Балаклавские коты

Ленивые, объевшиеся рыбой коты с распухнувшими животами валяются поперек тротуаров, и когда их толкнешь ногой, то они нехотя приоткрывают один глаз и опять засыпают.
(Александр Куприн «Листригоны»).Эти строки из лучшего произведения балаклавской классики вспоминаешь во время очередной прогулки по берегам самой живописной в мире бухты. Как и в купринские времена, живым ее обрамлением являются коты.

Неизменно их пестрая стая встречает прибывающие к рыбацкому причалу баркасы с "живым серебром"…

В качестве дани усатым и полосатым идет случайно попавшая в сети мелочь и всевозможный брак. Пресыщение наступает довольно быстро. Но коты еще долго сидят на ржавом настиле причала у бывших купален Гинали, не обращая никакого внимания на остаток трапезы. Изловчившись, ее безнаказанно подбирают вьющиеся в воздухе и оглушительно галдящие чайки.

Но эпизод обработки улова у шаткой пристани — мгновение в течение долгого дня, а кушать хочется постоянно. Кошачий промысел продолжается у присевших на набережной стариков с удочками. Коты не подают голоса, не клянчат своей доли. Они лишь молча, с достоинством следят за поплавками на водной глади. Рыбак может уйти домой без добычи, но угощение для своих четырехлапых друзей всегда найдет.

Пляж-"лягушатник" оборудован тремя бетонными лесенками в воду. На покрытых водорослями ступенях всегда хороводятся рыбки. Они застывают, чтобы погреться в лучах солнца. На суше, в нескольких сантиметрах от них, с рыб не сводит немигающих круглых глаз пара-тройка котов. Вряд ли кто-то из них бросится за живым трофеем в чуждую им стихию.

Хотя кто за это поручится? Может, и среди кошачьего племени найдутся сорвиголовы. Больше реальных шансов поживиться у тех из них, кто вечерами шныряет по яликам. Более настойчивые коты обязательно обнаружат для себя завалившуюся под скамью, под решетку вожделенную рыбешку.

Строки из восхитительных "Листригонов", которые в этих заметках приведены в качестве эпиграфа, имеют продолжение. Вот оно: "И домашние гуси, тоже сонные, качаются посреди залива, и из клювов у них торчат хвосты недоеденной рыбы". В наши дни в Балаклавской бухте вряд ли увидишь домашних гусей. Зато нередко в ней остаются на зимовку белые лебеди и стаи черных, как смоль, уток. Я наблюдал за поведением уточки у самого берега. Косяк рыб гонял брошенную хлебную корку. На глазах она таяла в размерах. Отмечу момент, когда уточка оказалась в плотном рыбьем кольце. И что вы думаете? Пернатая не соблазнилась ни рыбой, ни куском хлеба. Только попискивала. Сыта. Как бывают сытыми балаклавские коты на рыбном причале.

Другие статьи этого номера