Севастополец — в космосе!

ВЧЕРА В 8 ЧАСОВ 14 МИНУТ 4 СЕКУНДЫ ПО МОСКОВСКОМУ ВРЕМЕНИ СОСТОЯЛСЯ ЗАПУСК КОСМИЧЕСКОГО КОРАБЛЯ «СОЮЗ ТМА-22», ПИЛОТИРУЕМЫЙ РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИМ ЭКИПАЖЕМ. КОМАНДИР ЭКИПАЖА — НАШ ЗЕМЛЯК, СЕВАСТОПОЛЕЦ АНТОН ШКАПЛЕРОВ.
Для российских космонавтов, Антона Шкаплерова и Анатолия Иванишина, это первый старт на орбиту. Для американца Дэниэла Бёрбэнка — третий. Этим запуском должна завершиться эксплуатация кораблей серии «Союз ТМА». На смену им приходят «цифровые» пилотируемые корабли серии «Союз ТМА-М».

…Они шагали, слегка согнувшись под тяжестью скафандров. Космический экипаж "Союз ТМА-22". В руках — чемоданчик с устройством для вентиляции, на ногах — резиновые антистатические сапоги. Накануне взлета Антон Шкаплеров, командир корабля "Союз ТМА-22", сказал: "Мы полностью готовы встретить практически все: космос, невесомость и другие факторы космического полета. Нам много рассказывали. Мы многое изучали, осталось только на себе это испытать".

Антон Шкаплеров раньше выписывал фигуры в небе. Старший летчик пилотажной группы "Небесные гусары", он теперь командир корабля космического. По правую руку — его давний друг Анатолий Иванишин, по левую — опытный астронавт НАСА. Дэниэл Бёрнбэнк уже летал на орбиту, правда, на "Шаттле". На российском корабле экипаж летит впервые.

В корабле им теснее, чем другим экипажам. К международной космической станции космонавты стартовали накануне зимы, поэтому и загрузка аппарата стала соответствующей. Кроме всех спасательных средств, экипаж укомплектован набором теплой одежды. Но на борту МКС теплая одежда им вряд ли понадобится. В орбитальном доме всегда одна погода. Наблюдать Россию из космоса космонавтам придется все больше снежную. Поэтому у экипажа было особое пожелание — солнцезащитные очки, чтобы отраженный от снега свет не слепил глаза.

Впереди немало работы. Кроме обслуживания станции, космонавты проведут много экспериментов. Встретят грузовые корабли "Прогресс" и даже запустят микроспутник. Антон Шкаплеров, командир корабля "Союз ТМА-22": "Есть и новые, уникальные. Например, эксперимент "Микроспутник". Будем устанавливать новый спутник "Чибис" и запускать его уже на отработавшем на орбите грузовом корабле".

Это будет тридцатая долговременная экспедиция на МКС. Антон Шкаплеров и Анатолий Иванишин станут 107-м и 108-м космонавтами России. Стыковка корабля "Союз ТМА-22" с МКС планируется на 16 ноября в 9 часов 33 минуты.

Для экипажа транспортного пилотируемого корабля "Союз ТМА-22" орбитальная станция станет домом на 124 дня. Позывной экипажа — "Астрей", так звали персонажа древнегреческой мифологии, который олицетворял звездное небо. В какой-то мере каждый космонавт подобен этому мифическому герою, ведь он тоже обитатель звездных высот.

"С ЭКИПАЖЕМ МНЕ ПОВЕЗЛО!"

Накануне космического полета командир корабля "Союз ТМА-22" Антон Шкаплеров дал интервью журналистам.

— Антон Николаевич, накануне старта вы, по традиции, вместе с экипажем посетили Красную площадь. Чем еще были насыщены ваши дни? Какие тренировки были в расписании? Какой вид подготовки для тех, кто вот-вот отправится в космос, становится основным?

— На финальном этапе подготовки к полету основное время занимали тренировки на тренажере ТДК космического корабля "Союз" и на тренажере российского сегмента международной космической станции. Очень много времени заняла подготовка к экспериментам, которые будут проводиться на борту станции. Какие-то из них мы делаем вместе, какие-то возлагаются на определенного члена экипажа. На каждого из нас выпадает около 50 исследований. К нам приезжали постановщики экспериментов — специалисты из различных научных организаций, институтов, университетов, с заводов, привозили оборудование точно такое же, какое будет у нас на станции. Все "вживую": мы тренируемся на Земле, отрабатываем те же действия, которые предстоит выполнить на борту, причем, без заминки. Суть исследований заключается в том, чтобы выяснить, как влияют условия космического полета на тот или иной организм, вещество и так далее. Эксперимент может длиться от 10 минут до нескольких суток, даже месяцев. Особенного внимания и точности требуют эксперименты, над которыми мы работаем в онлайн-режиме вместе с постановщиками на Земле. Нужно точно рассчитать время: ты начинаешь исследования в космосе, и ровно в это же время специалисты приступают к такому же исследованию на Земле. Главное, чтобы начало и окончание на Земле и в космосе совпали. По возвращении экипажа ученые сопоставляют "земные" результаты с "космическими".

— Вы — в шаге от исполнения своей мечты. А какие были первые шаги к ней? Расскажите, пожалуйста, о начале подготовки, о том, как вы решили стать космонавтом.

— В 70-е годы, когда я родился и рос, космонавтика была на пике популярности. Когда я впервые задумался, как мне стать космонавтом, то понял: сначала необходимо стать профессиональным летчиком-испытателем. Первый набор космонавтов, "гагаринский", состоял из истребителей, и я решил последовать их примеру. Мне казалось, что космонавтами в основном становятся выходцы из военных летчиков, поэтому я наметил себе первую цель — стать летчиком и шаг за шагом шел к ней. Следил за своим здоровьем, старался учиться как можно лучше в школе, занимался спортом. Естественно, вредные привычки, такие как курение, алкоголь и наркотики, мне были не известны.

Когда мне исполнилось 15 лет, я пошел в авиационный клуб ДОСААФ в Севастополе — городе, где я родился. В этом клубе мальчишки учились летать на спортивных самолетах с 15 лет. Когда тебе исполнилось 16, то, по существующим законам, ты уже мог летать сам. Это было очень интересно! Вот и вышло, что сначала я "получил права" на управление самолетом, а права на вождение автомашины — только в 18 лет (смеется). Освоение неба началось с первого прыжка с парашютом, потом мы начали летать. Может, не сразу все у меня стало получаться, но за 2 года в клубе я так сильно втянулся, что понял: дальнейшую жизнь свяжу с небом. Может быть, не очень-то верилось, что я действительно стану космонавтом, что я буду одним из тех, кого берут в отряд, но по крайней мере мне верилось, что я смогу стать летчиком. Авиация меня очень сильно затянула. Хотя я родился в морском городе в семье моряка-подводника, и все, кто меня окружал, были связаны с морем, меня привлекало не море, а небо. Все из моей школы, из моего района шли в моряки, а я, единственный, пошел в летчики!

Я довольно неплохо отучился в школе и без особых затруднений поступил в Черниговское летное училище. Время моей учебы в нем пришлось на перестройку. Когда делили Советский Союз, многое стало меняться. Произошли изменения и в существующей армии, и чтобы продолжать летать, мне надо было перевестись для дальнейшего обучения в Россию. После трех лет учебы в Чернигове я перевелся в Качинское летное училище в Волгограде и окончил его два года спустя. Так как я окончил училище с отличием, мне было предложено без экзаменов поступать в Военно-воздушную инженерную академию имени профессора Жуковского в Москве, на специальность "проектирование и испытание летательных аппаратов", где бы я мог получить теоретические и практические навыки, чтобы в будущем стать летчиком-испытателем. Это было очень интересное обучение! Мы не только получили прекрасное военное образование, но еще и развивались как летчики-истребители. У нас была летная практика в Краснодарском крае, в станице Кущевской. Мы летали на современной технике, истребителях МиГ-29, в летние периоды после 1-го и 2-го курса. А когда я уже после академии пришел в полк, оказалось, что некоторые мои однокашники по училищу за несколько лет не смогли сделать ни одного полета, видимо, из-за проблем с керосином — его просто не было. В те времена все сокращали…

В полку я прослужил несколько месяцев. Потом он был расформирован, а я попал в Кубинку, в Центр показа авиационной техники, в эскадрилью подготовки пилотажных кадров. В этой эскадрилье готовят молодежь, которая дальше идет в пилотажную группу — либо в "Стрижи", либо в "Русские витязи". В центре я пролетал 5 лет, вышел на хороший уровень, стал военным летчиком-инструктором 2-го класса, учил летать других.

А когда мне исполнилось 30 лет, я понял, что пришел момент осуществить свою давнюю мечту — стать космонавтом. Тогда, как и сейчас, при поступлении в отряд космонавтов существовал возрастной ценз. Максимальный возраст, когда можно было начать отбор в отряд, составлял как раз около 30 лет. У меня отбор занял год или полтора от силы, это немного, и я прошел в 13-й набор ЦПК. Это было в 2003 году, 8 лет назад. Сначала я обучался 2 года в группе общей космической подготовки, потом уехал в Хьюстон представителем Центра подготовки космонавтов в НАСА. Затем вернулся из Хьюстона и, когда был в отпуске, мне сказали, что я назначен в дублирующий экипаж! Я шел к своему полету быстро, семимильными шагами. Два раза дублировал основные экипажи, а сейчас являюсь командиром космического корабля "Союз"…

— Так получилось, что старт несколько раз переносился. Это как-то отразилось на вашей подготовке?

— Буквально накануне аварии с грузовиком, из-за которой наш старт стал откладываться, мы успели сдать все экзамены, успешно пройти комплексные экзаменационные тренировки, медицинский контроль, подготовиться по научным экспериментам. Мы уже готовы были вылететь на Байконур, чтобы через пару недель "стартануть" в космос. Когда же наш старт был перенесен, мы вошли в режим поддержания навыков. Духом не упали.

— Вы летите в составе международного экипажа. Расскажите, пожалуйста, о ваших товарищах, коллегах, друзьях. Какие они?

— Начну с Анатолия. Мы познакомились, когда пришли в отряд. Мы из одного набора, и эти 8 лет прошли вместе, бок о бок. Анатолий — очень умный человек, порядочный офицер, хороший военный летчик. Он летал, по-моему, более чем на 5 типах самолетов — МиГ-29, Су-27 и других. Как и я, летать он начал еще в школе, в космос шел через авиацию, и, как и я, не может без неба.

Наш американский коллега, Дэниэл, старше и опытнее нас с Анатолием. За его плечами уже 2 полета, он совершил выход в открытый космос. Дэниэл — полковник, профессиональный вертолетчик, служил в береговой охране. У него, по-моему, более 300 спасательных вылетов. Он порядочный человек и профессионал. Дэниэл обладает чувством юмора, а еще он хорошо играет на гитаре, в компании с ним весело. Иногда не чувствуешь, что он американец, а ты русский. Мы как-то с ним говорили о том, что всего 15 лет назад было тяжело представить, что мы, два полковника (один из России, другой из Америки), можем сидеть рядом, дружески разговаривать, пить чай или петь песни под гитару.

В общем, с экипажем мне повезло! Я считаю, что мы являемся одним из самых сильных экипажей, которые находятся на подготовке. Я уверен, что наш полет пройдет гладко — конечно, не без трудностей, но все преодолимо. Когда вернемся на Землю, мы будем так же здороваться друг с другом и улыбаться, не вспоминая о невзгодах.

— Надеемся, их все-таки не будет! Скажите, а были в вашей совместной подготовке какие-нибудь веселые, забавные случаи, о которых по возвращении на Землю можно будет вспомнить, посмеяться при встрече?

— У нас всегда все весело проходит! Мы стараемся не зацикливаться на неудачах или ошибках и обязательно все превращаем в шутку. Даже если что-то не получается, мы понимаем: идет процесс обучения и тренировки. Бывает, кто-то ошибается, и тогда главное — разобрать ошибку, чтобы ее уже не повторять.

— Интересно, а следует ли ваш экипаж каким-нибудь традициям — "общекосмическим", которые чтят все космонавты, или, может быть, собственным приметам экипажа?

— Собственных примет у нас нет. Я бы не сказал, что мы суеверные люди: ни я, ни Анатолий, ни Дэниэл. Что касается всех традиций, которые существуют еще со времен зарождения пилотируемой космонавтики, то мы стараемся их придерживаться. Есть традиции основного экипажа, есть традиции дублирующего экипажа. Когда мы были дублерами у Александра Самокутяева и Андрея Борисенко, мы следовали традициям, в том числе и наш американский коллега. К примеру, в день старта Александра и Андрея батюшка окроплял экипаж святой водой на дорогу, читал молитвы, говорил напутственные слова. Батюшка окропил святой водой и нас. Потом мы шли, по лицу Дэниэла стекала святая вода, и он был так счастлив (хотя он и не православный, но тоже следует принятым в космонавтике традициям).

— Как здорово, что в экипаже есть такое единство!

— Да! По традиции, перед отъездом на Байконур мы едем отдохнуть на 5 дней в какой-нибудь подмосковный санаторий и перед этим обязательно заезжаем в Сергиев Посад, в лавру. Прикладываемся к мощам Сергия Радонежского и других святых, и наши иностранные коллеги ходят с нами, стоят на службе. Приятно, что они с уважением относятся к православию.

— Вы просите коллег, которые уже побывали в космосе, немножко рассказать о том, как "там"? Может быть, они дают вам советы, как быстрее приспособиться к новой обстановке, или раскрывают секреты обустройства быта на МКС? Есть такое?

— Да. Так всегда было. Во время подготовки, если слышишь, что недавно вернувшийся космонавт рассказывает о своем полете, стараешься все запомнить. В нашей ситуации получается так, что пересменка, которая будет у нас и Сергея Волкова, займет всего 5 дней. За 5 дней рассказать, что где лежит на станции, которая по площади, как футбольное поле, очень трудно! Сложнее всего с запанельным пространством, ну, скажем так, "шкафами", которых на МКС множество. Даже в специальной базе данных невозможно отразить расположение всех предметов.

Как я уже сказал, по сравнению с другими экипажами у нас будет очень мало времени на пересменку, и поэтому сейчас мы активно консультируемся и с космонавтами, которые только-только прилетели, и с теми, кто уже имеет большой опыт полетов. Федор Юрчихин встречается с нами почти каждую неделю по нескольку раз, чтобы рассказать о станции. Александр Калери приносит свои фотографии и видеозаписи, которые помогают понять, как вести "домашнее хозяйство" в космосе. Сергей Волков снял пояснительный фильм о станции и "сбросил" на Землю. Учебники и занятия — это основа, но практические подсказки, которые дают опытные люди, — бесценны. Шаг за шагом коллеги объясняют, где что лежит, ведь в жизни все не так, как в учебниках и инструкциях. Многое уже поменялось. Что-то космонавты меняли специально под себя — для удобства. Мы консультируемся с коллегами по разным бытовым вопросам: как приготовить себе пищу, как заниматься спортом на тренажерах, как после этого привести себя в порядок, как следить за станцией — это ведь дом, как на Земле, только мы там одни, помощников по хозяйству у нас нет. Опыт слетавших космонавтов нам просто необходим.

— Вы готовились к полету в течение 8 лет. Интересно, а семья космонавтов тоже как-то особо готовится к полету? Есть ли у нее своего рода "космическая подготовка"?

— Да, семья тоже по-своему готовится к космическому полету и очень меня поддерживает! Конечно, близкие переживают, и чем меньше дней остается до старта, тем сильнее чувствуется нервозность. Жена понимает, что ей придется полгода быть одной и решать какие-то вопросы самостоятельно — пусть с помощью родных и друзей, но все-таки без меня. Детям попроще, они погружены в учебу: ходят в садик и в школу. Им интересно, как это, когда твой папа летит в космос. Для них полет — что-то вроде командировки. Я из командировок всегда привожу домой что-нибудь сладкое — вот, наверное, и в этот раз они будут ждать, что из космоса я тоже привезу гостинцы!

— Будете проверять уроки с орбиты?

— Да, я думаю, уроки надо проверять! (Смеется.) Хотя дома я их проверяю не каждый день. Время от времени старшая дочь, Кристина, просит ей помочь с заданиями или проверить уже сделанные. Я знаю, что космонавты уделяют проверке уроков детей достаточно времени даже во время полета. Могут в обед позвонить, узнать, что задано, к вечеру попытаются решить сами, а потом отправят задачку на Землю, чтобы сравнить результат. Да, есть такое, это успокаивает, расслабляет космонавтов на станции. Это своего рода релаксация. Так космонавт не чувствует себя оторванным от Земли и от родных. Получается, что проверка уроков — хорошая психологическая поддержка для космонавтов!

— Когда представится возможность позвонить на Землю из космоса, наверное, первый звонок будет семье.

— Да, конечно.

— А второй?

— Думаю, я позвоню родителям, которые тоже очень переживают за меня, а дальше — не знаю. Как пойдет! Может, придется кому-то позвонить по делу, например в ЦУП, что-то спросить.

— Как мы уже говорили, ваша мечта вот-вот исполнится. Не могли бы вы сказать несколько слов для тех, кто мечтает о космосе, и вообще всем тем, у кого уже есть мечта и кто хочет ее исполнить.

— Чтобы добиться своей мечты и стать космонавтом, надо очень серьезно работать над собой. Успех — это хорошая учеба, это здоровье, и нельзя сказать, что нужно только что-то одно. Нужно все, в комплексе, причем и знания, и здоровье должны быть на высоком уровне. Надо заниматься спортом, не курить, не пить, наркотиками не баловаться. Главное — поставить перед собой цель и наметить к ней путь. Не обязательно становиться, как я, военным летчиком. Можно пойти в гражданскую авиацию, можно стать профессиональным инженером, врачом, ученым, потом отработать три года в космической отрасли и тогда подавать заявление в отряд космонавтов. Обязательно нужно иметь еще два качества, без которых не получится реализовать ни одну мечту, не только в космосе, — это трудолюбие и упорство. В принципе, если все, о чем я говорил, есть, то исполнение мечты стать космонавтом вполне реально. Я сужу по своему опыту, по тому, что имею за плечами сам. Кроме того, я вижу, как сейчас отбираются ребята. После меня было уже два набора. Чтобы стать космонавтом, не надо быть олимпийским чемпионом или семи пядей во лбу. В отряд идут обычные ребята с хорошим здоровьем и качественными знаниями. Повторюсь: и знания, и здоровье должны быть на высоком уровне.

В РОДНОМ СЕВАСТОПОЛЕ

Антон Шкаплеров родился 20 февраля 1972 года в самой обычной, как принято говорить в таких случаях, севастопольской семье. Мама, Тамара Викторовна, работала на почте, отец, Николай Иванович — мичман, подводник. Спустя шесть лет после рождения Антона в семье Шкаплеровых родилась дочка. Именно Антон, как сегодня вспоминает его сестра, настоял на том, чтобы родители дали ей имя Елена. Накануне старта космического экипажа Елена Шкаплерова дала эксклюзивное интервью "Славе Севастополя", и мы можем сегодня рассказать нашим читателям некоторые подробности о первом космонавте-севастопольце.

— Елена, каким вы помните своего брата в детстве?

— Антон очень хотел сестренку, и когда я родилась, по-честному возился со мной. Он всегда был очень надежным, с малых лет. Родители практически всегда на работе, поэтому Антон мне заменял всех. Я помню, как, идя на уступки, он играл со мной в дочки-матери, решал мои личные проблемы, по-своему воспитывал.

— Это как?

— Он с детства был внутренне ответственным, организованным. Вероятно, этого же ожидал и от меня. "Ты почему посуду не помыла? Почему задержалась в школе?" Я, конечно, иногда капризничала, бывала даже инициатором ссор. Нажалуюсь родителям, как младшенькая, а с него спрашивают.

— Чем Антон увлекался в детстве? Какую школу окончил?

— Брат окончил нашу, балаклавскую школу N 30. Учился хорошо. Увлекался шахматами, боксом, какими-то еще боевыми видами спорта. Кроме того, он выпускник хореографического ансамбля "Радость" при ДК в Балаклаве. Был солистом, прекрасно танцевал. В нашем семейном альбоме сохранилось много фотографий, где запечатлен Антон вместе с другими ребятами из ансамбля.

— Елена, вы помните тот момент, когда Антон "загорелся" космосом?

— Так он еще в детсадовском возрасте всем объявил: "Я буду космонавтом!" Как водится, взрослые при этом мило улыбались — это же так естественно для ребенка, особенно того времени. Но шли годы, и на вопрос: Кем ты хочешь быть?, уже повзрослевший Антон неизменно отвечал: "Космонавтом". В старших классах он узнал, что для осуществления своей мечты надо бы для начала стать хотя бы летчиком. Брат записался в ДОСААФ, прыгнул с парашютом, начал летать на Як-52. Так, шаг за шагом он все выше и выше поднимался в небо. Вы прочтите, что на концертной программке выпускного концерта (а это 1988 год) написали ему в качестве пожеланий друзья из ансамбля "Радость": "Будущему космонавту от друга Саши…", "Будущему летчику-испытателю Антону Шкаплерову", "Антоше Шкаплерову, будущему летчику, известному всему Союзу…" И ведь он действительно стал известным на весь, пусть и бывший, Союз!

— А "возрастные" особенности, трудный подростковый возраст и все такое…

— Этого не было. Антон всегда был веселым, общительным, компанейским парнем. Но он никогда не курил и уж тем более не выпивал.

— Но постоять за себя мог?

— Вы знаете, Антон всегда как-то умел развести конфликтную ситуацию, не доводя дела до драки. Ведь характер проявляется не у того, кто больше всего кричит да кулаками машет. По поводу "постоять за себя" приведу такой пример. Антон, стремясь иметь хорошие результаты для поступления в летное училище, тем не менее не нашел понимания у школьного преподавателя химии. Учитель, по его мнению, выставляла ему заниженную оценку, а не ту, которую, как он считал, заслуживал. В выпускном классе он отказался экзаменоваться у этого преподавателя. Было много шума. Созвали педсовет. В результате Антону пришлось сдавать экзамен не одному учителю, а целой комиссии. И он сделал это!

— Это действительно красноречивый пример, смелый поступок.

— Отстаивать свою позицию, делать непростой выбор Антону приходилось не раз. Годы учебы в летном училище пришлись на перестройку. Был момент (его помнят многие военные люди), когда предлагалось переприсягать, ведь страна распалась на разные суверенные государства. Я помню, Антон позвонил отцу, спросил: "Папа, что делать?" Отец сказал: "Ты уже принимал присягу?" — "Да". — "Ну какие еще могут быть вопросы?" Антон забрал документы и перевелся в другое училище, в Россию. Но и там служить было нелегко. В начале 90-х армия подвергалась жесткой критике, была в каком-то смысле деморализована. Многие тогда не захотели продолжать тянуть армейскую лямку, уходили в запас, в бизнес. Но Антон продолжал идти навстречу своей мечте, невзирая ни на какие, в том числе материальные, трудности. Слава Богу, его всегда понимала и поддерживала семья. С женой Татьяной они вместе 17 лет, у них растут две замечательные дочери.

— Сегодня Антон Шкаплеров не просто член вашей семьи. Он теперь НАШ Антон! Севастополь ликует и гордится своим сыном! В нашем городе в разные годы побывало немало космонавтов. Здесь они гостили, проходили специальную подготовку перед космическим полетом. Но никогда так высоко, так близко к Солнцу не поднимался ни один мальчишка, выросший на севастопольской земле. Теперь, когда Антон выполняет свою нелегкую работу на космической орбите, он кажется всем нам родным, близким и дорогим человеком.

АНТОН! ПОСМОТРИ В ИЛЛЮМИНАТОР КОСМИЧЕСКОГО КОРАБЛЯ! МЫ ЗДЕСЬ! МЫ С ТОБОЙ ДУШОЙ И СЕРДЦЕМ! МЫ ЛЮБИМ ТЕБЯ И ЖДЕМ. УДАЧНОГО ПОЛЕТА! ДО ВСТРЕЧИ НА ЗЕМЛЕ!

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

(Для подготовки материала частично использованы информация фото пресс-службы "Роскосмоса", фото из домашнего архива семьи Шкаплеровых. Редакция газеты "Слава Севастополя" выражает отдельную благодарность за тесное сотрудничество Владимиру Васильевичу Ковгану).

* * *

УЧИТЕЛЬНИЦА ПЕРВАЯ МОЯ

В Балаклаве, на улице Новикова, живет первая учительница космонавта — И.М. Богданова. В беседе с корреспондентом "Славы Севастополя" она рассказала, что Антон Шкаплеров преуспевал в математике. Ирина Михайловна бережно хранит альбом с фотографиями своих воспитанников. На них мы видим юного Антона в составе детской агитбригады, в кругу одноклассников, на встрече с ветеранами Великой Отечественной.

На промежуточном выпуске, после окончания восьмого класса, Антон Шкаплеров и его товарищи оставили в альбоме первой учительницы свои автографы. Будущий космонавт, в частности, написал: "В тот замечательный день, я уверен, вам не пришлось и не придется краснеть за нас. Сколько сил вы вложили в нас, сделав настоящими людьми. Через… лет мы придем к вам, чтобы вы еще раз убедились в том, что мы вас любим и будем любить всю жизнь. 7 июня 1987 года".

Со времени этой записи в альбоме минула почти четверть века. Немало, но сколько событий вместили эти годы!

В минувшую пятницу, сказала Ирина Михайловна, в Казахстан, на Байконур, мы воспользовались надежной аказией, чтобы передать земляку фотографии любимых учителей космонавта — У.В. Устиновой, И.В. Макаровой, А.А. Чербаджи, коллективную фотографию нынешних учащихся класса Ирины Михайловны. В руках они держат буквы слов "Счастливого полета", две эмблемы родной школы. В телефонном разговоре с Ириной Михайловной космонавт обещал взять эмблемы школы в космос.

— Одна из них будет возвращена в Балаклаву. Она займет видное место в школьном музее "Часовые Родины".

В школе объявлен конкурс на лучший рисунок об освоении космоса под девизом "Пусть сбываются мечты".

Ирина Михайловна сообщила, что юный Антон всегда говорил, что станет космонавтом. Он не только говорил, но и с детства делал все, чтобы осуществить свою мечту.

А. КАЛЬКО.

Другие статьи этого номера