Зуб за зуб

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Вчера гулял с младшим сыном по Приморскому бульвару и решил почему-то зайти с ним на "российскую" территорию, показать место, откуда в первую оборону наши воины по мосту отходили на Северную сторону. И надо же! Сидит на скамейке, отдыхает, дышит свежим воздухом мужчина, в котором я мгновенно узнал Сашку Смалыгу, моего доармейского дружка, которого не видел ну лет 30, не меньше. Обнялись, посмеялись, порадовались встрече. Выяснилось, что Сашка зашел на Приморский случайно, лет десять сюда не заглядывал (он житель Бартеньевки), вспомнились молодость, танцульки на Водной…

А мне, по ассоциации, память вытащила другое: эдак десятилетней давности происшествие, которое приключилось с уже умершим тестем тут же, на "Примбуле". Отец моей супруги, Виктор Гордеевич, — участник боевых действий, "афганец", как говорится, "первой волны". Был ранен в ногу, имел награды, лет шесть не расставался с палочкой.

И вот что с ним тогда приключилось. Он был большим любителем фотодела. Сам снимал, сам проявлял, по старинке, правда, т.к. не расставался со своим "ФЭДом".

Так вот. Гулял он как-то утречком по Приморскому бульвару, снимая чаек и бакланов. И решил сфотографироваться на фоне понтона, который моряки традиционно сооружают на День флота у памятника Затопленным кораблям. Настроил аппарат и стал ждать какого-нибудь раннего любителя променада, чтобы тот оказал любезность и нажал на кнопочку. И случай выдался: не спеша из-под арки знаменитого нашего мостика вышел мужчина лет тридцати в яркой красочной майке, на которой были изображены пирамиды и целое стадо верблюдов.

Виктор Гордеевич извинился и попросил парня "одолжить" 20 секунд и сфотографировать его на фоне понтонного мостика. Тот согласился, не спеша, примеривался и, наконец, сделал два снимка.

Но дальше произошло непредвиденное, из ряда вон выходящее. Молодой человек закрыл колпачком объектив "ФЭДа" и… быстрым шагом "помахал моему тестю ручкой". Тот опешил, буквально потерял дар речи. Что-то пытался крикнуть, а голос вмиг просто "осел". Короче говоря, плюхнулся мой родич на скамеечку и трясущимися руками вынул из кармана таблетку валидола (тут уж было не до зычных криков о помощи)…

Конечно, уже добравшись до дому, он позвонил в милицию. Но, кроме майки с верблюдами, у тестя ничего не нашлось из арсенала опознания грабителя.

Прошло 1,5 месяца. "Рана" потери, конечно, затянулась. Как-то тесть позвонил дочери, попросил ее хорошую знакомую, врача-стоматолога, записать его на прием. Через сутки я перезвонил Виктору Гордеевичу, предложил подвезти его в поликлинику. Оставили мы машину во дворе, я решил помочь тестю подняться на второй этаж, т.к. у него очень сильно болела нога — "проснулся" застарелый артроз. Зашли в холл, тесть уселся, спросил у соседа, как движется очередь. И буквально поперхнулся. Рядом с ним сидел, как вскоре выяснилось, тот самый мерзавец, который нагло "увел" у нашего папы фотоаппарат.

К слову, тут мой тесть не оплошал. Быстро попросил меня встать у двери, а сам очень даже крепко ухватил обидчика за руку (хватка у Виктора Гордеевича была еще та, в прошлом он — гимнаст, призер первенства Украины по прыжкам на батуте).

Дальше — дело техники. Позвонили куда надо, приехал наряд милиции, повязали голубчика…

Вот я думаю: как судьба иной раз сталкивает лбами совершенно незнакомых людей и все-таки порой дает самым чудесным образом шанс расставить все точки над "i". Это я о том, как в стоматологической поликлинике сошлись по невероятному совпадению пути-дороги двух людей, один из которых уж наверняка не желал бы этой встречи даже в страшном сне…

Г. РАЖНЕВИЧ, электросварщик.

P.S.:

Из истории совпадений:

* * *

В лондонском Гринберри-Хилле были повешены трое убийц. Их фамилии: Грин, Берри и Хилл!

* * *

Жители шотландской деревни смотрели в местном кинотеатре фильм "Вокруг света за 80 дней". В момент, когда киногерои садились в корзину воздушного шара и обрубали канат, раздался странный треск. Оказалось, на крышу синематографа упал… точь-в-точь такой же, как в кино, воздушный шар! А было это в 1965 году.

* * *

5 декабря 1664 года у побережья Уэльса затонул пассажирский корабль. Погибли все члены экипажа и пассажиры, кроме одного. Счастливчика звали Хью Уильямс. Более века спустя, 5 декабря 1785 года, на этом же месте потерпело крушение другое судно. И вновь спасся единственный человек по имени… Хью Уильямс. В 1860-м, опять-таки 5 декабря, здесь же пошла ко дну рыбацкая шхуна. В живых остался только один рыбак. И его звали… Хью Уильямс.

Другие статьи этого номера