Подарок сиамского монаха

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Месяца три назад позвонила жена моего дяди Альберта и попросила зайти к ней. Живет она в другом районе, я как-то не шибко торопился, но вот выбрал время и приехал. Полгода назад дядя умер во сне — врачи зафиксировали блуждающий тромб. Конечно же, мы все, родственники, как говорится, сплотились, организовали ему достойные похороны, тем паче что дядя Альберт был военным инвалидом, жил довольно скромно, а его жену, Ирочку, мы очень любили.

У моего отца было две сестры и брат Альберт. Все они, увы, уже ушли из жизни, и, собственно, прямыми родственниками были мы, племянники: я и мои три двоюродные сестры. Так что по прямой мужской линии фамилию Сперанских продолжал только я, ибо у всех у нас, представителей второго поколения, родились девочки. Второго — это если вести отсчет от моего отца и его брата.

Но речь пойдет о дедушке, Евграфе Сидоровиче Сперанском, который еще при царе был дипломатическим служащим и имел богатый опыт секретаря посольства в таких странах, как Сиам, Индонезия, Пакистан.

Когда он умер, то по завещанию его детям достались кое-какие сбережения в банке и некоторые диковинные сувениры-вещицы, их он отписал каждому из своей родни поименно. Так вот, дяде Альберту достался диковинный цветной карандаш, отделанный белым золотом и серебром с непонятными инкрустациями. Говорили, что эта вещь — из Таиланда.

На тыльной торцевой части этого карандаша была кнопочка. Последовательное ее нажатие приводило в действие некий механизм, и можно было по желанию писать поочередно тремя цветами — черным, зеленым и красным.

…После обоюдных приветствий и вопросов о здоровье членов семьи Ирочка пригласила меня выпить чаю и приступила к главному, из-за чего звонила. Она вынула листочек плотной желтоватой бумаги и зачитала как бы домашнее завещание дяди Альберта: этот карандаш должен принадлежать мне.

В документе была такая приписка: "Женечка, карандаш этот непростой. Дед Евграф буквально перед смертью открыл мне одну тайну. Он, будучи на службе в Сиаме, в горной местности подобрал на дороге и подвез на своем джипе до ближайшей больнички умирающего буддийского монаха. Тот лишь спросил, уже лежа на носилках, каково его имя и где, мол, его искать. Дед ответил: "В русском посольстве в Бангкоке".

Спустя месяц в караульную службу ему передали посылочку. Там и лежал этот карандаш. Но посылка сопровождалась маленькой запиской на местном языке. Текст расшифровали и прочли следующее: "Я желаю тебе, брат высокочтимый, долгожития. Карандаш используй по назначению. Черным цветом напиши на бумаге имя врага — и он уйдет из твоей жизни. Зеленым обозначь свое желание кому-то продлить жизнь. Алый цвет — это приумножение богатств, но в разумных пределах. А прибегать к помощи карандаша можно только лишь два раза (относительно каждого цвета)".

…Ира улыбнулась и сказала: "Муж вначале не шибко верил в волшебные свойства этого карандаша, но запомнил, что его отец, как-то уже перед смертью, рассказал ему, что записал в 1937 году зеленым грифелем одно желание — чтобы его, как бывшего царского чиновника, не закатали бы в тюрьму или в сибирскую ссылку. И ведь все сошлось: свекра сперва арестовали-таки, но в конце концов (большая по тем временам редкость!) выпустили".

Я привез домой "наследство" и стал внимательно рассматривать карандаш. Двух грифелей (черного и зеленого) уже не было — стерлись. А вот красный — буквально кусочек! — сохранился. И я понял, что у меня есть лишь один шанс его использовать. Живем мы с женой и младшей дочерью, чуть-чуть достигая планки среднего достатка. Я недавно был сокращен из российской армии, пенсия — крохотная, благо квартиру военное ведомство все-таки оставило за мной. И по сей день ищу достойную работу, но саперы вообще-то "не в струе". Жена же моя работает воспитательницей в детском садике на Корабельной. В общем, порою едва сводили концы с концами…

Как-то после очередной неудачной беседы в офисе строительной фирмы, куда я пытался поступить на работу, пришла в голову мысль использовать свой "последний шанс". Вынул карандаш, продумал текст и написал на листочке бумаги следующее: "Прошу одно: пусть ко мне придут такие денежки, чтобы расплатиться со всеми долгами и купить жене и дочке модные сапожки".

Написал, помнится, недоверчиво повертел листок в руках и спрятал его в сервант. Прошло две недели. У жены как раз был день рождения, как могли, скромно его отметили. В тот же день, 4 марта, она, придя с работы, протянула мне лотерейный билет "Забава". Его ей подарила нянечка из детского сада. Помню, Светлана пошутила: "Позабавимся и выбросим в мусорное ведро!"

Но вот состоялся розыгрыш, и нас ждал сюрприз: мы выиграли, ни много ни мало, 6 тыс. гривен! Весь мой скепсис относительно волшебных свойств "привета от деда" как корова языком слизала. Однако одно огорчает: последний, красный грифель вообще-то я израсходовал полностью. А жаль…

Другие статьи этого номера