Три кита борьбы с КоРруПцией: Корректировка нормативных актов, Регуляторная и административная реформы, Принцип неотвратимости наказания

Несмотря на плотный график работы в избирательном округе, народный депутат Украины Иван Васильевич ВЕРНИДУБОВ согласился встретиться с корреспондентом газеты и ответить на несколько вопросов. Ввиду того, что Иван Васильевич входил в рабочую группу по доработке президентского антикоррупционного законопроекта, и вопросы, как говорится, были «в тему». — Иван Васильевич, в конце прошлого месяца под председательством прокурора города Виталия Белоуса прошло совещание руководителей правоохранительных органов Севастополя, на котором обсуждался вопрос повышения эффективности реализации нового антикоррупционного законодательства. Вы, как народный депутат, удовлетворены работой правоохранительных органов нашего города в этом направлении их деятельности?

— Если брать выборочно только цифровые показатели по нашему городу, то они выглядят, я бы сказал, весьма презентабельно по сравнению с другими регионами страны. Только в текущем году в суды направлено 17 уголовных дел с признаками коррупции, по которым фигурируют 22 коррупционера. Но это цифры.

Мне же, как прокурорскому работнику, важны не цифры, а глубинная суть этих цифр, порой демонстрирующих розовый оптимизм… в мелочах. Как говорится, бубенчиков полно, набатов нет. Если уж смотреть с другой точки зрения, с профессиональной, то оказывается, что проблем в борьбе с коррупцией в нашем городе еще много.

Так, не все правоохранительные органы Севастополя активно ведут борьбу в этом секторе деятельности. У нас нет уголовных дел, где взятки были бы в особо крупных размерах, не выявлены факты коррупционных действий должностных лиц в таких сферах, как закупка товаров, предоставление услуг, и других. А по тем уголовным делам, которые были направлены в суды, лишь один коррупционер получил реальную меру наказания, а троих оправдали, то есть, образно говоря, пилим опилки.

Все это говорит о том, что качество документирования и расследования коррупционных деяний со стороны сотрудников правоохранительных органов Севастополя оставляет желать лучшего. Есть претензии и к нашим местным судам, где данная категория дел зачастую волокитится, а некоторые иски рассматриваются годами.

— Принятие 7 апреля 2011 г. закона "Об основах предотвращения и противодействия коррупции в Украине" — дань сегодняшней моде или же жизненная необходимость?

— Вопрос борьбы с коррупцией на законодательном уровне встал уже в далеком 1993 году, когда парламент принял в первом чтении проект закона "О борьбе с коррупцией". Но во втором чтении этот законопроект был отклонен. Вторая попытка оказалась более удачной, и в октябре 1995 года был принят закон "О борьбе с коррупцией".

За 15 лет действия данного закона парламентом страны было принято 11 решений, по которым внесено 23 поправки к 13 из 17 статей. И, наконец, 1 января 2011 года этот закон утратил свою силу.

— Но ведь были и другие законы. Например, 11 июня 2009 года Верховной Радой был принят целый пакет антикоррупционных законов.

— Да, такой пакет из трех законов был принят. Но отдельные их положения не соответствовали действующему законодательству. То есть задекларированные в них меры были бессистемными, запутанными и неэффективными. Кроме того, общественностью и экспертами постоянно высказывались критические замечания в отношении этих трех законов.

Указывалось на невозможность применения предложенных актов, поскольку они сужают гарантированные Конституцией Украины параметры прав и свобод граждан. На все эти нарушения действующих положений Основного Закона страны указал в своем решении от 6 октября 2010 года Конституционный суд Украины.

Вновь принятый парламентом 7 апреля этого года закон Украины "Об основах предотвращения и противодействия коррупции в Украине" уточнил ранее определенные законодательные меры отечественных антикоррупционных основ. Но их базой являются те же самые антикоррупционные стандарты: "Двадцать главных принципов борьбы с коррупцией", "Уголовная и Гражданская конвенции о борьбе с коррупцией", "Кодекс поведения для публичных служащих" и "Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции".

Следует отметить, что принципиально новым является предложенный законом подход к самой сути антикоррупционной деятельности. Это прежде всего предупреждение коррупции и осуществление нерепрессивных мер.

— Хорошо. Каков же фактический результат таких мер?

— Поскольку именно на Верховную Раду Украины законом возложен контроль за выполнением данного антикоррупционного законодательства, наш комитет (Иван Вернидубов является председателем парламентского подкомитета законодательного обеспечения борьбы с организованной преступностью и коррупцией и имплементации мировых антикоррупционных стандартов — А.Г.) 21 сентября этого года на своем заседании рассмотрел вопрос "О состоянии реализации положений обновленного антикоррупционного законодательства". На этом заседании были заслушаны представители руководства Генеральной прокуратуры, МВД, СБУ, ГНА Украины и других государственных учреждений.

Я могу привести некоторые цифры, которые прозвучали в докладах руководителей правоохранительных органов на этом заседании. За два месяца (июль-август) текущего года было возбуждено по стране 307 уголовных дел, 175 из которых окончены и направлены в суды. Что же это за преступления? 65 — взятки, 5 — злоупотребление служебным положением, 21 — присвоение, растрата имущества или завладение им иным путем и другие. По этим уголовным делам проходят 174 лица, из которых 48 — чиновники местного самоуправления, 26 — государственные служащие, 9 — должностные лица областных и районных государственных администраций. Примерно 25% из всех привлеченных к уголовной ответственности за коррупцию являлись работниками правоохранительных органов.

— Наверное, все эти лица из числа "бывших при власти"?

— Я бы так не сказал. Ряд уголовных дел возбужден в отношении лиц с высокими должностями от ныне действующей власти. Как писал когда-то классик марксизма-ленинизма, "партия у власти не защищает своих мерзавцев". Как пример такими являются: Василий Волга — руководитель Госфинуслуг; Богдан Преснер — заместитель министра Министерства охраны окружающей природной среды, которые обвиняются во взятках в особо крупных размерах и арестованы (Б. Преснер уже осужден к 9 годам лишения свободы. — А.Г.).

Кроме уголовных дел в отношении должностных лиц ныне действующей власти составлено 293 административных протокола о коррупционных правонарушениях.

— Иван Васильевич, при принятии последнего закона было учтено более четырехсот поправок от субъектов права законодательной инициативы (77 поправок внес И. Вернидубов, и все они были приняты. — А.Г.). Казалось бы, этот закон должен быть совершенен. Но за сравнительно небольшое время его "обкатки" появились новые нестыковки. Что мешает?

— Возвращаясь к заседанию комитета 21 сентября, скажу, что представители правоохранительных органов не только отчитались о проделанной работе, но и высказали свои предложения как практики по совершенствованию антикоррупционного законодательства. А именно это касается факта получения взятки, где диспозиция ч. 1 статьи 368 Уголовного кодекса практически совпадает с диспозицией п. 1 части 1 ст. 8 закона Украины "Об основах предотвращения и противодействия коррупции в Украине" (так называемое ограничение в получении подарков).

Некоторые статьи Кодекса об административных правонарушениях (например, нарушение требований финансового контроля, нарушение требования об уведомлении о конфликте интересов и другие) нуждаются в конкретной детализации.

Необходимо также внести некоторые дополнения и в Кодекс законов о труде, в частности, относительно ужесточения оснований и отлаженности механизма разрыва трудового договора в связи с совершением лицом коррупционного правонарушения, с целью недопущения увольнения коррупционеров по собственному желанию и "спуска на тормозах" уже заведенных на них дел.

Но основным, я полагаю, является ликвидация причин, которые способствуют коррупции, прежде всего в наиболее уязвимых ее секторах. Именно это, а не репрессивные правоохранительные меры, должно быть определяющим в минимизации проявлений асоциального негативного явления. Особенно на государственном уровне в процессе завершения реформ.

В первую очередь речь идет о регуляторной и административной реформах, осуществление которых должно снизить влияние чиновничества на бизнес.

Во-вторых, необходимы кардинальные изменения в системе земельных правоотношений: в частности, следует принять комплекс мер по размежеванию земель государственной и коммунальной собственности, а также по их охране.

Основной целью антикоррупционной деятельности должно быть не только обеспечение неотвратимости установленной законом ответственности за коррупционные правонарушения, но и гарантии соблюдения прав граждан, интересов государства и возмещение причиненного ущерба, выявление и устранение причин и условий, которые способствуют распространению коррупции.

— С принятием закона и поправок к другим законодательным актам это зло, наконец, будет побеждено в нашей стране?

— В целом победить коррупцию, которая является не только уголовно-правовой, но и политической, социальной, экономической и культурной проблемой украинского общества, только путем усиления уголовной ответственности невозможно. Для решения такой корневой проблемы необходим комплексный подход. И, как я уже акцентировал, необходимо внести изменения в другие ныне действующие нормативные акты, а также системно осуществлять конкретные организационные, экономические, идеологические мероприятия, направленные на обеспечение принципа неотвратимости наказания и решительное преодоление коррупции.

— Спасибо за беседу.

Другие статьи этого номера