакала, так плакала!.. "За что?" — спрашивала у Бога. Так что, скорее всего, предсказания сбылись, и я уже не стану матерью. А если честно — хочется. Должна быть семья! Так что когда у меня будет своя квартира, я обязательно заберу детей к себе.

— Сможешь простить их?

— Конечно смогу! Я их уже простила. Хоть бы они согласились.

— Мечтаешь о красивой прическе, макияже, вечернем платье, туфлях на шпильке?..

— Ну, можно было бы. Какая женщина не мечтает?! Мне даже недавно приснилось, что я танцую в длинном голубом платье. И я сама себе понравилась! А туфли на шпильке — нет, я и так длиннющая, метр девяносто! Да и размер обуви — сорок третий. Где же такие найдешь?! Мне в юности все время предлагали играть на "Чайке" в баскетбол.

— Животных любишь?

— Еще как! У меня на вокзале есть своя собака — Малыш. Кушаю что-нибудь — он всегда рядом. Обязательно с ним делюсь, он так привязан ко мне, а я — к нему. У него лапа больная, ее надо массировать…

— Галя, а в мире есть справедливость?

— Думаю, да. Ну или должна быть.

— А к тебе мир справедлив?

— В общем да. Когда мне становится плохо, я говорю: "Боженька, помоги". И сразу становится лучше.

— Ты верующая? Ходишь в храм?

— Иногда, когда совсем невыносимо. У меня даже есть своя особенная молитва, только я никому ее не рассказываю. Это только для Него. Одно время часто ходила в молитвенный дом. После службы меня кормили! Так что я знаю, что Бог есть. Я даже однажды видела его образ… У себя на вокзале. Да, честно!

— А людей ты любишь? Незнакомых, прохожих — чужих?

— Конечно! Я всех люблю. За что их не любить, если они ничего плохого не делают. Я часто улыбаюсь и здороваюсь с незнакомыми людьми, танцую для них, могу даже конфетами угостить, когда есть.

— Какая твоя заветная мечта?

— Заветная?.. Сначала сделать паспорт, потом обзавестись жильем, создать семью, вернуть детей и жить счастливо всем вместе.

— Пританцовывая?

— Конечно! Если человек танцует, то он не способен сделать ничего плохого — я так думаю.

Отведенные мне тридцать минут истекли. Галина улыбнулась на прощание и пошла работать. А я вышел на серую улицу, по которой ходили такие же люди. И никто из них не танцевал, не подпевал Пьехе, льющейся из репродуктора старого VEF, и… не улыбался. Понятно: у всех тяжелая жизнь, неразрешимые проблемы, нелюбимая работа — какие тут танцы?! Мы разучились мечтать, петь, улыбаться и… танцевать. Ну разве что на свадьбах. Нам и в голову не приходит угостить конфетами первого встречного или поделиться плавленым сырком с бродячей собакой. Мы же — нормальные люди с пропиской в паспорте, нам есть где жить и спать. Уж мы-то точно никогда не очутимся на вокзале. Отчего-то вспомнилось: "Тот, кто пляшет и поет, тот поет и пляшет. А тот, кто пашет и кует, тот кует и пашет". Каждому — свое!

Другие статьи этого номера