Топонимические курьезы: гора Спилия, которая Аскети

Каждый топоним, помимо сведений о географическом объекте, хранит в себе и информацию о времени, в которое он возник. Поэтому его можно считать историческим документом, требующим бережного и почтительного отношения. Особенно недопустима путаница с наименованиями исторических мест. Читатели газеты "Слава Севастополя" уже имели возможность убедиться в том, насколько запутанной и курьезной бывает история отдельных топонимов Севастопольского региона.

К сожалению, некоторая неточность существует вот уже несколько десятилетий в отношении двух балаклавских топонимов, без упоминания которых трудно представить рассказ местных экскурсоводов. Ими являются горы Аскети и Спилия. Эти оронимы часто меняют местами либо считают названиями одной горы. Прежде всего разберемся, используя свою зрительную память или предлагаемую фотографию, где какая гора. Как видно на снимке, гора Крепостная с востока обрезана крутостенным оврагом Шайтан-Дере. Сразу за ним начинается покатый склон горы, по которой проложена тропа на Золотой пляж. Со стороны моря на склоне горы находятся несколько гротов глубиной до 1,5 метра.

Ученые называют их "гротами выветривания", так как образуются они при разрушении глинисто-известкового цемента, составляющего основную массу горной породы (конгломерата). Неудивительно, что гора получила название Спилия. В греческом языке это слово означает "пещерная, пещеристая". Как говорится, все логично. Небольшая седловина (на ней можно видеть остатки фундамента) отделяет Спилию от следующей к востоку горы, которую называют Аскети.

Хорошо видно, что гора Аскети превосходит по высоте гору Спилия, господствуя и над заливом Мегало-Яло, и над Балаклавой. Поэтому ее в самом начале XX века выбрали под место расположения противодесантного оборонительного сооружения, известного как "Балаклавский форт". Уверен, что многие жители Севастополя знают эту гору с остатками подземных казематов и таинственной "бочкой смерти" под названием Спилия.

Такую ошибку можно встретить, например, в словаре названий географических объектов Севастополя "О городе от "А" до "Я" (автор — В. Зимоглядов), где положение горы Аскети поясняется следующим образом: "Оврагом Шайтан-Дере она отделена от горы Крепостной". Тем самым гору Аскети помещают на место горы Спилия. Причина путаница — в отсутствии хороших карт и авторитетных старожилов.

Прежде всего вспомним, что обычно точной информацией по топонимии обладают люди, получившие ее от старшего поколения. Так сказать, "из рук в руки". В этом отношении Балаклаве не повезло. В период с 1774-го по 1783 год ее покинули турки, проживавшие здесь триста лет. Архипелаские греки, пришедшие им на смену, дали окружающим горам и долинам названия на новогреческом языке. Но и эти названия дошли до нас в небольшом количестве, так как балаклавские греки, которых А.И. Куприн вывел под именем "листригоны", были депортированы из Крыма в 1944 году.

Появившиеся им на смену в 1944-1945 годах переселенцы из России и Украины вновь столкнулись с проблемой названий, так как прежние топонимы были практически утрачены. Довоенные топографические карты мало чем могли помочь: картографы не слишком жаловали длинные надписи названий гор на картах, заменяя их цифрами высотных отметок.

Так и вошла гора Аскети во все документальные рассказы об обороне Балаклавы в 1941-1942 гг. под названием "высота 386,6". Но даже в таком урезанном виде информация о высотах в окрестностях Балаклавы была недоступна для краеведов, так как считалась секретной. В путеводителе Е. Веникеева "Севастопольские маршруты" гора Аскети обозначена как "высота 330 метров".

У некоторых читателей, вероятно, возник вопрос: на чем основывается уверенность автора? Вышеприведенная трактовка местоположения оронимов Спилия и Аскети взята из путеводителя по Крыму второй половины XIX века, одним из авторов которого был известный геолог Н.А. Головкинский. Но прежде чем привести знакомую многим краеведам цитату из этой книги, хочу обратить ваше внимание, что описание гор известный геолог делал, стоя у башни-донжона святого Георгия.

Он так и пишет: "От верхней башни, возвышающейся более 50 сажен над морским уровнем, открывается обширный вид. К югу — беспредельное море, образующее здесь открытый залив". И ниже Н.А. Головкинский дает обзор видимых оттуда гор: "Юго-восточнее Крепостной горы на берегу моря видна зеленовато-серая гора Спилия, состоящая из конгломерата и отделяющаяся от Крепостной горы оврагом Шайтан-Дере. Левее Спилии, к востоку от крепости, возвышается над всей окрестностью вершина Аскети, тоже конгломератовая. Молва говорит, что под навесом одной ее скалы спасался пустынник-аскет, вследствие чего и дано такое название (от греческого корня)".

Как видно из этой цитаты, положение горы Аскети автор путеводителя дает по ее видимости с горы Крепостной. Аналогично он описывает и более дальние горы: "Дальше по берегу моря, за Спилией, обрывы заменяются отлогим сланцевым склоном, простирающимся почти до утесов мыса Айя…" В этой фразе Николай Алексеевич, говоря "за Спилией", имел в виду видимую проекцию приморского склона Спилии на более удаленные горы. Действительно, хребет Кала-Фатлар, переходящий в массив мыса Айя, зрительно начинается от горы Спилия.

Следует отметить, что Н.А. Головкинский пытался уберечь читателей от возможной путаницы и дал четкие указания на расположение упомянутых гор относительно наблюдателя на вершине Крепостной горы. Вернемся к цитате из путеводителя, из которой следует, что Спилия находится юго-восточнее, а Аскети — восточнее горы Крепостной. Проверьте при случае эти азимуты компасом, и вы убедитесь, что азимут головы горы Спилия будет 115-120 градусов, что соответствует юго-востоку, а вершина Аскети будет на востоке, то есть по азимуту около 90 градусов.

Итак, мы разобрались с истинным названием гор, заслоняющих Балаклаву с востока. Хотелось, чтобы картографы, экскурсоводы, туристы более точно их именовали. Не будет большой ошибкой, если называть массив двойным именем — Аскети-Спилия (гора Аскети должна именоваться первой, как более высокая). Ведь основание у этих гор общее, обе горы с севера ограничиваются одной и той же балкой — Кефало-Вриси, и в историю героической обороны Севастополя они вошли под общим именем — "высота 386,6". Именно эта высота в ноябре 1941 года оказалась на острие первого штурма Севастополя и неоднократно переходила из рук в руки.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,

А нынче — гранитные плиты,

Здесь нет ни одной персональной судьбы,

Все судьбы в единую слиты.

(В. Высоцкий).

Поднимаясь из Балаклавы по голым склонам горы Аскети-Спилия, вспомним героических защитников Севастополя, которые 70 лет назад здесь же шли в атаку. Для многих — в последнюю.

Другие статьи этого номера