«Эпидемии ВИЧ не видно, но это не означает, что проблемы не существует»

ВЫЙДЯ ЗА ПРЕДЕЛЫ ГРУПП РИСКА, ВИРУС ПОРАЖАЕТ ОБЫЧНЫХ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ ПРОДОЛЖАЮТ ЖИТЬ ПОЛНОЦЕННОЙ ЖИЗНЬЮ, ПЕРЕДАВАЯ, В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ, ВИЧ ОКРУЖАЮЩИМ. СРЕДИ ИНФИЦИРОВАННЫХ СЕВАСТОПОЛЬЦЕВ ЕСТЬ КАК ШКОЛЬНИКИ, ТАК И УЖЕ ИМЕЮЩИЕ ВЗРОСЛЫХ ВНУКОВ ПЕНСИОНЕРЫ.
1 декабря мировое сообщество отмечает Всемирный день борьбы со СПИДом. Об эпидемии этой инфекции, охватившей нашу страну, говорилось и говорится много, но изменить ситуацию к лучшему, увы, не удается. На протяжении многих лет Севастополь входит в пятерку лидеров по распространению ВИЧ-инфекции. Какова ситуация в нашем городе на сегодняшний день, мы попросили рассказать врача-эпидемиолога городского СПИД-центра Наталью Яковлевну АРКАДОВУ.

— Начнем с того, что это эпидемия, которую просто не видно, — говорит Наталья Яковлевна. — Если анализировать статистические данные, то проблемы этой как бы и нет. Потому что в ДТП погибает практически столько же людей, сколько умирает от СПИДа. Но сравнивать эти данные неправильно. Потому что все случаи ДТП учтены, их показывают по телевидению, мы сопереживаем семьям погибших, оказываем им помощь. А случаи смерти от СПИДа учтены далеко не все, где-то в 25%. Даже из числа людей, у которых был установлен прижизненный диагноз ВИЧ, причиной смерти не всегда выставляется СПИД. В каких-то случаях сам пациент хотел это скрыть, а в каких-то огласки не хотят родственники умершего.

Конечно, не всегда люди с диагнозом ВИЧ умирают от СПИДа. Они могут погибнуть от цирроза печени, в ДТП. И очень сложно бороться с этой эпидемией, что-то планировать именно потому, что она скрытая, ее не видно, и практически никто из затронутых ВИЧ не хочет огласки.

— В данном случае людей понять можно: когда в семье есть нарко- или алкозависимый — это большое горе. А если он к тому же оказывается и ВИЧ-инфицированным, то это уже настоящая трагедия.

— Это действительно так. Недавно у меня была беседа с матерью пациента: интеллигентная женщина, по профессии врач, для себя решала непростой вопрос, хочет она, чтобы ее потребляющий наркотики сын жил или нет… Это на самом деле трагично, но этого, кроме нас, никто не видит и не слышит. Еще один пример из жизни: у пары молодых людей должна была состояться свадьба. Но они забрали заявление, так как у жениха оказался ВИЧ. Невеста утверждает, что любит этого человека, но решила подождать со свадьбой, чтобы разобраться в своих чувствах. Она понимает, что в подобной ситуации (заразиться ВИЧ) может оказаться каждый. И все же разделить все тяготы со своим любимым пока не готова.

— Как часто вам приходится сообщать пациентам неутешительную для них новость?

— В среднем за год первичный диагноз ВИЧ ставится 220-250 севастопольцам, из которых около 40 — это дети, рожденные ВИЧ-позитивными матерями. С начала 2011 года у нас в официальную статистику включено уже 176 взрослых. Конечно, рост заболеваемости ВИЧ-инфекцией идет, но идет он, к счастью, пока еще в арифметической прогрессии (за пять лет увеличился в два раза). В настоящее время основная группа риска — это люди в возрасте 30-40 лет, среди которых регистрируются 5 инфицированных на сто человек (пять лет назад было 2,5).

Основные пути передачи ВИЧ — это половой и через инъекционные наркотики. В последнее время увеличилось число случаев передачи инфекции через гомосексуальные связи. С начала года у нас проверились уже шесть человек, имевшие гомосексуальные контакты. У двоих из них диагноз ВИЧ подтвердился, результаты остальных станут известны на днях.

Ситуация напряженная: если по всей Украине было 410 ВИЧ-инфицированных гомосексуалистов, то у нас — 17 таких пациентов. И это очень много. Часто они не называют ни своей фамилии, ни имени, ни своих партнеров. Узнав о диагнозе, просто исчезают, не приходят обследоваться. И нет гарантии того, что они не будут распространять инфекцию дальше.

В этом году из 176 севастопольцев с впервые поставленным диагнозом ВИЧ 60 человек заразились половым путем. Причем в этой группе есть люди старше 50 лет, а также супруги с многолетним семейным стажем, имеющие детей и внуков. Как правило, носителями ВИЧ здесь являются мужья. И связано это с супружеской неверностью.

— То есть мужчины чаще сталкиваются с ВИЧ, чем женщины?

— Когда основным путем передачи ВИЧ был инъекционный, среди инфицированных было больше мужчин, так как они более склонны к потреблению инъекционных наркотиков. С ростом передачи ВИЧ половым путем число инфицированных женщин увеличилось, хотя мужчины все равно преобладают. Они берут количеством, у них, как правило, больше половых партнеров, поэтому и заражаются чаще. Хотя от этой беды не застрахован никто. В этом году, например, ВИЧ был выявлен у двух девочек 1994 года рождения, когда они проходили обследование по беременности.

По сути, наши сведения о наличии эмидемии зависят от того, как мы обследуем население. Прекратим обследовать людей — и сведения о заболеваемости ВИЧ пропадут из нашей статистики начисто, хотя люди будут по-прежнему заражаться, болеть, и смертность от СПИДа будет возрастать… В настоящее время из рекомендованных МОЗ 19 тысяч человек, входящих в группу риска (без учета доноров и беременных), у нас обследуется всего лишь около трех тысяч. А ведь в первую очередь надо обследовать группу людей в возрасте 30-40 лет, среди которых больше всего инфицированных ВИЧ.

— Как это можно сделать?

— Расширить сеть анонимных кабинетов, где любой человек может пройти обследование. У нас ведь как многие рассуждают? ВИЧ — это болезнь асоциальных элементов, и у меня его просто не может быть. Но это неверно! В этом году мы провели следующий эксперимент. На территории первой горбольницы разместили передвижную лабораторию для экспресс-тестирования, которая принадлежит одной из общественных организаций. Сообщили об этом во все отделения, но никто не захотел проверить свой статус.

Пришел лишь один пациент травматологического отделения, с которым я говорила лично. Сначала он отказался, так как не видел в этом необходимости (восемь лет состоит в браке, жене не изменяет, наркотики не употребляет). Но когда я спросила, был ли у него контакт с кровью неизвестного ему человека (например, оказывал ли он помощь попавшим в ДТП, получал ли травмы в результате драки, нападения — это ведь тоже рискованные ситуации, при которых можно заразиться ВИЧ, и они бывают у многих мужчин), он пошел и проверился.

В условиях эпидемии ВИЧ каждому желательно знать свой статус. К сожалению, структуры, которые отслеживают развитие эпидемии в стране, не могут определить, в какой мы стадии находимся: или же Украина сейчас в концентрированной стадии, когда поражены люди из групп риска (потребители инъекционных наркотиков, "работники" секс-бизнеса и т.д.), или же уже в генерализованной, когда ВИЧ вышел за пределы групп риска. В Севастополе ситуация вообще сложная. Так, по темпам роста эпидемии ВИЧ/СПИД в рейтинге среди регионов Украины по результатам прошлого года мы вышли на второе место. А из первой пятерки лидеров не выходим на протяжении уже многих лет.

— И что же делать, чтобы не заразиться?

— Прежде всего каждому из нас необходимо контролировать свое поведение. Потому что когда заражение произошло, можно говорить уже только о лечении. Опасно, когда люди часто меняют половых партнеров, имеют гомосексуальные контакты. Поэтому когда образуется пара, необходимо подумать о возможности наличия заболевания у партнера. Как правило, сейчас у нас люди сходятся по принципу: а попробуем пожить вместе. Не получится — разойдемся. И нередко случается так, что кто-то после этого получает "в награду" ВИЧ и несет инфекцию дальше. Потом болезнь выявляется случайно, когда, обратившись, к примеру, в кожвендиспансер с какими-то кожными проявлениями (по поводу той же чесотки или опоясывающего лишая), человек по настоянию лечащих его врачей проходит обследование на ВИЧ…

— Если в жизни человека были случаи рискованного поведения, куда он может обратиться, чтобы узнать свой ВИЧ-статус?

— Обращаться можно в центр по борьбе и профилактике ВИЧ/СПИД, который находится на территории городской инфекционной больницы (ул. Коммунистическая, 40).

Продолжение темы

"ЕСЛИ БЫ ДИАГНОЗ СТАВИЛСЯ СВОЕВРЕМЕННО, ТО И ПРОБЛЕМ БЫЛО БЫ МЕНЬШЕ…"

В декабре 2009 года при Севастопольском городском центре СПИДа был создан центр мониторинга и оценки (МиО) противодействия распространению эпидемии ВИЧ в нашем городе. Руководит им врач стационарного отделения центра по борьбе и профилактике ВИЧ/СПИД Е.А.ПОСТРИГАНЬ.

— В Севастополе работает координационный совет по противодействию распространению эпидемии ВИЧ/СПИД, в состав которого входят представители СМИ, учреждений образования, горздрава, главврачи больниц, директора неправительственных организаций, которые занимаются непосредственно ВИЧ-сервисом, — говорит Елена Александровна. — Наш центр мониторинга сотрудничает со всеми: учитывает, сколько классных часов было проведено в школах на тему предотвращения распространения ВИЧ/СПИД, в каких школах есть материалы по проведению бесед по формированию у детей навыков здорового образа жизни, есть ли обученные специалисты; сколько шприцев было роздано неправительственными организациями; сколько ВИЧ-инфицированных получили лечение в тубдиспансере и т.д. К каждой организации и ведомству у нас свои вопросы. Эти данные мы собираем в течение года, после чего проводим оценку, пишем аналитический отчет и выставляем его на сайте СГГА.

— Какие выводы можно сделать за время существования центра?

— Работают те, кто находится на переднем фронте. Обученных специалистов в тех же школах не хватает, как, кстати, и подсобных материалов (дисков, плакатов). Осталось только то, что было наработано неправительственными организациями благодаря международным проектам, которые поставляли сюда и средства, и материалы. По сути, все упирается в финансирование.

У нас уже много лет ситуация держится в статусе концентрированной эпидемии. В Севастополе ежегодно выявляется порядка 200-250 человек с ВИЧ. Но это не потому, что севастопольцы не болеют, а потому что мы недовыявляем опять же из-за недостатка средств и недообследования групп риска. В итоге получается, что инфицированные выявляются случайно: перед проведением операций или когда возникают проблемы со здоровьем, а это уже далеко зашедшая стадия. И если бы диагноз ставился своевременно, на ранней стадии заболевания, то и проблем у всех было бы меньше.

Другие статьи этого номера